Немцы в Красноярском крае в 1950-х – начале 1970-х гг.: миграционные процессы


Изучению вопросов национальных депортаций в СССР было уделено много внимания в последние годы. Принудительные переселения 1930-1950-х надолго изменили жизнь не только отдельных людей, но и целых народов, а последствия этнической ссылки не преодолены до сих пор. В связи с этим, изучение истории «наказанных народов» после их реабилитации выглядит весьма актуальным. Процесс общественно-политической реабилитации был длительным для всех репрессированных народов, в том числе и для российских немцев.

Одним из последствий ликвидации режима спецпоселений стала миграционная активность бывших депортированных. Впервые за долгие годы их перемещения были не принудительными, а добровольными. В конце 1950 гг. многие из репрессированных народов получили право вернуться к прежним местам расселения. Советские немцы такой возможности были лишены. Согласно Указу Президиума Верховного Совета СССР от 13 декабря 1955 г. о снятии ограничений в правовом положении с немцев и членов их семей, они не могли вернуться в прежние районы проживания на Волгу. Реабилитация немцев свелась к реабилитации политической, но так и не продвинулась к административно-государственной и территориальной. Немецкие семьи были обречены устраивать свою дальнейшую жизнь вне исторической родины. Стремясь соединиться с родственниками, часть немцев выехала из Красноярского края в Северный Казахстан и Западную Сибирь, но большинство бывших спецпереселенцев в первое десятилетие после реабилитации оставалось на территории края. Одной из отличительных характеристик немецкого этноса в Красноярском крае во второй половине 1950 - начале 1970-х гг. стали достаточно активные внутренние миграции. Этому способствовала существенная разница климатических условий северных и южных районов края.

К сожалению, до 1960-го года краевые органы статистики не учитывали перемещения населения в сельской местности и национальный состав мигрантов. Однако имеющиеся косвенные признаки свидетельствуют об активных территориальных передвижениях бывших спецпереселенцев. Большие изменения численности немцев в некоторых районах края, например, на Таймыре и в Хакасии, были отмечены нами благодаря материалам Всесоюзных переписей населения 1959 и 1970 гг., что позволяет говорить о миграционной активности проживавших там немцев. По данным ГУВД КК в 1951 г., незадолго до реабилитации, именно в этих двух регионах края проживало больше всего немцев-спецпереселенцев - 2648 чел. на Таймыре и 6825 чел. в Хакасии.

Известно, что некоторые немецкие семьи стали покидать места принудительного проживания еще в 1954-1955 гг., когда начался процесс постепенной ликвидации режима спецпоселений. Документы краевых архивов свидетельствуют, что руководители предприятий, партийные и советские работники были всерьез обеспокоены начавшимся сокращением рабочих на производстве. Для закрепления бывших спецпереселенцев на прежних местах работы были необходимы дополнительные меры. Так, за долгие годы существования спецпоселений на данный контингент впервые было обращено столь пристальное внимание. В отчетах специальных комиссий, которые проверяли условия жизни и труда переселенцев, указывалось, что для сохранения таких работников на производстве необходимо существенно улучшить их материально-бытовое положение и проводить активную агитацию.[ЦХИДНИ КК. Ф.26. Оп.29. Д.4 Л.26.]

На севере кадровый вопрос стоял особенно остро. В частности, Игарский горком КПСС выражал серьезную озабоченность в связи с выездом немцев из района, поскольку они составляли большинство работников в рыболовецких колхозах, образованных здесь в годы войны. Массовый выезд бывших спецпоселенцев мог привести к ликвидации этих хозяйств. Секретарь местного горкома просил краевые власти принять срочные меры по поддержанию рыболовецких колхозов, списанию с них долгов, выделению ссуд для жилищного строительства.[ЦХИДНИ КК. Ф.26. Оп.29. Д.4 Л.358]. Эти просьбы были частично удовлетворены, но половинчатые решения краевых властей не смогли компенсировать лишения долгих лет спецпоселения и каторжного труда на рыбных промыслах. Выезд немцев продолжался. Сокращение численности этноса на Таймыре зафиксировала перепись 1959 г., сообщив о проживании в округе 1,5 тыс. немцев. К 1970 году их насчитывалось 942 чел.[ГАКК. Ф.Р. 1300. Оп.5. Д.2966. Л.14-15.]

