Новости
О сайте
Часто задавамые вопросы
Мартиролог
Аресты, осуждения
Лагеря Красноярского края
Ссылка
Документы
Реабилитация
Наша работа
Поиск
English  Deutsch

Материалы (информация) произведены, распространены и (или) направлены учредителем, членом, участником, руководителем некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, или лицом, входящим в состав органа такой некоммерческой организации

«Поляки на Енисее», книга вторая


Татьяна Улейская. Польские благотворительные учреждения в Красноярском крае в 1942-1946г.г.

Поляки и Сибирь. Много таит в себе эта обширная тема за 400 - летнюю историю. Одна из трагических глав ее связана с 30 – 50 годами XX века, когда правительство СССР применило к полякам такие репрессивные меры как депортации. Наиболее многочисленными, как отмечают многие исследователи, были депортации 1939 – 1941гг., тогда в Сибири оказалось около 300 тысяч поляков и граждан Польши других национальностей: евреев, белорусов, украинцев.* (* Сибирь в истории и культуре польского народа, М.,2002, стр.379.)

Не по своей воле в Красноярский край прибыло в тот период от 25 до 18 тысяч (по разным источникам) граждан польской национальности. Лишенные родной земли и крова, зачастую самого необходимого для нормальной жизни, они оказались в невероятно тяжелых сибирских условиях. Участь польских граждан, оказавшихся в отдаленных северных территориях СССР и в Сибири, зависела от отношений правительств Польши и Советского Союза, о чем очень подробно написано в статье П.Жароня.** (** Депортация польского населения (1940-1941) и репатриация на Родину (1945-1949), в книге Сибирь в истории и культуре польского народа, М.,2002, стр.376-388.) Страницы жизни поляков предвоенных депортаций в крае еще мало изучены. Тем более важны и интересны свидетельства событий тех далеких дней, о которых рассказывают архивные документы. Они легли в основу данной статьи.

До сентября 1941 года депортированные были на положении ссыльных, на местах за ними осуществлялся надзор органов НКВД, где они брались на учет и направлялись на тяжелые работы в шахты, в колхозы, леспромхозы, на лесосплав и др.

По договору Сикорского – Сталина от 30 августа 1941 полякам депортаций 1939-1941г. была объявлена амнистия с выдачей справок об освобождении, но они остались в прежних местах пребывания. Этим договором предусматривалось создание на территории СССР представительств посольства польского правительства, так называемых делегатур, а также сети доверенных лиц посольства, которые должны представлять интересы польского населения перед местными властями, организовывать и распределять финансовую и материальную помощь, предоставляемую польским посольством; получать и распределять благотворительные грузы от правительств других стран по линии Красного креста, направлять добровольцев в Польскую армию.

В Сибири было образовано 5 делегатур, одна из них - в Красноярске. Представительство польского посольства в крае проработало ровно год, с 1го февраля 1942 года по февраль 1943 года. Оно располагалось в угловом доме по адресу: ул. Сурикова, 49 (или Марковского 37). При нем была организована сеть доверенных лиц посольства в районах края с большим контингентом польского населения. В Красноярске им был Мешковский, в Абакане - Янишевский, в Минусинске – Плахт, в Черногорске и Усть-Абакане - Ольшевский, в Краснотуранске – Бонк Ю. Я. , в Казачинском - Врублевский Ю.С. и др.*** (*** ГАКК, ф. р-1330, оп.1, д.9.)

Усилия сотрудников делегатуры были направлены на оказание помощи полякам и польским гражданам других национальностей. Была проведена работа по составлению списков, выявлению остронуждающихся, больных, инвалидов. В Красноярске были организованы базисные склады посольства. Они располагались по адресу делегатуры на Марковского 37, а также на ул. Сталина 74 и на товарном дворе Красноярской железной дороги. На складах работали: Войтович В.Ф – заведующий, Чижевская М.Л., Церонь Е.Я., Петкевич В.С., Валейко В.А. Кроме центральной базы посольства в Красноярске склады были открыты еще в Абакане, Минусинске, Краснотуранске, Енисейске, Канске, Ачинске и др. местах.**** (**** ГАКК, ф.р-1330, оп.1. д.9, л.43, 152.)

В первой половине 1942 г. усилиями польского посольства в крае открылись учреждения опеки и соцзащиты или, как они назывались в документах того времени, польские благотворительные учреждения: детские дома, дом инвалидов, польские детские сады и школы, столовые.

Всего в тот период было организовано три польских детских дома: Мало-Минусинский, Больше-Ербинский и Порожский, в них направлялись дети-сироты, дети, родители которых были на фронте или не могли по болезни содержать их; дом инвалидов в Абане; детские сады в Черногорске и Усть-Абакане, школы в Черногорске, Краснотуранске, Усть-Абакане и Бограде.

Открыты столовые в Козульке, Иннокентьевке, Партизанском , Манском районах - в лесных местах, где в леспромхозах работало много поляков. Была детская столовая в д. Пискуновке, где питались почти 100 детей разного возраста. В Минусинске начала работать аптека польского посольства, которой заведовала доктор Соболевская.

Полными статистическими данными о численности польских граждан в крае в этот период мы не располагаем, пока не обнаружены и сведения об этом польской делегатуры, которые она использовала в своей работе. Известна только статистика НКВД на начало 1943 года. Она выглядит так:

Хакасская область - 2107ч.
Минусинский куст - 1182ч.
другие районы края - 5182ч.
Всего - 8471ч.*
(* ГАКК, ф.р-1330, оп.1, д.3, л.245. )

Таков был официально выявленный контингент взрослого населения поляков предвоенной депортации или эвакуации, как она называлась в официальных документах различных советских ведомств.

