Памяти ГАИ


Автомобиль стал ярким символом технического прогресса ХХ века. Вместе с развитием транспорта складывался моторизованный образ жизни. Эта ветвь урбанистической культуры пробивала дорогу через конфликт с традиционным менталитетом.

Большую роль в становлении ценностных стандартов участников движения сыграла Государственная автомобильная инспекция. Два года назад всенародно отпраздновали ее шестидесятилетие, а недавно отправили на пенсию.

Сегодня уместно вспомнить день рождения автомобильной службы. Поэтому мы публикуем страницу из книги Анатолия Ильина “Каинова печать: доцент, матрос и другие в котле сибирской индустрии”, победившей на конкурсе, посвященном 370-летию Красноярска.

Памяти ГАИ

1. Инспекция.

Массовое производство отечественных автомобилей наладили в конце 20-х годов. В 30-е годы за всеми российскими дорогами приглядывало Центральное управление шоссейных, грунтовых дорог и автомобильного транспорта (Цудотранс).

Летом 1936 года в Красноярске участились наезды автомобилей на пешеходов. Днем 16 июня совершенно пьяный водитель Яценко сбил двух девочек, игравших на тихой улочке в слободе им. Третьего Интернационала. Девочки оказались в больнице с серьезными травмами.

Утром 22 июня пешеходы Арбузов и Киреева попали под грузовик напротив парка культуры и отдыха имени Горького. Водитель Кириллов бросил машину и трусливо убежал с места происшествия, но к вечеру его случайно задержала милиция.

Единственного сына Татьяны и Михаила Ивановых задавили на улице Ленина. Через три месяца следователи установили, что автомашина принадлежала Красмашу, а за рулем сидел пьяный водитель Косович. Милицейские работники забыли взять с него подписку о невыезде. Он спокойно уволился и скрылся в неизвестном направлении.

Районные отделы милиции не справлялись с таким числом дорожных происшествий. По городу уже бегали 137 легковых и 735 грузовых автомобилей и постовые не могли за ними угнаться. Коммунальный транспорт состоял из 9 автобусов, которые перевозили за день около 3 тыс. пассажиров. Личных автомобилей практически не было. Мотоциклы у горожан водились, но их не подсчитывали.

В июле 1936 года СНК СССР утвердил положение о Государственной автомобильной инспекции. ГАИ подчинили Главному управлению рабоче–крестьянской милиции НКВД и поручили бороться с авариями и хищническим использованием транспорта.

Новая служба надеялась сократить дорожные происшествия. Для этого решили строго наказывать злостных нарушителей, усилить контроль за техническим состоянием машин и уровнем знаний водителей.

Однако власти придавали больше значения фискальным функциям. ГАИ поручили регистрировать автотранспорт, разрабатывать нормы расхода горюче–смазочных материалов и резины, рассчитывать коэффициенты использования машин и величину их годового пробега.

Принадлежность к НКВД позволяла автомобильным инспекторам обследовать любые организации и гаражи, кроме военных. Им разрешили самостоятельно штрафовать водителей на сумму 100–300 рублей и лишать их водительских прав.

Между тем, инспектору ГАИ было нелегко разыскать беглого нарушителя. Владельцы автотранспорта сами делали себе номерные знаки. Поэтому номера сильно отличались друг от друга цветом и размером, а часто и вовсе отсутствовали. Поэтому в августе 1936 года президиум крайисполкома поручил местной ГАИ подготовить стандартные номерные знаки. Как всегда обмен номеров решили провести за счет владельцев автотранспорта.

Осенью 1936 года горожан возмутило очередное транспортное происшествие. Вечером 12 ноября по центральной улице промчалась легковая машина с сумасшедшей скоростью 50 км в час. Автомобиль занесло на гололеде и бросило на пешеходов Бирина и Данилова. Водитель погасил фары и скрылся, а Бирин вскоре скончался в больничном покое.

Новым инспекторам ГАИ не удалось отличиться в этом деле. Через две недели сотрудники угрозыска обнаружили беглую легковушку в гараже крайисполкома. Выяснилось, что за рулем был пьяный водитель Третьяков, который решил покатать собутыльников – работника управления железной дороги Можанова и студента–дипломника Новосибирского института инженеров транспорта Евтихова. Они между собой сговорились все отрицать, но сознались под тяжестью улик.

В начале января 1937 года состоялся громкий процесс водителя Третьякова. Краевой суд разоблачил убийцу и определил ему 10 лет тюрьмы. Можанов помогал укрыть следы преступления и получил за это год принудительных работ по месту службы. Студента Евтихова оправдали, но сообщили о его малодушном поведении в институт.

