Как разворачивалась коллективизация в Балахтинском районе в 1931 году


Сибирский край являлся важнейшим сельскохозяйственным районом, его роль в снабжении страны основными продовольственными продуктами была чрезвычайно велика. В 1928 году доля Сибирского края составляла в заготовках хлеба – 13,2%, масла – 47,8%, мяса – 26,1%.1 С 1 октября 1927 года по 1 января 1928 года заготовки хлеба в Сибири по сравнению с соответствующим периодом предыдущего года сократились на 16 млн. пудов.2

Для ликвидации прорыва в хлебозаготовках в середине января 1928 года в Сибирь выехал И.В.Сталин. Он потребовал применения чрезвычайных мер – привлечения кулаков, отказавшихся продавать хлеб по государственным ценам, к судебной ответственности по 107-й статье УК РСФСР. В Сибири повсеместно были проведены открытые судебные процессы над так называемыми «кулаками» и «спекулянтами» хлебом. С января по март 1928 года привлечено к судебной ответственности около 1000 человек с конфискацией 700 тысяч пудов хлеба, 78 мельниц, 88 амбаров и т.п. Кроме того было закрыто около 1,5 тыс. кожевенных заводов, принадлежащих крестьянам-предпринимателям.3

Массовую коллективизацию в Сибирском крае подготавливали еще и следующими мерами:

1. Усилением налогообложения крестьянских крепких хозяйств.
2. Распределением индивидуальных заданий по хлебозаготовкам, которые невозможно было выполнить.
3. На ограничение и выселение «кулачества» была направлена и политика землеустройства. При проведении землеустройства кулацкое землепользование было значительно сокращено.

В 1928-29 годах идет необыкновенно сильный прессинг партии на «деревенских активистов» – их посылают на курсы политической учебы, краевые и районные конференции. В районном музее истории п.Балахты и Балахтинского района есть много фотографий с таких пленумов. На них деревенские партии плохо одетые, плохо разбирающиеся в происходящем, но наученные на конференциях тому, что колхозы – это хорошо, а крепкий сибирский крестьянин – это плохо, – готовые разъехаться с этими мыслями по своим деревням. Особенное значение придавалось активизации комсомольских организаций и комсомольцев лично.

Так, одним из главных активистов раскулачивания, чьим именем подписаны протоколы особенно лютого 1931 года, был Назаров.

«Назаров Иван Михайлович (1906-1972). Трудовую деятельность начал в 1921 году рабочим кондитерской мастерской. В 1928 году избирается председателем сельскохозяйственного кредитного товарищества. В 1929 году – председатель Балахтинского райисполкома. В 1930-32 гг. – управляющий делами Восточно-Сибирского ВКП(б). В 1932-39 гг. начальник флота треста «Енисейзолото». В 1939-43 гг. – начальник Енисейского пароходства, затем зам. начальника Центрального управления деревянного судостроения, затем – начальник Западно-Сибирского пароходства. С 1947 г. до ухода на пенсию в 1970 г. – бессменный начальник Енисейского пароходства. Неоднократно избирался депутатом краевого Совета, депутатом верховного Совета РСФСР Y созыва. Награжден двумя орденами Ленина, орденами Трудового Красного Знамени, «Знаком Почета» и медалями. Основные произведения: «Были великой реки», «Дети шкипера Горячкина», «Король Карточного острова», «На Енисее-реке».4

15 декабря 1929 г. Сибкрайком ВКП(б) принял постановление «О темпах коллективизации Сибирского края», в котором наметил более ускоренные темпы коллективизации, чем предполагалось ранее. В 1929-30 годах ставилась задача вовлечь в колхозы около 30% сельского населения края. В зависимости от степени подготовленности и коллективизации были определены три группы районов. В первую группу входили зерновые округа, во вторую группу – округа зернового и животноводческого направлений. Остальные районы – Томский, Ачинский, Хакасский и другие – были отнесены к третьей группе. Здесь коллективизация должна была в основном закончиться к 1 октябрю 1933 года.5 Сибирь была отнесена Центральным Комитетом по темпам строительства колхозов ко второй очереди, где коллективизацию предполагалось закончить осенью 1931-весной 1932 годов. Основная масса колхозов в Балахтинском районе была создана в 1928-1931 годах – то есть даже раньше, чем это было запланировано.

