В.К.Гавриленко. Казнь прокурора. Документальное повествование


Георгий Гусаров

Георгий Лаврентьевич Гусаров был исключен из партии одновременно с Жировым. Хмарин запомнил и это бюро, и то, как его задел Гусаров. Следователь Мурзаев обвинил Гусарова в том, что он вел контрреволюционную деятельность по реставрации капитализма и свержению политического строя. Прочитав постановление, в ответ на предложение следователя подписать документ Гусаров ответил:

— Большей глупости я не читал за всю жизнь. Может, потрудитесь мне объяснить, как я, с 1915 по 1923 год служивший в армии, в том числе шесть лет в РККА, и работавший на пропагандистской работе в партии на разных руководящих должностях, мог позволить себе такую глупость, о которой вы написали в своем постановлении? Представьте хоть один факт, подтверждающий то, что я делом или словом навредил революции или народу? Вы что, лишились рассудка все поголовно? Я уже говорил вашему Хмарину, что история разберется, кто занимается вредительством и террористической деятельностью. И с вами разберется, следователь Мурзаев. Прошу запомнить это, если вы даже расстреляете меня по вашим дурацким постановлениям.

После серии допросов Мурзаев доложил о поведении Гусарова Хмарину, на что тот сказал:

— Да, это будет крепкий орешек. Но ты не отчаивайся, продолжай колоть, может, даст трещину.

В течение всего июля и августа Мурзаев несколько раз принимался «колоть» Гусарова, но каждый раз терпел поражение, так как Гусаров не только отрицал существование собственной контрреволюционной деятельности, но и обвинял в ней самого Мурзаева, предсказывая ему суровую расплату.

5 сентября 1937 года Мурзаев не выдержал и написал постановление: «Обвиняемый Гусаров Г.Л. на допросах ведет себя крайне вызывающе и систематически проводит тактику издевательства над следствием, помимо этого наносит оскорбления существующему строю, а поэтому, руководствуясь Инструкцией (тут он не указал ни даты, ни номера), НКВД постановил:

обвиняемому Гусарову Г.Л. определить наказание — заключение в карцер сроком на 10 суток и лишить передачи и прогулок.

Подпись».

Гусаров с удовольствием подписал этот документ, который свидетельствовал о бессилии следователя. Гусаров был единственным из членов бюро, кому Хмарин организовал очную ставку с Сизых. Но и на очной ставке моральная победа осталась за Гусаровым. Он не постеснялся сказать в глаза своему бывшему шефу, который вытащил его из Прокопьевска в Хакасию и сделал заведующим отделом агитации и пропаганды, что тот напрасно наговорил на себя и наговаривает на других. Сказал, что он знает Сизых по работе в Бийске с 1923 года, но никогда не замечал его контрреволюционной деятельности. Сизых сидел на очной ставке как побитый и не мог поднять глаз на Гусарова.

Гусаров погиб 17 июля в Красноярске. Он сохранил свою честь, потому что на основании его показаний ни один человек не был оклеветан. Он так и не дождался вызова в суд. Вместо этого судья записал в протоколе, что был проведен весь процесс (за десять минут), написан и оглашен приговор, предварительно были представлены показания шести свидетелей на 75 печатных листах.

Но выдержать все физические и моральные пытки, не очернив безвинных людей, могли далеко не все. Не будем строги, осуждая сломленных людей. Нужно было обладать поистине колоссальной волей и мужеством, чтобы, пройдя через пытки и издевательства следователей, не подписать приготовленные ими показания в обмен на предоставление дешевых тюремных льгот, щемящее душу обещание сохранить жизнь, свидание с матерью или женой.


Оглавление Предыдущая Следующая

На главную страницу