Затем дорожные трагедии специально обсудили на заседании бюро крайкома. Партийные чиновники решили устроить еще два показательных суда над убийцами техника Крайсвязи Голдина и девочки Оли Хаймович. Виновников загодя приговорили к высшей мере наказания, не дожидаясь судебного разбирательства.

Но для расстрела еще требовалась санкция Москвы. Поэтому партийцы разработали план массовой кампании. Газетчикам поручили опубликовать требование смертной казни от имени "общественных организаций". Других направили обследовать казенные гаражи. Третий взялся провести городское собрание шоферов.

Но к осени 1937 года аварии с человеческими жертвами не сократились. К тому времени проблемами безопасности движения занималась уже новые администраторы. Крайкомовцы решили организовать специальный отдел уличного движения и ассигновать на мероприятия 75 тыс. рублей. Газетчикам поручили опубликовать единые правила и грозное постановление об усилении ответственности хозяев ведомственного транспорта.

Кампания по усилению безопасности движения затронула пешеходов. На центральных перекрестках города впервые развесили указатели переходов. Скорость движения транспорта ограничили 30-ю км в час и выставили милицейских регулировщиков. Но горожане игнорировали непривычные им знаки, переходили дорогу, где придется или бродили гурьбой прямо по проезжей части.

Патриархальный менталитет нехотя отступал на тротуары. Многих буквально оскорбляли правила, которые посягали на их свободу передвижения. На глазах журналиста Кублицкого молодые люди заключили пари. Самый отчаянный взялся дважды перебежать дорогу в присутствии милиционера, но на обратном пути он попался и был оштрафован.

2. Шоферы.

Большинство водителей тоже были в первом поколении, с не устоявшимися профессиональными и этическими нормами. Ценности урбанистической культуры закрепляются только в третьем поколении. В 30-е годы подавляющее большинство шоферов совсем недавно впервые сели за руль автомобиля.

Проводя массовые кампании, партийные чиновники напрасно рассчитывали на сознательность водителей и их начальства. Дефицит автотранспорта породил новый социальный тип "колымщика". В декабре 1935 года исключили из партии водителя Базана. Он систематически пьянствовал на деньги, которые брал с "левых" грузов и пассажиров.

Широко гуляли начальник Злобинской нефтебазы Ром вместе с парторгом Аносовым. Они катались на казенных автомобилях, рассчитываясь с водителями краденым бензином, который затем списывали в утечку.

Один чем-то обиженный водитель Красмашстроя даже выказал социальный протест. Он в пьяном виде перебил все портреты вождей партии и правительства, вывешенные перед заводоуправлением.

Подготовка водителей входила в обязанности ГАИ, но реально этим занимался Осавиахим с призывной молодежью. Весной 1936 года знаменитый полярный летчик Лапидевский посоветовал молодежи изучать автодело из патриотических соображений. Призыв “сталинского сокола” опубликовала "Правда" и началось массовое молодежное движение.

В комитет комсомола Красноярского ПВРЗ за одну неделю принесли более 100 заявлений. Но в первую группу курсантов попали только 25 человек. Студенты Лесотехнического института записывались целыми группами. Дирекция нашла машины, инструкторов и начала обучение сразу 100 человек.

Молодежь скорее привлекали социальные мотивы и образы популярных киногероев Николая Крючкова и Любови Орловой, чем реальная потребность в получении прав на управление транспортом. Большинству из них не пришлось водить личных или казенных автомобилей.

Недавно президент Борис Ельцин подписал указ о реформировании ГАИ. С 1 июля уже действует положение “О Государственной инспекции безопасности дорожного движения МВД РФ”. Люди надеются, что автодорожные инспекторы перестанут быть хищными врагами и, по примеру своих зарубежных коллег, станут добрыми помощниками всем порядочным водителям.

Анатолий Ильин
Памяти ГАИ //
Сегодняшняя газета. 1998. 30 июля. С.7.


На главную страницу

Красноярское общество «Мемориал» НЕ включено в реестр общественных организаций «иностранных агентов». Однако, поскольку наша организация входит в структуру Международного общества «Мемориал», которое включено в данный реестр, то мы в соответствии с новыми требованиями российского законодательства вынуждены маркировать нашу продукцию текстом следующего содержания:
«Материалы (информация) произведены, распространены и (или) направлены учредителем, членом, участником, руководителем некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, или лицом, входящим в состав органа такой некоммерческой организации».
Отметим также, что Международный Мемориал не согласен с этим решением Минюста РФ, и оспаривает его в суде.