Места отбывания лагерных сроков заключёнными, арестованными в ХАО в 30-40 гг.


Предлагаемый неполный обзор мест заключения (только концлагерей и ИТЛ, срочные тюрьмы здесь не рассматриваются), куда могли попадать заключённые, арестованные в Хакасии, основан на материалах Красноярского отделения Российского общества "Мемориал". Здесь мы рассматриваем по преимуществу "первичные" места заключения, т.е. лагеря, где выгружались этапы, приходившие из следственных тюрем.

В 30-40 гг. всех арестованных в Хакасии везли на "следствие", как правило, в Минусинскую тюрьму. Только из самых северных районов (Шарыповский и Саралинский) арестованные попадали в Ачинскую тюрьму, однако не все. Случаи отправки арестованных из этих районов в Ачинск отмечаются в 1-м квартале 1938 г. У нас нет данных о таких случаях ни по 1937 году, ни по более ранним периодам.

Однако не исключено, что арестованных железнодорожников отправляли в Ачинск и в другие периоды, и, возможно, также из более южных районов ХАО.

Отправка арестованных из Хакасии в Красноярскую тюрьму происходила, видимо, только в особых случаях. Нам такие случаи известны исключительно в отношении тех арестованных, которых НКВД решило "оформлять" на выездную сессию Военной коллегии Верховного суда СССР. Таких выездных сессий в Красноярске было три: в апреле и октябре 1937 г. и в июле 1938 г.

Поэтому основное внимание мы посвятим этапам в лагеря из Минусинской тюрьмы, в необходимых случаях дополняя информацию об этапах сведениями по Ачинску.

Первая (после окончания т.н. гражданской войны) массовая волна арестов в ХАО начала подниматься в конце 1929 г. (ноябрь-декабрь) и пошла на убыль только во второй половине 1931 г. В этот период все известные нам этапы осуждённых из Минусинской тюрьмы шли в одном направлении: в Марраспред (СИБЛОН/Сиблаг). То же самое можно сказать и об Ачинской тюрьме, с одной лишь оговоркой, что часть заключённых попадала из этой тюрьмы непосредственно в Ачинское л/о Сиблага ОГПУ. Такие случаи зафиксированы нами по маю-июню 1930 г.

Таким образом, в этот период первичным местом заключения оказывался Сиблаг. Позднее многие заключённые из Сиблага попали в Белбалтлаг и Дмитлаг. Этапы в Белбалтлаг из Сиблага датируются февралём-мартом 1932 г., причём они шли и из лаготделений, дислоцированных вдоль Транссибирской магистрали, и из Кузбасса. Датировка этапа или этапов в Дмитлаг нам неизвестна, но очевидно, что она должна быть связана с датой открытия Дмитлага (сентябрь 1932 г.). Ориентировочно это может быть 4-й квартал 1932 г.

Один из этапов в Сиблаг из Минусинской тюрьмы датируется августом 1931 г. Возможно, он был хронологически связан с этапом туда же из Ачинской тюрьмы, отправленным 3 августа. Самый ранний зафиксированный нами этап из Ачинской тюрьмы в Марраспред был отправлен 18 ноября 1929 г.

Завершая рассмотрение периода 1929-1931 гг., необходимо сделать следующую оговорку. Нами зафиксирован случай отправки из Минусинска в Абанскую с/х колонию (местного подчинения) в декабре 1930 или январе 1931 г. Очевидно, что этот этап не мог быть крупным, т.к. сама Абанская колония была очень невелика (не более нескольких сот заключённых).

Следующая крупная волна арестов пришлась на 1933 г. Учитывая масштабы арестов в Берёзовском, Назаровском, Ужурском районах ЗСК весной 1933 г., нельзя исключить, что в этот период могли попасть в Ачинскую тюрьму и арестованные из северных районов Хакасии (хотя у нас нет таких данных). Мы считаем необходимым указать на эту возможность, так как судьба этого "набора" имела одну важную особенность. В апреле 1933 г. целый состав с арестованными (но ещё не осуждёнными) из Ачинской тюрьмы был отправлен в Томскую тюрьму, где часть узников в конце апреля была расстреляна, а остальным дали сроки: 10 и 5 лет. 10-летники попали в Бамлаг. Сведений о 5-летниках у нас нет. Известно только, что их в Бамлаг не отправили.

Примерно в середине 1933 г. был отправлен этап в Бамлаг и из Минусинской тюрьмы. К сожалению, мы не располагаем более точной датировкой. Позднее, в декабре 1933 г. или даже в начале января 1934 г., из Минусинска был отправлен другой этап, тоже на восток. Его выгрузили в Дальлаге, однако не исключено, что какая-то часть этого этапа была выгружена раньше, т.е. в Бамлаге.

Следующий известный нам этап из Минусинской тюрьмы, в конце 1936 г., тоже был отправлен в Бамлаг, а именно, в низовья Амура. После "разукрупнения" Бамлага (в 1938 г.) эта его часть преобразовалась в Нижамурлаг.