Денежные и материальные средства Красноярской делегатуры от польского посольства подлежали общему пользованию польских граждан всех районов края. Весь 1942 год и первые два месяца 1943 года взятые на учет польские граждане и благотворительные учреждения со складов посольства получали благотворительную помощь, а также снабжались продуктовыми пайками, жировыми и хлебными карточками, одеждой и обувью через местные торгующие организации. Фонды на это выделялись как посольством Польши, так и советским правительством. В январе 1942 года СНК СССР по настоятельной просьбе польских руководителей издал распоряжение для местных властей о распределении спецпайков и ордеров на промышленные товары для домов престарелых, детдомов, приютов и других учреждений соцзащиты, организованных польским посольством. Условия жизни поляков были облегчены.

Но уже в феврале 1943 года в связи с резким ухудшением отношений между польским правительством и СССР положение поляков по всей стране и в Красноярском крае резко изменилось. Они вновь были лишены поддержки польского посольства. Распоряжением СНК СССР от 26 января 1943 года польские делегатуры были закрыты. Приказом Наркомата торговли СССР местным советским органам предписывалось:

«…учесть находящиеся на территории республики, края, области столовые, подсобные хозяйства, пошивочные мастерские и т.п., принадлежащие польским благотворительным учреждениям;
-немедленно принять эти предприятия в свое ведение;
-проверить состав работников столовых и других благотворительных учреждений в местных органах НКВД и назначить из числа советских граждан заведующих этими учреждениями;
- с момента передачи указанных предприятий в ведение местных торгов всякое сношение этих предприятий с бывшими польскими доверенными лицами прекратить. »**  (** ГАКК,ф. р-1330, оп.1, д.9, л.3)

При исполкоме крайсовета была создана комиссия по приемке фондов бывшего польского представительства и имущества польских благотворительных учреждений. Ее возглавлял Цебренко. С конца февраля в крае начался процесс передачи благотворительных учреждений и имущества посольства. Все имущество и денежные средства были взяты на учет. Дальнейшее руководство этими учреждениями должны были осуществлять отделы крайисполкома по принадлежности: народного образования, торговли, соцобеспечения. Несколько довольно объемных дел из 2х фондов советского периода в ГАКК содержат архивные материалы о дальнейшей судьбе польских детдомов, детсадов и школ, столовых, а также открытых позже польских мастерских.
В марте – апреле 1943 года их передача была закончена. Несмотря на то, что в приказе НКТ отдельным пунктом было записано:

«… обеспечить снабжение продовольственными и промышленными товарами бывших польских благотворительных учреждений…на существующем уровне, независимо от действующих на местах общегражданских норм снабжения, для чего изыскать дополнительные фонды, по крайней мере, на ближайшие три месяца для сохранения ныне существующего уровня снабжения этих учреждений.» - снабжение польского населения в этот период было нарушено. Начались перебои в обеспечении детских домов, столовых и др. Польские граждане перестали получать ранее выдававшиеся пайки, жировые карточки.* (* ГАКК, Ф.Р-1330, оп.1.д.9, л.39.)

25 апреля 1943 года дипломатические отношения СССР с польским правительством в Лондоне были разорваны официально. В Советском Союзе стали создаваться новые польские организации для работы с соотечественниками. По инициативе В. Василевской, А.Лямпе, А.Завадского был образован Союз Польских Патриотов. В1943-44 годах в Красноярском крае проходили собрания бывших польских граждан по созданию отделений Союза, выборам районных правлений СПП, комиссий по распределению благотворительной помощи. Поляки принимали активное участие в этих собраниях, которые поднимали патриотические настроения людей. На них исполнялся гимн Польши, обсуждались известия с фронта, перспективы возвращения на Родину. Было сформировано краевое правление СПП под председательством Я.П. Земского. В правление входили Дубовский, Пругарт и др. Председателем Хакасского СПП стала Земская, Ачинского – Лозинский. Местные отделения Союза под руководством Центрального правления уже с конца 1943г. включались в решение насущных проблем жизни поляков, оказание помощи, направление польских патриотов в Польскую армию и в дальнейшем - подготовкой и проведением репатриации в 1945- 1946 годах.

При наркомате торговли СССР в мае 1943 года было создано Управление особой торговли по снабжению польского населения, которое называлось в документах «УПРОСОБТОРГОМ» Его начальником был назначен А.Н. Иванов-Эренди, а затем Н.С. Холодилова. НКТ учредил институт уполномоченных со штатом при каждом из них 8-10 человек в местах расположения базисных складов бывшего посольства польского правительства..** (** ГАКК, Ф.Р-1330, оп.1.д.9, л.98) В июне 1943 года в Красноярский край был послан инспектор Управления Травкин с проверкой передачи польских учреждений и организации штатов Уполномоченного «УПРОСОБТОРГА» по Красноярскому краю и Иркутской области в г. Красноярске. В своей информации он сообщал, что в крайторге « совершенно никаких сведений о наличии польского населения нет. Последнее обеспечивается на общих основаниях». По собранным данным в советских учреждениях и НКВД он привел цифры: число детей поляков в возрасте 16 лет – 4987ч. и общую цифру польского населения, эвакуированного из западных областей Украины и Белоруссии, в крае - 13966 ч.*** (*** ГАКК, Ф.Р-1330, оп.1.д.9, л.68.) В июне 1943 года при согласовании местных партийных органов и инспектора НКТ уполномоченным «Упрособторга» в Красноярске была назначена З.П. Полонская, которая занималась снабжением поляков в названных двух регионах до марта 1945 года, когда ее сменил Е.Ф.Старухин.

