"Агенты иностранных разведок"


В освещении советской прессой, в том числе и нашей, краевой, жизни и деятельности Владимира Михайловича Крутовского, видного представителя красноярской интеллигенции, одного из организаторов здравоохранения в Енисейской губернии, было несколько "приливов" и "отливов". Сначала о нем писали в благожелательном тоне, не забывали, что он когда-то преследовался царской администрацией за свои народнические взгляды, непременно упоминали поездку в одном вагоне с В.И.Лениным, следовавшим в сибирскую ссылку, дальнейшие встречи и беседы с ним в Красноярске, теплое участие в судьбе будущего вождя Октябрьской революции.

Потом В.М.Крутовский неожиданно впал в немилость. Ему поставили в вину такие факты его биографии, как назначение после февральской революции 1917 года Временным буржуазным правительством комиссаром по Енисейской губернии и кратковременное пребывание на посту министра внутренних дел "Временного сибирского правительства". Ну, а коли так, то он, конечно, "контрреволюционер", занимает "антисоветские позиции" и даже - "проникнутый ненавистью к Советам рабочих, крестьянских и солдатских депутатов, к большевикам, эсерствующий кадет и кадетствующий эсер, рьяный областник".

Примерно такие же "приливы" и "отливы" прошлись по жизни и деятельности брата - Всеволода Михайловича Крутовского, известного в Красноярске научного работника, страстного пропагандиста садоводства.

Теперь, в наши дни, наблюдается новый "прилив". Появились публикации, раскрывающие подвижническую деятельность братьев Крутовских на поприще культуры, просветительства, здравоохранения, науки. Наиболее заметна в этом ряду статья Л.Бродневой и Н.Лалетиной "Красноярск - город интеллигентный" ("Красноярский рабочий", 2 марта 1991 года).

Да, теперь всем известно, что Владимир Михайлович Крутовский был весьма разносторонней личностью - врач, общественный и политический деятель, садовод, журналист, редактор ряда газет и журналов. Он был одним из учредителей и наиболее деятельных членов Общества врачей Енисейской губернии, инициатором открытия первой городской бесплатной лечебницы для бедных и хирургического барака. С его именем связано и открытие первой в Сибири фельдшерско-акушерской школы, в которой он был преподавателем и директором.

Особая страница в биографии В.М.Крутовского - знакомство с В.И.Суриковым. В своем письме великий художник писал 23 сентября 1909 года: "Вчера Крутовские, Кузнецовы и я с Леной ездили к ним на дачи на Енисей. Осенний убор чудный. Солнце сияло. Написал два этюда "На Енисее..." Владимир Михайлович был также знаком с писателем Короленко, который подарил ему свой портрет, писанный маслом, с дарственной надписью. Долгие годы они находились в дружеской переписке. Сохранились ли эти письма и другие материалы его архива - неизвестно…

Что ж, остается завершить описание жизненного пути Владимира Михайловича и Всеволода Михайловича Крутовских, рассказав о том чудовищном обвинении, которое им было предъявлено и которое не могло не обернуться для обоих трагическими последствиями.

Не раз встречаются фамилии братьев Крутовских в уголовном "Деле", заведенном на В.П.Косованова, известного профессора, ученого-энциклопедиста, расстрелянного как "врага народа" в 1938 году. В обвинительном заключении сказано, что в июне 1937 года в Красноярске был "вскрыт и ликвидирован эсеро-белогвардейский заговор, руководимый краевым центром в составе: Косованова, Клячина, Красикова, Крутовского (старшего - К.П.), Рахлецкого. Данный центр заговора был связан с японо-германскими разведывательными организациями и РОВСоМ, по заданию последних проводил к/р работу по созданию шпионских террористических диверсионных групп и повстанческих ячеек на территории Красноярского края".

Еще один документ касается непосредственно Крутовских. Из него явствует: Крутовский Владимир Михайлович, 1856 г. рождения, уроженец г.Красноярска, русский, гражданин СССР, из дворян, до ареста работал врачом водной амбулатории, арестован 5 июля 1938 г.

Крутовский Всеволод Михайлович, 1864 г. рождения, уроженец г.Красноярска, из дворян, гражданин СССР, русский, до ареста работал научным сотрудником опытно-земельной станции, арестован 22 августа 1938 г.

Далее утверждается: "Из имеющихся в деле материалов видно, что Крутовские Владимир Михайлович и Всеволод Михайлович арестованы УНКВД Красноярского края как участники фашистской повстанческо-террористической организации. В предъявленном обвинении Владимир и Всеволод Крутовские виновными себя признали".