В 1929 году в районе было создано 13 колхозов: «Новая деревня» (Федосово); «Красное знамя» (Парилово); «КИМ» (Марьясово); «Красная звезда» (Курбатово); «1 Мая» (Малая Тумна); «Культура» (Еловка); «Память Ленина» (Грузенка); «Страна Советов» (Таловая); «Ульяновск» (Пашенка).6
В 1930 году к уже существующим колхозам добавились еще шесть: «1 Мая» (Большое Лопатино); «13-ый Май» (Ключи); «Путь к социализму» (Живоначиха); «Знамя труда» (Гладкий Мыс); «Имени Калинина» (Малые Сыры).7

По контрольным цифрам 1929-30 годов охват в районах коллективизацией был таков: Балахтинский – 84,3% Новоселовский – 98,9%

В Уярском, Партизанском, Сухобузимском районах этот показатель был от 58 до 72%, то есть Балахтинский район по темпам коллективизации был на втором месте в округе, превысив на 6,8% директивную инструкцию, данную Сибполеводсоюзом для округов сплошной коллективизации.8 («На земле Балахтинской». С.78).

30 января 1930 года было принято постановление Политбюро ЦК «О мероприятиях по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации». На основе указаний Политбюро ЦК Сибрайкома ВКП(б) 2 февраля 1930 года принял постановление, в котором указывалось, что «экспроприации подлежат все кулацкие хозяйства данного села или района, перешедшего к сплошной коллективизации, то есть Сибрайком еще ужесточил само по себе жестокое постановление центральной власти. В этом же постановлении от 2 февраля 1930 года Сибрайком выдвинул задачу завершения коллективизации уже в весеннюю страду 1930 года. По данным Сибрайисполкома к апрелю 1930 года экспроприации подверглось около 52 тыс. «кулаков», т.е. 3,4% всех крестьянских хозяйств. К первой категории было отнесено и репрессировано около 10 тысяч «кулаков»: выселено в отдаленные районы «кулаков» второй категории 16025 семей, остальные «кулаки» были отнесены к третьей категории, их расселили в пределах округов прежнего жительства.

Декабрьский пленум ЦК ВКП(б) 1930 года поставил задачу на 1931 год завершить в основном коллективизацию в районах первой группы, в районах второй группы, туда относилась и Сибирь, коллективизировать не менее 50% крестьянских хозяйств. Эти наметки в Сибири были значительно превышены. Число коллективизированных хозяйств за год выросло в 2,5-3 раза и достигло в Восточной Сибири – 56%. В 1931 году в Балахтинском районе было организовано еще 6 колхозов: «Имени Ворошилова» (Крюково); «Имени Буденного» (Кожаново); «Ответ интервентам» (Верхнекаляжиха); «Старатель» (Кызыкчуль); «Имени Крупской» (Кызылка); «Имени Пушкина» (Уртень).9

Кулаки в Балахтинском районе, как и везде, делились на три категории. К первой относилась «антисоветски настроенная кулацкая верхушка». По отношению к ним разрешалось применять строгие меры, вплоть до высшей степени наказания, заключения в тюрьму и т.п. Вторую категорию составляли «остальные элементы кулацкого актива, особенно из наиболее богатых кулаков». Они должны были выселяться в дальние районы страны. В третью категорию входили «кулаки, лояльно настроенные к Советской власти». Они подлежали расселению в районе на новых, отводимых им за пределами коллективных хозяйств участках. В постановлении разъяснялось, что экспроприации и выселению не подлежать семьи красноармейцев, командного состава РККА, бывших красных партизан.10 У нас есть пофамильные списки крестьян из всех пострадавших от раскулачивания деревень за период лета 1931 года. Это было время наиболее безжалостной расправы с крестьянами. Заседания «тройки» по выселению кулацких хозяйств проходили через каждые 12-14 дней. Протокол № 1 от 10-13 июня, протокол № 2 от 22 июня, протокол № 3 от 6 июля. За три дня с 10 по 13 июня было рассмотрено 190 дел. Из них из Балахты 31 дело. Постановили выслать 27 семей, 4 человека оставить на месте по стрости самих хозяев либо их родителей. В эти же дни с 10 по 13 июня было рассмотрено еще 150 дел, по 126 делам был сделан приговор: «Выслать». Особенно много семей было приговорено к высылке из старинных старожильческих сел, где было мало переселенцев, и уровень жизни был выше, чем в переселенческих деревнях. Из Курбатово выслано 18, из Парново и Даурска – по 8; из Тюльково – по 9 семей. По протоколу № 1 высылке подлежат 2 семьи из д.Грузенка, и одна семья из Красного Ключа, большинство жителей этой деревни были переселенцами из Белоруссии.11