В докладной записке о деятельности этого управления говорилось: «Основная задача «Упрособторга» заключалась в обеспечении польского населения…благотворительными грузами, правильное распределение как благотворительных грузов, поступающих из-за границы, так и централизованных фондов, получаемых от торгующих органов на местах, организация социально-бытовых предприятий по обслуживанию польского населения».* (* ГАКК,Ф.Р-1330, оп.1, д.6,л16. )

В конце июня 1943 года все учреждения и склады польской делегатуры были приняты красноярским отделением этого специализированного управления от районных торгов и райпотребсоюзов. «Всего было принято имущества на сумму 749100 р. В дальнейшем благотворительные грузы поступали из-за границы (Иран, Палестина, Америка) главным образом через Москву, Ашхабад, Киров. А централизованные фонды на продукты питания через местные торговые отделы» **  (** ГАКК,Ф.Р-1330, оп.1, д.6,л16. )

Вновь созданные отделения СПП в сотрудничестве с уполномоченным «Упрособторга» и комиссиями содействия стали восстанавливать систему социальной опеки. Функции комиссий содействия, избираемых на общих собраниях польского населения по месту жительства, заключались в выявлении нуждающихся, оказания им практической поддержки, сборе заявлений в «Упрособторг» о выделении помощи. Из числа столующихся в столовых организовывался рабочий контроль, которому предоставлялось право закладки, калькуляции, выхода блюд и правильной раздачи.***  (*** ГАКК,Ф.Р-1330, оп.1, д.6,л10. )

До конца 1943 года такие комиссии были созданы в 22 районах края, в остальных 16 районах, где находились бывшие польские граждане, комиссии оформились в начале 1944 года.

Они следили за правильным распределением благотворительных грузов, централизованных фондов от наркомата СССР. Чтобы они в первую очередь попадали остронуждающимся, инвалидам войны, семьям фронтовиков Польской армии и поляков, служивших в Красной Армии. Полякам, работающим на тяжелых работах и в отдаленных северных районах нормы выдачи пайков увеличивались. В отчетах уполномоченного «Упрособторга» по Красноярскому краю и Иркутской области приводятся цифры в рублях о поступивших благотворительных грузах, как в делегатуру, так и в «Упрособторг» за 1942 – 1945 г.г.

Всего на сумму - 3637960 р.
промтоваров - 2354318 р.
продтоваров - 1883631 р.

По отчетам специализированного управления и данным СПП « каждая польская семья в среднем получала помощь из благгрузов более 3х раз в год. Ежегодно по 4-5 раз выдавались благотворительные грузы детским домам и домам инвалидов.»**** (*** ГАКК,Ф.Р-1330, оп.1, д.6,л19. )

Читая эти цифры надо понимать, что это обеспечение, конечно, не покрывало постоянных ежедневных потребностей обездоленных людей на чужой земле. 2-3 банки рыбных или молочных консервов, пачка- две макаронных изделий, граммы яичного порошка на несколько месяцев – примерные пайки благгрузов на человека. Но даже такая, по нашим нынешним представлениям, скудная помощь была, безусловно, поддержкой и облегчала полякам жизнь.

Как уже отмечалось, кроме благотворительных фондов существовали еще централизованные фонды для польского населения от НКТ СССР, которые при участии «Упрособторга» распределялись через местные торгующие организации. Приведем нормы пайков, хлебных и жировых карточек на 1 человека в месяц из этих фондов:

муки - 2 кг.
крупы - 1 кг.
жиры - 0, 5 кг.
кондит. издел. - 0, 5 кг.
соль - 0, 5
мыло - 1 кусок.***** (*** ГАКК,Ф.Р-1330, оп.1, д.6,л19. )

Получалось около 70 граммов хлеба на день, чуть более 30 граммов каши. Эти нормы не давали умереть с голоду. «Упрособторгом» выделялось 200 пайков для ослабленных детей до 12 лет, которые выдавались по представлениям комиссий и врачебных заключений. Средняя норма месячного пайка для ослабленных детей была такая:

крупа, макароны 2250 гр.
сахар 675 гр.
жиры 675 гр.
мясо 1350 гр.
рыба 900 гр.* (*ГАКК, Ф.Р-1330, оп. 1, д.6, л.20)

Выдачу пайков производили через красноярский склад по адресу: пр. Сталина, 96, где находилась и контора «Упрособторга». Сюда приезжали представители районных комиссий содействия за получением продуктов в утвержденном ассортименте.

Наряду с регулированием выдачи благотворительных грузов и централизованных пайков, работники красноярского специализированного отделения занимались существующими, вышеперечисленными, благотворительными учреждениями, открытыми польским посольством, а в 1944- 1945 г.г. и развитием таких учреждений. Правда, часть их, как столовые в Козульке, Партизанах, Манском районе, д. Пискуновке были закрыты еще в начале 1943 г. Работа названных столовых так и не была возобновлена, более в документах они не упоминаются.

В целях улучшения бытовых условий и питания поляков под руководством З.П. Полонской, а затем Е.Ф. Старухина были открыты производственные мастерские и новые столовые общественного питания в административных центрах: Енисейске, Красноярске, Минусинске, Абакане. При этом сотрудникам «Упрособторга» пришлось встретиться с большими трудностями. Помещений не было, наряды на топливо местными органами не выдавались. Почти все оборудование с трудом изыскивали на местах. Подбор кадров производился за счет привлечения неработающего польского населения «с ученичеством», специалистов было очень мало. Несмотря на трудности, мастерские все же были открыты: в ноябре 1943 года в Енисейске, в августе 1944 года в Минусинске, в марте 1945 года в Абакане, летом 1945 года в Красноярске. Первые месяцы работы мастерские были заняты на переработке и реставрации вещей, выданных из благотворительных грузов (пальто, свитера, костюмы, шапочки). Мастерские в первую очередь выполняли заказы от польского населения.

Столовые были открыты еще в Енисейске в начале 1944 года, в 1945 году по заявке местного отделения СПП вторая в г. Абакане, где на 1 ноября 1945г. контингент столующихся составлял 400 чел., из них 50 учащихся польской школы. В Минусинске столовая не была открыта из-за отказа поляков пользоваться обедами через столовую. Три столовых, а с августа 1944 г. – 2 столовых в Абакане (в Енисейске была ликвидирована из-за отъезда поляков) до конца 1944 года работали за счет благотворительных грузов «Упрособторга». Их было недостаточно, поэтому и ассортимент и количество блюд и норм, равно, как и процент столующихся начал сокращаться. Но в 4 квартале 1944 г. был установлен ежеквартальный отпуск централизованных продуктов, и столовые стали работать с плановым выпуском количества и норм блюд для увеличенного количества поляков, получающих питание. Промышленные мастерские со швейными (портновскими), вязальными, сапожными цехами за 1943 – 1946 годы обслужили до 80% польского населения , выполнили 6933 заказа по пошиву, ремонту одежды и обуви.** (*ГАКК, Ф.Р-1330, оп. 1, д.6, л.20об.)