А потом следуют "факты": "проводили антисоветскую работу", организовывали "тайные собрания в Красноярском медицинском техникуме и в театре им.А.С.Пушкина", на которых обсуждались "формы и методы борьбы против Советской власти". Этим не ограничились и создали нелегальную организацию, в которую вошли бывшие "областники", эсеры, меньшевики и другие антисоветские элементы.

На одном из допросов, 26 августа 1938 года, старший Крутовский "признал", что главный штаб эсеро-белогвардейского заговора находится в Новосибирске, в него входили такие-то (следует перечень имен), а в Красноярске и Иркутске созданы окружные штабы заговора.

И, наконец, самое главное обвинение - в шпионской деятельности. Оказывается, Крутовский Владимир Михайлович являлся агентом целых пяти (!) иностранных разведок. А именно: Японии, Германии, Америки, Франции и Польши. По их заданию и занимался сбором различных сведений шпионского характера и передавал их кому надо.

Он же, Владимир Михайлович, завербовал в свою группу своего младшего брата, Всеволода, который в ходе допросов признался (на суде он отверг все обвинения в свой адрес), что тоже является агентом иностранных разведок, только не пяти, а трех - Франции, аж с 1893 года, Англии, с 1904 года, и Японии, с 1923 года. Когда он был завербован? Очень просто - во время пребывания в Париже и Лондоне. Ну, а японским шпионом он уже стал по настоянию брата.

Следователей, которые вели дело по обвинению братьев Крутовских, нисколько не смущало отсутствие подлинных фактов, свидетельств, документов. Ведь в те времена "царицей доказательств" было личное признание обвиняемых. Ну, а как добыть эти "признания" - следователей учить было не надо.

Таким образом, судьба братьев была предрешена.

Однако, уже в декабре 1938 года дело по обвинению Крутовского-старшего было прекращено в связи с его смертью, о чем свидетельствует подшитый акт: 9 декабря 1938 г. в крайбольницу ОМЗ НКВД поступил на излечение заключенный Крутовский Владимир Михайлович, 89 лет (здесь явная описка. Очевидно, следователи не точно указали как год его рождения, так и возраст при поступлении в тюремную больницу - К.П.). Поступил по поводу паралича на почве кровоизлияния, и умер 9 декабря от слабости сердечной деятельности.

Акт подписали начальник больницы Корытин и палатная фельдшерица Сидорова.

9 марта 1940 года постановлением прокуратуры СиБВО дело по обвинению Крутовского Всеволода Михайловича было прекращено "за недостаточностью предъявленного обвинения".

Дочь Владимира Михайловича Елена Владимировна Крутовская в свое время предприняла немало попыток по реабилитации отца. Об этом можно узнать из ее неопубликованных воспоминаний:

"Я решила ехать в Москву, к самому Сталину. Я знала, что в Москве проживает престарелый коммунист Феликс Кон, некогда бывший в ссылке в Сибири. Бывал он и в Красноярске и не раз посещал нас на конце улицы Гостинской (ныне ул.К.Маркса - К.П.) в нашем доме. С отцом они были даже в приятельских отношениях. Отыскав по справке квартиру Кона, я пришла к нему и изложила мою просьбу.

По приезде в Красноярск узнала, что за мной уже приходили из НКВД, и я поспешила туда. Прием был на удивление предупредительным во всех отношениях. Прежде всего мне объяснили, что за подписью Сталина получен ответ на мое прошение, в котором говорится о том, что Владимир Михайлович освобождается из тюрьмы, с него снимается всякое обвинение, конфискованное имущество (дача) возвращается и никаких преследований семейству Крутовских не чинить".

Однако, "высочайшая" милость запоздала: престарелый доктор Крутовский скончался в тюрьме 82-х лет от роду. 


На главную страницу      Назад        Вперед

Красноярское общество «Мемориал» НЕ включено в реестр общественных организаций «иностранных агентов». Однако, поскольку наша организация входит в структуру Международного общества «Мемориал», которое включено в данный реестр, то мы в соответствии с новыми требованиями российского законодательства вынуждены маркировать нашу продукцию текстом следующего содержания:
«Материалы (информация) произведены, распространены и (или) направлены учредителем, членом, участником, руководителем некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, или лицом, входящим в состав органа такой некоммерческой организации».
Отметим также, что Международный Мемориал не согласен с этим решением Минюста РФ, и оспаривает его в суде.