Перейдём к периоду Большого Террора. К сожалению, у нас пока недостаточно информации по этапам 1937 года. Насколько мы можем судить по отрывочным данным, первыми этапами в период БТ, и из Ачинска, и из Минусинска, были этапы середины октября 1937 г. - снова в Бамлаг. Туда же пошёл следующий этап из Ачинской тюрьмы в середине декабря 1937 г. (видимо, 12 декабря). К сожалению, у нас нет данных по соответствующему этапу из Минусинска, и можно лишь предполагать, что и он был отправлен в Бамлаг.

Добавим здесь два замечания по поводу Бамлага. После его "разукрупнения" основная часть заключённых оказалась в Нижамурлаге (см. выше), Амурлаге, Бурлаге (Буреинский ИТЛ), Бирлаге (Бирский ИТЛ). В 1939-1940 гг. из этих лагерей были отправлены большие этапы в Коми АССР (в основном в Печлаг и Севжелдорлаг), а также на Каспий, в т.ч. в Астрахань и в Азербайджан.

Последующие этапы установлены вполне надёжно. Примерно 1 марта 1938 г. из Минусинска был отправлен этап в Севураллаг, выгруженный в Тавде 12 марта (Востокураллага тогда не было, он выделился в 1942 г.). Одновременно из Ачинска отправили этап в Усольлаг (а из Красноярска - в Вятлаг). Могло ли случиться, что по дороге эти составы частично переформировали, перемешав этапы? "Отклонения" в рамках минусинского этапа нами не зафиксированы, но некоторые заключённые из Ачинской тюрьмы попали в Вятлаг. Возможно, один вагон из ачинского этапа прицепили к красноярскому, или просто догрузили красноярский эшелон в Ачинске.

Следующий этап - из всех пяти тюрем Красноярского края - оказался этапом в СВИТЛ, на Колыму. Он был отправлен в конце мая или в начале июня 1938 г. (по некоторым сведениям, 10 июня). Этап из Минусинской тюрьмы грузили в вагоны в Абакане. Следует иметь в виду, что часть (скорее, небольшую) этих этапов могли выгрузить и по дороге, - в Бамлаге или даже в Тайшете.

И, наконец, последний из этапов, связанных с периодом Большого Террора, сентябрьский этап 1938 г., впервые оказался этапом в пределах края. Его отправили в Норильлаг как из Минусинской, так и из Ачинской, Енисейской и Красноярской тюрем. К концу сентября 1938 г. весь этап был выгружен в Дудинке.

Следует учитывать, что в 1937-1938 гг. заключённых женщин в некоторых случаях отправляли в Карлаг. Видимо, это был сборный этап (или этапы). В колымском этапе женщины тоже были, в том числе довольно немолодые.

По периоду БТ осталось добавить немногое. В конце 1937 и/или в начале 1938 г. имели место случаи отправки заключённых на ст. Кача (Качинская промколония УИТЛК УНКВД Красноярского края, к западу от Красноярска), и из Ачинской, и из Минусинской тюрем (как и из Красноярской). В основном речь идёт о стариках или инвалидах, так как Качинская ИТК выполняла роль инвалидного лагеря. Заключённых отправляли на Качу из Минусинской тюрьмы и годом позднее, в конце 1938 г.

Этапы 1939-1940 годов были невелики, и данных о них мало. В эти годы из Минусинской тюрьмы заключённых отправляли в Норильлаг, в СВИТЛ (т.е. на Колыму), но точными датировками мы пока не располагаем. К тому же здесь уже не идёт речь о массовых этапных потоках. На рубеже 1939 и 1940 годов зафиксирован также случай отправки из Минусинской тюрьмы в Севжелдорлаг, в Коми АССР.

В 1941-1945 гг. заключённых из тюрем обычно отправляли в ближние лагеря. Из Минусинской тюрьмы очень многие заключённые (вероятно, большинство) попали в этот период в Черногорский лагерь (позднее спецлагерь). Часть отправили в Красноярск, в лагеря местного подчинения. Не исключено, что летом-осенью 1941 г. заключённых могли отправлять также в Норильлаг. Из Ачинской тюрьмы такой этап был, но по Минусинской у нас нет сведений.

С другой стороны, во второй половине 1941 г. заключённых женщин опять стали отправлять в Карлаг.

Сведениями об этапах из Минусинской тюрьмы во второй половине 40-х гг. и в начале 50-х гг. мы, к сожалению, не располагаем.

В.С.Биргер, Красноярск, Общество "Мемориал", 18.12.2000 г.


На главную страницу

Красноярское общество «Мемориал» НЕ включено в реестр общественных организаций «иностранных агентов». Однако, поскольку наша организация входит в структуру Международного общества «Мемориал», которое включено в данный реестр, то мы в соответствии с новыми требованиями российского законодательства вынуждены маркировать нашу продукцию текстом следующего содержания:
«Материалы (информация) произведены, распространены и (или) направлены учредителем, членом, участником, руководителем некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, или лицом, входящим в состав органа такой некоммерческой организации».
Отметим также, что Международный Мемориал не согласен с этим решением Минюста РФ, и оспаривает его в суде.