Учреждения соцзащиты и опеки над детьми и инвалидами, организованные польской делегатурой в Красноярском крае, после ее ликвидации не были закрыты, а были подчинены отделам народного образования и собеса. Всего в Сибири посольством польского правительства в 1942 г. было открыто 9 польских детдомов, из них на территории Красноярского края, как уже упоминалось, располагались 3 детдома, а также дом инвалидов. В разных документах упоминается два его адреса: с. Абан Абанского района и д. Агул. Ирбейского района. По Абанскому дому есть документы и список инвалидов (видимо, неполный,) а по дому в с. Агул никаких документов не найдено, кроме числа пациентов – 114 ч. Этот вопрос требует дальнейшего изучения В первом полугодии 1943 года детдома и дома инвалидов переживали большие трудности во всем, особенно в снабжении. Только в июле 1943 года при Наркомпросе РСФСР был создан Комитет по делам польских детей в СССР, который кратко называли «Компольдет». Возглавляла его Г.И. Иваненко. «Компольдет» взял на себя функции контроля за состоянием польских детских домов, оказания методической помощи по учебной и воспитательной работе, рассылки учебников и литературы на польском языке. Сотрудники этого комитета следили за условиями жизни детей в детских домах, добиваясь улучшения условий и снабжения этих учреждений. Эта работа осуществлялась через сектор детских домов при крайоно и инспекторские поездки по местам расположения польских детдомов.

Несмотря на сложность военного времени, ухудшение отношений с польским правительством, вновь созданные в 1943 году польские организации совместно с местными властями старались обеспечивать заботу и внимание к обездоленным польским детям. Комитет по делам польских детей в СССР в своих документах постоянно подчеркивал необходимость такого отношения и рекомендовал осуществлять эту заботу практически. Из специального письма «Компольдета» во все отделы народного образования краев и областей страны: «…дети фронтовиков польских детских учреждений должны быть окружены вниманием и теплой заботой, и получать подарки наравне со всеми детьми фронтовиков».* (* ГАКК, ф.р-1383, оп.1, д.646, л.16)

Уже в первые дни после появления в Красноярске «Упрособторга» летом 1943 г. на имя Полонской поступило письмо заведующего крайоно Захваткина с просьбой об улучшении обеспечения польских детских учреждений. В нем перечислялись детские благотворительные учреждения, принятые от польского посольства:

Казачинский район Порожский детский дом контингент воспитанников - 250 ч.
Боградский район Больше-Ербинский детский дом - 150 ч.
Минусинский район Мало-Минусинский детский дом - 171 ч.
2 школы, находящиеся в г. Черногорске и Усть-Абаканском районе, в которых обучаются приблизительно по 30 человек в каждой.

«… Просим ускорить отпуск продуктов и товаров,…т.к. обмундирование было поношенным и сейчас приходит в негодность. Еще хуже обстоит вопрос с питанием в польдетдомах, в которых отсутствуют подсобные хозяйства, продукты, получаемые по нарядам крайторготдела далеко не обеспечивали потребностей детей…».** (** ГАКК, ф.р-1330, оп.1, д.9, л.104.) При совместной работе созданных в советских структурах польских организаций положение детей в детдомах постепенно стало вновь поправляться.

Обратимся к материалам по каждому польскому детскому дому.

Больше-Ербинский детский дом смешанного типа располагался в д. Большая Ерба (иногда Ярба) Боградского района Хакасской автономной области. Контингент воспитанников польского детдома изменялся, поэтому в разные периоды указывалось разное число детей. В ноябре 1943г. в детдоме жило 108 детей разного возраста. Передача его в ведение районо состоялось 25 февраля 1943 г. Заведующей была Ванда Суркантова, вывезенная из Белостока. В это время в нем находилось 73 ребенка, 33 девочки, 40 мальчиков и одна старуха 88 лет. 23 ребенка были сиротами, у остальных не было отца или матери, у кого-то родители были тяжело больны или находились на тяжелых работах в колхозах, леспромхозах. Детдом занимал 2 приспособленных здания. Об условиях жизни, питании детей, их быте ярко свидетельствуют такие документы, как акт передачи имущества, числящегося по инвентарной книге: «В хозяйстве детдома имеется лошадь одна, поросят -2, 4 стола, 7скамеек, 1 аптечка, 6 штор, 6 занавесок, 2 одеяла на стенах, 1 мандолина, футбольный мяч, карта района, 15 топчанов, 16 матрацев, соломенных подушек 7, одеял черных 20 штук, серых одеял 17 штук, 1 большое полосатое одеяло. 1 рукомойник. В кладовой и на детях имеется: …больших кожаных подошв – 10 штук, ношеных и старых детских ботинок 27 пар, новых ботинок 18 пар, детских пальто 16 штук, полотенец 140 штук, наволочек 40 штук, джемперов 80 штук, носков новых 13 пар, сгущенное молоко 68 банок, рыбных консервов 30 банок,… мыла туалетного 10 шт., хозяйственного мыла 10 кг., … муки 2,5 центнера (половина ржаной), масла 14 клг., картофеля 2,4 центнера. В кухне имеется глиняных мисок – 30, белых эмалированных кружек – 30 шт., ложек алюминиевых 58, деревянных 9 и др.»* (* ГАКК ф.р-1330 оп.1, д.9,, л.27.)В детдоме была нехватка самого необходимого оборудования, инвентаря, одежды. Был очень скудный ассортимент продуктов питания. Но в то трудное, суровое военное время для многих детей возможность попасть в детские дома была спасением. Здесь они были досмотрены, получали продуктовое обеспечение, порой хоть и скудное, но постоянное. В детских домах уделялось большое внимание обучению детей, их патриотическому и трудовому воспитанию.

