Борис Иванов. Плата за платину


Прими напутствие, читатель!

У каждого человека — своя биография. Есть она и у каждого завода. И так же, как у людей, в ней присутствуют радость свершившихся достижений и горечь трагических событий. В значительной степени это свойственно таким уникальным заводам, как по своей истории, так и по применяемым технологиям, каким является Красноярский завод цветных металлов. Если бы его история писалась в прежние годы, то она была бы изложена по хорошо обкатанному стандарту: начало строительства, первая плавка, передовики производства, торжественные митинги и собрания. И так далее. И все это действительно было, происходило. Но это была бы полуправда, которая, как известно, бывает хуже лжи. Автор предложенной тебе, читатель, книги попробовал в меру имеющихся в настоящее время возможностей написать действительную, уже состоявшуюся историю Красноярского завода цветных металлов. Думаю, что эта попытка ему удалась.

Возможность получения обогащенных металлами платиновой группы шламов при электролизе на Норильском комбинате предопределила создание завода по их переработке с получением благородных металлов высокой чистоты. Норильский комбинат строился и эксплуатировался в системе ГУЛАГа. В этой же системе возник и Красноярский завод цветных металлов. Принцип комплектования обоих производств научно-техническими кадрами, специалистами высокого класса был одинаков: их отбирали из числа находившихся в заключении выдающихся ученых и производственников. И как трудно представить становление Норильского комбината, скажем, без металлурга профессора Николая Михайловича Федоровского и геолога Николая Николаевича Урванцева, так и создание аналитической службы и технологий получения благородных металлов на аффинажном заводе неразрывно связано с именами Ивана Яковлевича Башилова, Рудольфа Людвиговича Мюллера и многих других. Пройдя арест, следствие, неправый суд и лагеря, они сохранили свое человеческое достоинство и потребность в творческой работе. Попав на завод, они сразу задали такой высокий уровень научно-технических разработок, что он сохранился и по сей день. Из недавних деревенских школьниц, направленных на завод по мобилизации, они сделали первоклассных специалистов. Училось у них и руководство завода, цехов, отделов, лабораторий. Их доброе, достойное отношение к коллегам, творческий подход и ответственность при выполнении научно-исследовательских работ вспоминают все, кому приходилось с ними трудиться.

Камень памяти жертв политических репрессий, г.КрасноярскИх, как сейчас бы сказали, аура сохранилась в подразделениях завода. Мне приходилось разговаривать с людьми, работающими в его цехах, и они это подтверждают. В лаборатории до сих пор хранятся рабочие журналы Ивана Яковлевича Башилова, его конспекты и собранная им библиотека...

Автор книги, по сути, провел исследовательскую работу, изучив ранее недоступные документы, ознакомившись с воспоминаниями ветеранов и получив информацию от людей, в разное время возглавлявших завод. В ней достаточно полно показаны прошлое, настоящее и перспективы завода.

Надеюсь, что книга будет интересна как тем, кто работает на «Красцветмете» в настоящее время, так и ветеранам завода, а также всем, кто неравнодушен к истории.

Владимир Сиротинин,
председатель Красноярского общества
«Мемориал»


В начало След.глава

На главную страницу

Красноярское общество «Мемориал» НЕ включено в реестр общественных организаций «иностранных агентов». Однако, поскольку наша организация входит в структуру Международного общества «Мемориал», которое включено в данный реестр, то мы в соответствии с новыми требованиями российского законодательства вынуждены маркировать нашу продукцию текстом следующего содержания:
«Материалы (информация) произведены, распространены и (или) направлены учредителем, членом, участником, руководителем некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, или лицом, входящим в состав органа такой некоммерческой организации».
Отметим также, что Международный Мемориал не согласен с этим решением Минюста РФ, и оспаривает его в суде.