Протокол № 2 от 22 июня 1931 года.12 Рассмотрено 45 дел. Из них решено оставить семь семей. Про четыре семьи сказано: «Восстановить из-за отсутствия объектов эксплуатации. Причина № 2 протокол № 17». Разъяснение таково: глава семьи из д.Трясучая оставлен в списках «лишенцев», крестьянин из д.Тойлук «высылке не подлежит ввиду преклонного возраста». В д.Грузенка не была подвергнута высылке семья красноармейца. О чем говорят эти факты? Жизнь крестьян в сибирской деревне проходит на виду у всех. И каждый знает многое про односельчан, его семью и хозяйство. Не верится, что сельсоветчик, подавая список на раскулачивание, не знал, что у семьи не было объекта эксплуатации, как сказано в протоколе № 17. Сторожил из Балахты Иван Иванович Покинсоха рассказывал, что в сельсовет приходила бумага с приказом выявить к означенному сроку определенное количество кулацких хозяйств. Не смея ослушаться, члены сельсовета «выявляли» уже не тех, кто имел зажиточное хозяйство, а тех, кто не был откровенно беден. Так, например, житель Балахты Зацепин Александр Григорьевич хорошо шил шубы, имел много заказов, за шитье ему достойно платили, к тому же имел лошадь, значит был богат и подлежал раскулачиванию.

По протоколу № 3 от 6 июля 1931 года общее количество высланных – человека.13 Опять на первом месте бывшие волостные центры, крупные старожильческие села: Балахта – 4 человека; Тюльково – 5 человек.

Завершилась коллективизация в районе созданием колхозом «Вторая пятилетка (Романовка, 1932 г.) и одноименного в Каменном Ключе (1934 г.). В Балахте было организовано два колхоза: «Авангард» и «Пахарь».14 Последний протокол № 4 от 7 июля 1931 года затронул судьбы 21 человека из семи деревень.15 Наибольшее количество высланных опять из Балахты – 12 человек. Итак, за неполный месяц с 10 июня по 7 июля было подвергнуто репрессиям 209 человек. Всего же, как свидетельствует список, из сел и деревень Балахтинского района за 1931 год было выслано 184 семьи, из Даурского района – 64 семьи, т.е. 248 семей, как правило, самых работящих, генетический фонд нации. «Большинство из выселенных погибли с голоду в Игарке или на Колыме».16

Как надо было мотаться членам «троек» по двум районам – Балахтинскому и Даурскому, чтобы за неполный месяц решить судьбу 248 семей.
К сожалению, нам ничего не известно о личностях членов «троек», об их судьбах, кроме И.Назарова. Пока архивы закрыты, и у нас нет полноты сведений, мы не можем судить о них объективно. Сделать свой субъективный вывод об их жестокости, неправильной и бесчеловечной линии поведения мы можем, но будет ли он стопроцентно верным?! Пока мы имеем очень мало сведений об описываемых событиях, полноты картины не восстановить.

___________________________________
1«История Сибири». – Ленинград, 1968. – Т.З. – С.234.
2Там же. С.234.
3Там же. С.234-235.
4Енисейский энциклопедический словарь. – Красноярск, 1990. – С.409-410.
5«История Сибири». – Ленинград, 1968. – Т.З. – С.330.
6«На земле Балахтинской». – Красноярск, 1998. – С.75.
7Там же. С.75.
8Там же. С.78.
9Там же. С.75.
10«История Сибири». – Ленинград, 1968. – Т.З. – С.333.
11БГРА. Ф.39. Оп.1. Д.З. Л.1.
12Там же. Л.2
13Там же. Л.З
14«На земле Балахтинской». – Красноярск, 1998. – С.76.
15БГРА. Ф.39. Оп.1а. Д.З. Л.4.
16«На земле Балахтинской». – Красноярск, 1998. – С.81.

А.Миллер, Н.Г.Лопатина

Люди и судьбы. XX век.
Тезисы докладов и сообщений научной конференции. Красноярск, 30 октября 2003 г.
Красноярск, 2003 г.


На главную страницу

Красноярское общество «Мемориал» НЕ включено в реестр общественных организаций «иностранных агентов». Однако, поскольку наша организация входит в структуру Международного общества «Мемориал», которое включено в данный реестр, то мы в соответствии с новыми требованиями российского законодательства вынуждены маркировать нашу продукцию текстом следующего содержания:
«Материалы (информация) произведены, распространены и (или) направлены учредителем, членом, участником, руководителем некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, или лицом, входящим в состав органа такой некоммерческой организации».
Отметим также, что Международный Мемориал не согласен с этим решением Минюста РФ, и оспаривает его в суде.