Из того же акта передачи Больше-Ербинского польского детского дома узнаем о состоянии учебно-воспитательной работы в 1942 г. « Дошкольная группа - 12 детей. Больше всего разучивают песни и стихи на польском языке. Знают на русском языке несколько стихотворений и песен. Дети приучены к первым правилам вежливости и гигиены. В 1 классе 32 ученика. Занятия проводятся только на польском языке. Книг нет. Пользуются школьной страницей из польской газеты, которая приходит из Куйбышева два раза в месяц. Во втором классе 13 человек. Обучение ведется только на польском языке. В 3 и 4 классах преподавание предметов на польском языке… Русский язык изучается в 3 -ем классе за 1-ый класс, в 4-ом – за 2-ой класс по книге Афанасьева. Дети учебников не имеют никаких. Всего обучалось в польской школе 65 воспитанников детского дома. Религиозное воспитание внедряется при помощи текстов получаемых газет. Детям прививаются трудовые навыки (вязание, вышивка и т.д. ) под руководством зав. детским 50 и складировано достаточно овощей на весь зимнее - осенний период, т.е. улучшена продовольственная база детдома. В 1943 году, после передачи в ведение отдела народного образования, педагогический персонал этого детдома состоял из 16 человек. Директором была Мария Андреевна Плющик, бывшая заведущая Ванда Владиславовна Суркантова была завучем. Учителя: Лыжник София, Муравская Гелена, Дусь Люцина. Было 6 воспитателей, ночные дежурные, медсестра. Персонал увеличился по сравнению с 1942 годом, когда всех сотрудников с завхозом, кухарками, прачками и уборщицами было 11 человек.*** (***ГАКК, ф.р-1383, оп.1, д. 646, л.2) В 1944 году воспитанников было 106 человек, 53 мальчика, 53 девочки; круглых сирот 19 детей, остальные дети фронтовиков, больных родителей. Увеличился контингент учащихся польской школы при детдоме до 95 школьников. Дети подрастали и потребовалось открытие в 1944-1945 г. и 5 класса, до этого в польской школе функционировало только 4 класса. Встал вопрос о дополнительных кадрах польских учителей. Хакасское облоно выделило штаты и подобрало 2 учителей для 5 класса, также были выделены учебники и школьно-письменные принадлежности, полученные из Москвы при содействии Союза польских патриотов.

Интересный документ с отчетом о деятельности Б.-Ербинского детского дома в 1943-1944 годах рассказывает о повседневных делах детдомовцев, о воспитании у детей духа патриотизма и любви к Польше: « Дети воспитываются на польских героях как-то: Костюшко, Эмилии Плетэр, Домбровского и из организаторов Комитета польских патриотов Ванды Василевской и генерала первой Польской армии Берлинга. Материалы берутся из польских газет «Вольна Польска » и книг на польском языке из библиотеки СПП из Москвы. Таких книг получено на детский дом 110 шт. На таких материалах воспитываются польские дети в духе польских патриотов». * (* ГАКК, ф.р-1383, оп.1. д.646,л.2.)

Многие воспитанники с большим успехом занимались в хоровом и драматическом кружках. В 1944 году польский детдом из Б - Ербы принимал активное участие в районной олимпиаде художественной самодеятельности, занял первое место и был направлен на областную олимпиаду в г. Абакан. В детдоме отмечались польские и советские праздники с проведением детских утренников и вечеров.

Второй польский детский дом находился в д. Малая Минуса, Минусинского района, на юге Красноярского края. В этом детдоме дела обстояли гораздо хуже в обеспечении детей нормальными условиями проживания. Созданный также при участии польского посольства в 1942 году, он разместился в 3 комнатах первого этажа местной сельской школы, общей площадью 158,5 кв. м. Самая большая комната служила столовой, она же являлась классной комнатой, где еще располагалась и портняжная мастерская. В конце 1942 года - начале 1943 года в детдоме проживало 150 детей разных возрастов. Списка воспитанников этого дома пока не найдено. По договоренности с колхозом младшая детская группа из 30 детей на полгода ( с ноября по апрель 1943 г. ) была размещена в помещении яслей площадью 32 кв.м. – 2 небольшие комнаты.

2 февраля 1943 года, во время передачи в ведение районо, было проведено обследование Мало- Минусинского детдома, которое выявило большую переполненность помещений и последствия, к которым она приводила. Из акта обследования: « … нет раздевальной для детей, нет умывальной. Такая скученность создает антисанитарные условия, что ведет к возникновению кожных и инфекционных заболеваний. Появившаяся чесотка, благодаря тесному контакту, охватила сразу 135 детей, эпидемия кори охватила 76 детей, коклюша 6 случаев, брюшного тифа 2 случая. …Никаких подсобных помещений в пищевом блоке нет, отсутствуют помещения для чистки овощей и мытья посуды, что создает антисанитарные условия, является предпосылкой возникновения желудочно-кишечных заболеваний». ** (** ГАКК, ф.р-1330,оп.1, д.9, л.2. )

Комиссия, рекомендовала заведующей Карской М.С. «…возбудить перед соответствующими организациями М.Минусы вопрос о предоставлении дополнительных помещений для детдома».*** (** ГАКК, ф.р-1330,оп.1, д.9, л.2. )

Видимо, этот вопрос о дополнительных помещениях в то время был решен положительно, и детдом занял весь первый этаж школы. В конце 1943 года в нем находилось 110 воспитанников и 22 сотрудника обслуживающего персонала.

Карская Мария Станиславовна заведующая
Валевский Франц Антонович завхоз
Флешар Елена Ивановна кладовщик
Гловач Янина Максимильяновна медсестра
Годлевская Янина Викентьевна воспитатель
Гербик Кунегунда Фомовна воспитатель
Думаньская Ядвига Францевна воспитатель
Садовская Анна Антоновна воспитатель
Савицкая Амелья Францевна воспитатель
Комаречко Ядвига Ивановна кухарка
Ковалик Максимильян Францевич сторож
Гургуревич Эдуард Иосифович портной
Левицкая Мальвина Владимировна уборщица
Соболевская Мария Иосифовна уборщица
Грецан Мария Федоровна уборщица
Сонгайлло Янина Валерьяновна кухарка
Альброжевич Регина Адамовна уборщица
Костровицкая Уршуля Доминчековна портниха
Рудеевская Олимпия Вандалиновна няня
Фиалковская Екатерина Ивановна прачка
Хлебовская Степанида Ивановна няня
Павлишин Ядвига Михайловна прачка.