Примечательно, что выезд немцев с севера не соответствовал общей динамике миграций в крае в этот период. Активное промышленное освоение Таймыра в 1950-1970-х гг., возможность высоких заработков способствовали притоку туда русских и украинских семей, что зафиксировала перепись 1970 г. Численность русского населения в Таймырском национальном округе выросла с 21,8 тыс. чел. в 1959 г. до 25,5 тыс. чел. в 1970 г., а украинского - с 1,3 тыс. чел. до 1,8 тыс. чел. [ГАКК. Ф.Р. 1300. Оп.5. Д.2966. Л.14-15.] Следовательно, для большинства немцев избавление от принудительного поселения на севере было важнее возможных материальных выгод.

При выборе нового места жительства у немцев важную роль играл мотив воссоединения разорванных депортацией родственных связей. С начала 1950-х гг. они часто обращались в местные комендатуры с просьбой разрешить выезд к родственникам, находящимся в другом районе или за пределами края. Как свидетельствуют материалы сохранившихся личных дел спецпереселенцев, такие разрешения они получали редко.

Миграции немцев со второй половины 1950-х г. на юг края, более благоприятный в климатическом отношении, были связаны с поиском приемлемых условия проживания в Сибири. Так, немецкое население Хакасии выросло с 6,9 тыс. чел. в 1952 г. до 10,5 тыс. чел в 1959 г.[ГАКК. Ф.Р. 1300. Оп.5. Д.2965. Л.14-19.] Очевидно, что часть этого прироста обеспечили переселенцы. В следующее десятилетие численность немецкой национальной группы в автономной области оставалась практически неизменной, составляя около 10 тыс. чел.[ГАКК. Ф.Р. 1300. Оп.5. Д.2965. Л.14-19.]

В 1950-1970-е гг. немцы оставались сельскими жителями. Славина Л.Н., рассматривая итоги демографического и социокультурного развития немцев в условиях спецпоселения на территории Красноярского края, отмечает низкий уровень урбанизации данной этнической группы - в 1959 г. только 26,1% их проживало в городах.[Славина Л.Н. Немцы в Красноярском крае (некоторые итоги демографического и социокультурного развития в условиях спецпоселения) // Немцы России и СССР (1940-1941 гг.) Материалы международ. науч. конф. – М., 2000. – С.505.] Эта тенденция сохранилась и в 1960-е г. Согласно переписи 1970 г., 63,7% немцев жили в сельской местности, остальные 36,3% - в городах. [ГАКК. Ф.Р. 1300. Оп.5. Д.2962. Л.14-17.]В южных районах края, в частности в Хакасии, доля немцев-селян не только не сократилась но даже выросла с 67,0% до 71,0%.[ГАКК. Ф.Р. 1300. Оп.5. Д.2965. Л.14-19.] Таким образом, доля городского немецкого населения в крае увеличилась за рассматриваемое десятилетие незначительно, не смотря на то, что в данный период шел процесс активного промышленного освоения региона. Общая тенденция миграций была обратной. Она проявлялась в 1960-х г. в быстром росте горожан среди русского и украинского населения края. В 1970 г. их насчитывалось соответственно 63,6% и 77,3%.[ГАКК. Ф.Р. 1300. Оп.5. Д.2965. Л.14-19.]

Таким образом, миграционная активность во второй половине 1950-х была присуща всем репрессированным народам, но у советских немцев она имела особую региональную специфику. После отмены режима спецпоселений наметилось явное сокращение немецкой этнической группы в северных районах Красноярского края и рост ее численности на юге. Перемещения немцев на территории края мало повлияли на уровень их урбанизации. Большинство немецких семей к 1970-м г. проживало в сельской местности.

Е.Л.Зберовская

«Люди и судьбы. XX век». Тезисы докладов и сообщений научной конференции. Красноярск, 2003


На главную страницу

Красноярское общество «Мемориал» НЕ включено в реестр общественных организаций «иностранных агентов». Однако, поскольку наша организация входит в структуру Международного общества «Мемориал», которое включено в данный реестр, то мы в соответствии с новыми требованиями российского законодательства вынуждены маркировать нашу продукцию текстом следующего содержания:
«Материалы (информация) произведены, распространены и (или) направлены учредителем, членом, участником, руководителем некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, или лицом, входящим в состав органа такой некоммерческой организации».
Отметим также, что Международный Мемориал не согласен с этим решением Минюста РФ, и оспаривает его в суде.