Норильская Голгофа

В.П. Лабецкая. Вслед за мужем


Муж Валентины Павловны, Викентий Фадеевич Лабецкий (Wincenty Labecki, syn Tadeusza, 1910-1985), родился в Николаевке — одном из старых районов Красноярска. Он работал на ПВРЗ (паровозером, завод) мастером по пуску паровозов в сборочном цехе, на участке автотормозов. Он был увлеченным столбистом и занимался скалолазанием. Именно на Столбах он познакомился с Валентиной Павловной. После свадьбы она переехала к нему, на проспект Мира (тогда Сталина), 105. Сама же она работала в Краевом земельном управлении (КрайЗУ).

В это время в КрайЗУ аресты следовали за арестами. В 1937 г. был арестован начальник КрайЗУЛютин. В этом же году были арестованы братья Хмельницкие, оба агрономы, тоже работавшие в КрайЗУ.

По сообщению Леонида Лукича Хмельницкого, его отец Лука Иванович Хмельницкий (1883-1945, украинец) был арестован в 1938 г., просидел 6 месяцев в тюрьме и был освобожден, но уже с помутившимся рассудком. Брат Луки Ивановича Даниил Иванович Хмельницкий (1885-1844) тоже был арестован в 1938 г. и освобожден из тюрьмы через 9 месяцев после ареста.

Еще один агроном из КрайЗУ, Александр Гужевский (р. около 1905 — ум. Около 1975), тоже был арестован и отсидел 2 или 3 года, а затем его освободили.

Всего в КрайЗУарестовали 27 человек.

То же самое творилось на железной дороге и ПВРЗ. 1.11.37 г. был арестован Иосиф Иосифович Рыбинский (1910-1938), белорус (а в НКВД его записали как поляка — см. письмо УМБР). Он работал бригадиром слесарей в паровозном депо. После его ареста семью в 24 часа выгнали из дома, а все вещи пропали. Жена с детьми уехала в Камарчагу (к родителям мужа). Оттуда она еще приезжала в город, пытаясь что-то узнать о муже, но ей сказали: “Не ходи, а то сама сядешь”.

Он был осужден постановлением тройки УНКВД КК от 4.01.38 г. по ст. 58-9, 10,11 и расстрелян в Красноярске 18.01.38 г. 17.11.58 г. он был посмертно реабилитирован Военным трибуналом СибВО (Новосибирск).

Дочь И.И. Рыбинского Нина Иосифовна Боровенко живет в Красноярсен

Начальник управления Красноярской жел. Дороги Яблонский был арестован в 1937 или даже 1936 г. В 1938 г. были арестованы Сигизмунд Извинский (Zygmunt Izwinski, р. около 1908), оба машинисты на железной дороге, поляки. Они жили в Николаевке. Вероятно, их расстреляли.

16.01.38 г. Викентий Фадеевич был арестован по доносу какого-то комсомольца и просидел 8 мес. В Красноярской тюрьме. Несмотря на избиения, он ничего не подписал и благодаря этому получил 10 лет по ст. 58-10 (пост ОСО от 15.06.38 г.).

Потом, после возвращения, он рассказывал, что (главный?) инженер ПВРЗ, который сидел с ним в одной камере, не выдержал пыток и вонзил себе в сердце где-то найденный гвоздь.

В сентябре 1938 г. к Валентине Павловне прибежал знакомый и сказал, что видел Викентия Фадеевича в огромном пешем этапе, растянувшемся от тюрьмы до речного вокзала. Узников отправляли на правый берег Енисея, в пересыльный лагерь на ст. Енисей. Жена нашла его на пересылке. Он перебросил жене записку, завернув в нее камень. Через 10-15 дней вместе с другими узниками его отправили в пароходном трюме в Норильск.

Согласно учетной карточки Норильлага (ф. № 2), В.Ф. Лабецкий “прибыл” туда 9.10.38 г. из Красноярской тюрьмы и сидел на 2-м лаготделении, а с 3.05.42 г. на 6-м л/о.

В 1940 году, летом, Валентина Павловна решилась поехать в Норильск. В мехмастерских Норильлага работал мастером железнодорожник из Красноярска Борис Шелованов, который тоже сидел по ст. 58 и знал Викентия Фадеевича. Он помог Валентине Павловне найти мужа. В Норильске все были поражены, как она отважилась и смогла сюда добраться.

Викентий Фадеевич написал жалобу на имя краевого прокурора и отдал жене. Узнав о ее приезде, многие узники тоже стали писать жалобы и передавать ей. Ей передали также большое количество писем, которые она привезла в Красноярск и отправила по адресам. Жалобы, в т.ч. жалобу мужа, она принесла к прокурору Абрамову. Прокурор разговаривал с ней сочувственно и взял все жалобы, но ничего конкретно не обещал.

В.Лабецкий (слева) и Т.Матонин. Норилиск, 1945 г.Видимо, жалоба, пусть и нескоро, но как-то подействовала, т.к. Викентий Фадеевич был освобожден из Норильлага 19.11.43 г. (по решению ОСО от 23.10.43 г.), но оставлен при лагере и работал экспедитором. Первое время он жил у своего друга, с которым вместе сидел, освобожденного несколько раньше и работавшего на стадионе. Это был Тимофей Матонин (р.ок.1910), который до ареста работал личным шофером начальника управления Красноярской железной дороги. Он отсидел 5 лет.

После войны оба они смогли вернуться в Красноярск. Когда Викентий Фадеевич появился на ПВРЗ, доносчик срочно уволился.

Викентий Фадеевич реабилитирован краевой прокуратурой лишь 27.12.89 г., уже посмертно.

22.09.92 г. Записал В.С. Биргер.

"Норильская голгофа". Издательством «Кларетианум», Красноярск, 2002.


На главную страницу

Красноярское общество «Мемориал» НЕ включено в реестр общественных организаций «иностранных агентов». Однако, поскольку наша организация входит в структуру Международного общества «Мемориал», которое включено в данный реестр, то мы в соответствии с новыми требованиями российского законодательства вынуждены маркировать нашу продукцию текстом следующего содержания:
«Материалы (информация) произведены, распространены и (или) направлены учредителем, членом, участником, руководителем некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, или лицом, входящим в состав органа такой некоммерческой организации».
Отметим также, что Международный Мемориал не согласен с этим решением Минюста РФ, и оспаривает его в суде.