Трудности в содержании этого детдома продолжались и в дальнейшем.

В начале 1944 года было проведено новое обследование Мало-Минусинского польдетдома прибывшим из Москвы инспектором Комитета по делам польских детей Гришковским. Снова были выявлены серьезные недостатки в его содержании. В адрес зав. крайоно Захваткина из «Компольдета» было направлено распоряжение, в котором в жесткой форме были высказаны требования: « Детский дом в Малой Минусе Минусинского района находится в крайне плохом состоянии. Помещение детского дома не утеплено, в полу и стенах имеются щели, двери плохо закрываются, печи неисправны. Подсобного хозяйства детдом не имеет, живой инвентарь не обеспечен кормами. Комитет обращает Ваше внимание на недопустимость подобного положения и обязывает Вас принять решительные меры к приведению в должный порядок детдома в Малой Минусе».* (* ГАКК, ф.р-1383,оп.1, д. 646, л.18.)

О повседневной жизни детдомовцев, о воспитании их в польском национальном духе в Мало-Минусинском детдоме рассказывает в своих воспоминаниях бывший воспитанник Болеслав Влодарчик.** (** Rodacy – Соотечественники,2001, №4; «Люди и судьбы».XX в.» Тезисы докладов, Красноярск, 2003, стр. 98.)

Третий польский детский дом находился севернее Красноярска в д. Порог, Казачинского района. Он тоже был открыт при содействии польского посольства во второй половине 1942 года. Дети туда направлялись его представительством в г. Красноярске из сел и деревень северо-западного куста: Маклаково, Тасеево, Каргино, Мотыгино, Пискуновка и др. Круглых сирот было немного, в детдом поступали дети, родители которых не могли содержать их по причине тяжелой болезни, инвалидности, нахождения в польской армии, на сезонных работах в колхозах, леспромхозах, речфлоте. Сохранилась «Книга движения детей польдетдома в Пороге», куда заносились подробные сведения о воспитанниках, которые проживали в детдоме за период с 1942 по 1946 г.г. Всего в ней содержатся данные о 245 детдомовцах. До февраля 1943 г. 108 детей поступило по направлениям польского посольства, а с марта 1943 г. в детдом стали направлять краевой и районные отделы образования. Документ назван «Книгой движения», так как контингент детей менялся: часть детей выбывала из детдома по разным причинам, например, на лечение в Красноярск, во время реэвакуации поляков из северных территорий в августе – сентябре 1944 г. 57 детей были переведены в Чкаловский детский дом. Кроме того, ребята вырастали, уезжали на работу в Канск, Абакан, другие места края, переходили на взрослую работу в своем детдоме. По сохранившимся документам отчетов о деятельности детдома в разные годы в нем также проживало разное число детей. На период передачи детдома в ведение крайоно 2 февраля 1943 года находилось 150 воспитанников. Сотрудников в тот период насчитывалось 23 человека.

Гастевова Янина заведующая
Глятис Ян счетовод
Хлюдзинская Елена воспитательница
Клосувна Софья воспитательница
Орцюх Мария медсестра
Здоневич Мечислава зав. складом
Фигель Станислав завхоз
Угорек Елена повар
Гол Елена пом. повара
Фигель Мария пекарь
Карчматек Станислава пом. пекаря
Бучек Иосиф рабочий
Жемык Розалия прачка
Жемык Юлия пом. прачки
Палеховская Анна повар инвалидов
Желтык Саломея портниха
Желтык Бронислава пом. портнихи
Земская Станислава вязальщица
Стольмах Вольдемар рабочий
Король Михал рабочий
Жураковский Иван рабочий
Бусек Анна рабочая
Гол Катерина рабочая.* (* ГАКК, ф.р-1330, оп.1, д.9, л.36.)

После передачи детского дома в подчинение народного образования Казачинского района директором его стал Юлиан Врублевский, бывший доверенный польского посольства. Этот факт свидетельствует, что не все работники посольства и руководители польских детских домов были отстранены от работы в благотворительных учреждениях после ликвидации польской делегатуры в Красноярске. В Мало-Минусинском детдоме также осталась работать директором М. Карская, а В. Суркантова в Б.-Ербинском – работала завучем.

Порожский детдом располагался в типовом здании школы общей площадью 290 кв. м. В 1943 г. был произведен ремонт печей, побелка. Силами воспитанников без затрат финансовых средств были выстроены баня, пекарня и овощехранилище. В детдоме сами производили кирпич и использовали его в строительстве. Всего было изготовлено 3500 шт. кирпича. Сами детдомовцы вместе со взрослыми заготавливали дрова. Заготовили 400 кубометров на весь отопительный сезон 1943-1944 г.г. При детдоме были организованы посадки картофеля, капусты, овощей. Старшие воспитанники работали в Кемском совхозе за выделение дому дополнительно картофеля и капусты. Всего, например, в 1943 году было заготовлено и складировано в новое овощехранилище 23000 кг. картофеля, 15000 кг. капусты, что составляло годовую потребность. Работу приходилось выполнять с большим напряжением, так как детдом испытывал очень серьезные затруднения в связи с отсутствием транспорта – лошади, собственного сельхозинвентаря, а также большие трудности с хлебом. Ю. Врублевский обращался в крайоно с просьбой о помощи: «Детдом получает из сельпо в Мокруше зерно, а не муку. Зерно часто сырое. Надо его сушить перед отправкой на мельницу. Она часто не работает по причине испорчения, что затрудняет регулярное снабжение хлебом. Желательно бы, чтобы детдом получал на хлеб готовую муку, а не зерно». ** (** ГАКК, ф.р-1383, оп.1, д.646, л.10.)

Порожский детдом, также, как и перечисленные выше, был переполнен. Он был рассчитан на 100 человек. В 1943 году в этом польдетдоме проживали 144 ребенка, затем 151 воспитанник. Ю Врублевский писал в отчете о содержании детей: «В д\д назначено 4 больших комнаты на спальни для ребят. Две для девочек, две для мальчиков. Одна большая комната назначена на столовую и там же дети занимаются. Все комнаты и коридор моются два раза в день, беление через 3 месяца».*** (*** ГАКК, там же л.11об.)

142 подростка, в возрасте от 8 до 15 лет были охвачены хотя бы начальным обучением. В 1 и 2 классах преподавание велось на польском языке, а в 3 и 4 классах - на русском, а польский язык был введен как предмет. Это потому, что в районе учителей поляков не было, кроме 2 бывших учительниц из Львова, которые и являлись преподавателями в школе детдома. Учебников на польском языке до конца 1943 г. тоже не было. Из документов узнаем и об укладе жизни в детдоме: «воспитатели…помогают воспитанникам в приготовлении к урокам, организуют практические занятия (вожение воды, уборка двора и т.д.) организуют развлечения, игры, чтение польских книг, газет, проводят беседы».* (* ,** ГАКК, ф.р-1383, оп.1, д.646, л.11об.)

При польдетдоме в Пороге работали 4 кружка: пения, драматический, музыкальный, рукоделия.

Выпускалась стенгазета, которую редактировали сами дети и выпускали по субботам на польском языке. В ней отражались события детдома и фронта.** (* ,** ГАКК, ф.р-1383, оп.1, д.646, л.11об.)

Трудности с обеспечением хлебом, кадрами учителей, по всей видимости, решались на местном или краевом уровне, так как инспектор «Компольдета» Гришковский в марте 1944 года при проверке детских домов в Красноярском крае нарушений и замечаний по Порожскому детдому в своем сообщении в крайоно не отмечал.

Этот детдом отличался тем, что при нем находилось еще инвалидное отделение, где содержались 13 беспомощных, больных поляков в возрасте от 21 года до 87 лет. По списку от 12 марта 1942 года это были:

1. Савич Станислав 1868г.
2. Савич Янина 1899г. ( припадочная)
3. Цисла Ян 1876г.
4. Шмидт Мария 1856г.
5. Русин Франциска 1882г.
6. Зюлковская Розалия 1922г. (больная)
7. Заремба Евгения 1911г. (психич.)
8. Заремба Бронислава 1883г.
9. Баполь Станислава 1895г.
10. Поняк Виктория 1893г.
11. Домбрович Исмара 1878г.
12. Осинский Король 1880г.
13, Стальмах Францислава 1889г. *** (*** ГАКК, ф.р-1330, оп.1, д.9, л.37.)

В крае действовало еще одно благотворительное учреждение соцзащиты, открытое польским посольством – это дом инвалидов в с. Абан Абанского района. Им заведовал Пищак Т.С. 2 марта 1943 года этот дом был передан в ведение Абанского райсобеса, Пищак был освобожден и заведующим стал Аулов В. По материалам акта передачи в доме инвалидов находилось в тот момент 6 поляков- инвалидов. Вот их имена:

1. Куляк Мих. Мар. 1867г. м. по старости
2. Кицковская Катер. Ив. 1904г. ж. инвалид
3. Корныло Яков Д. 1895г. м. инвалид
4. Потерак Влад. Валент. 1924г. ж. сирота (работает уборщицей)
5. Потерак Генри Валент. 1927г. м. сирота
6. Потерак Юзира Валент. 1935г. ж. сирота. **** (** * ГАКК, ф.р-1330, оп.1, д.9, л.4.)

В некоторых отчетных документах указывается численность пациентов Абанского дома инвалидов до 100 чел., по всей вероятности, в 1944-1945 г.г., эти списки пока не найдены.

К польским благотворительным учреждениям относился детский сад в г. Черногорске. Он был открыт в июле 1942 года. В нем обслуживали детей как работающих поляков, так и не работающих. На 22 ребенка там был один воспитатель. Дети получали такое же снабжение, как и взрослые. Но в марте 1943 года детсад был закрыт, и больше уже его работа не возобновлялась. Такая же участь постигла и детсад польского посольства в Усть-Абакане. Однако, «Компольдет» предпринимал усилия по расширению сети детских учреждений в крае. В приводимом выше распоряжении Комитета краевому отделу народного образования от 11.03. 1944 года, где отмечалось плохое состояние Мало-Минусинского детдома, говорилось также о том, что в крае неудовлетворительно организован учет польских детей, польских учителей, отсутствуют данные об их количестве в крае. Большое число польских детей не охвачено польскими детскими учреждениями в Красноярске , Ужуре, Ачинске, Канске.

В документе на имя зав. крайоно Захваткина говорилось: «Комитет обращает Ваше внимание на недопустимость такого положения и обязывает Вас:
1. Провести полный учет контингента польских детей и кадров польских воспитателей и учителей, живущих в крае.

2. Расширить существующую сеть польских детучреждений в крае и открыть следующие польские детские учреждения или соответствующие польские группы и классы при русских детских учреждениях:

а) в Красноярске (правый берег) детсад на 50 детей.
б) в Ужуре начальную школу на 70 детей.
в) в Ачинске начальную школу на 50 детей.
г) в Канске начальную школу на 100 детей.
д) в Енисейске детсад на 40 детей и начальную школу на 50 детей.»* (* ГАКК, ф. р-1383, оп.1, д.646, л.18.)

Требования, судя по тону документа, со стороны «Компольдета» при Наркомпросе были довольно жесткими, предполагающими выполнение. Были ли они выполнены и была ли расширена сеть обучения и воспитания польских детей в крае в 1944- 45 г.г.? Ответ требует дальнейших поисков.

Неудовлетворительно проводился учет не только польских детей, но и взрослого польского населения в крае. Цифры, как в документах, так и в публикациях разные и, как правило, не соответствуют реальным. Более - менее общая статистика составлялась обычно в связи с какими-то кампаниями, осуществляемыми в отношении поляков в зависимости от политики советского государства. Выше приводилась цифра взрослого населения -8471 ч., указанная в «Справке о количестве лиц, состоящих в польском гражданстве, подлежащих паспортизации», составленной начальником ОВИР УНК ВД края Репиной в начале февраля 1943 г., когда поляки были лишены польского гражданства.
29 июня 1943 года Полонская сообщала в Москву сведения о контингенте поляков в крае:

Взрослых
1. Хакасский куст - 2100 ч.
2. Минусинский куст - 1200 ч.
3. Енисейский куст - 890 ч.
4. Канский куст - 2900 ч.
5. Ачинский куст - 1889 ч.
_________
8979 ч.
Детей - 4987 ч. ** (** ГАКК, ф. р-1330, оп.1, д.3, л.245.)

В этот период уже число бывших польских граждан составило 13966 чел. Взрослых поляков было учтено больше на 500 человек.

С лета 1945 года начался заключительный этап пребывания депортированных перед войной и в начале войны польских граждан. В период подготовки к репатриации в 1945 году статистика готовилась работниками красноярского «Упрособторга» совместно с краевым и районными правлениями Союза польских патриотов. Составлялись поименные списки на выдачу продуктов и промышленных товаров из благотворительных фондов. С этой целью была проведена проверка числящегося контингента польского населения. На 15 ноября 1945 года он составлял 8881 ч., из них детей до 12 лет 2476 ч., или 2798 семей. Детей в детских домах – 446 ч., инвалидов – 114 ч. Всего по краю в этот период было учтено - 9441 ч.*** (*** ГАКК, ф.р-1330, оп.1, д. 16, л. 8.) В сравнении с данными 1943 г. численность уменьшилась более чем на 4000 ч. Это было связано еще с одной кампанией в отношении поляков, заброшенных в годы войны в северные места Сибири. В июле 1944 г. СНК СССР разрешил частичное переселение бывших польских граждан из неблагоприятных по климатическим условиям северных районов в области УССР.

Переселению подлежали поляки, а также лица других национальностей из бывших польских граждан, члены семей которых находились в Польской армии. В конце лета и начале осени 1944 года более 4 тысяч бывших польских граждан из Енисейска, Ярцева, Удерейского , Казачинского, Долгомостовского, Козульского, Тасеевского районов по железной дороге и водным путем переселились в Западные районы России и Украины. * (* ГАКК, ф.р-1330, оп.1, д. л. 94.)

6 июля 1945 года было достигнуто соглашение между польским временным правительством и советским правительством и подписан польско-советский договор о смене гражданства и эвакуации поляков. С этого времени Союзом польских патриотов и другими польскими общественными организациями проводилась большая работа по разъяснению этого важного для поляков документа. Многие активисты переписывали его от руки и распространяли среди соотечественников. В архиве сохранилась рукописная копия договора со всеми статьями. В статье первой читаем: « Правительство СССР соглашается признать лица польской и еврейской национальностей, которые до 17 сентября 1939 года были польскими гражданами, проживающие в настоящее в СССР,… их право смены гражданства СССР согласно их собственного желания, и разрешить этим лицам переселиться на территорию Польши».** (** ГАКК, ф.р-1330, оп.1, д. 16, л.2.)

18 июля 1945 года в № 26 газеты « Свободная Польша» была напечатана пояснительная статья, в которой рассматривались все пункты договора и особо подчеркивалось, что все должны знать о праве сменить гражданство и выехать в Польшу, что все желающие выехать обязательно осуществят свое право. В ней также сообщалось о том, что «лицам, выезжающим в Польшу предоставляется право взять с собой личного имущества не превышающего 2 тонн на семью из сельской местности, и 1 тонны для городской местности».*** (** ГАКК, ф.р-1330, оп.1, д. 16, л.2.) Разрешалось иметь с собой наличными до 1000 злотых или 1000 рублей.

Подготовка к репатриации и сама репатриация польских граждан согласно договору проходила в Красноярском крае с ноября 1945 г. по апрель 1946 г. Была создана смешанная советско-польская комиссия, куда вошли представители СПП, «Упрособторга» и представители местных властей. Председателем комиссии был Агнетов С.А. – зам. председателя исполкома крайсовета. По составленным активистами СПП на местах спискам поляков, подлежащих эвакуации, соответственно районам их проживания, определялись места формирования эшелонов и их отправки. Списки должны были быть заверены местным правлением СПП и утверждены на совместном заседании комиссии по репатриации. Выезжающим полякам оказывалась материальная помощь: они обеспечивались из грузов ЮНРРА - товаров, выделенных польским правительством национального единства для снабжения репатриируемых в Польшу, из благотворительных фондов и фондов централизованного снабжения поляков правительством СССР.

Распределение помощи проходило в 2 этапа: 65 % всех имеющихся на базах «Упрособторга» грузов должны были быть выданы осенью 1945 г. , 35 % - оставлены как резерв на базе для выдачи их в момент формирования эшелонов в Польшу.**** (** ГАКК, ф.р-1330, оп.1, д. 16, л.2.) Отправка из Красноярска была организована с 4х железнодорожных станций: Абакана, Ачинска, Ужура и Красноярска. На станциях производилось формирование специальных составов, туда подвозились эвакуируемые поляки и евреи с семьями и грузами, которые в большинстве своем проживали в колхозах и на лесных участках, меньшая часть была из городской местности. При выделении благотворительной помощи ответственные из СПП и комиссий репатриации подходили дифференцированно к составу населения в каждом эшелоне. Тем более что все фонды, особенно грузы ЮНРРА, находились на особом учете. В основном все нуждающиеся были обеспечены продовольствием и одеждой. Кроме того, отъезжающим польским гражданам была оказана денежная помощь по предварительным заявкам отделений Союза Польских Патриотов.

Репатриантам эшелонов из Красноярского края было выдано единовременное денежное пособие: по линии Красноярского крайсовета – более 100000 руб.; из фонда репатриации краевого правления СПП до 350000 руб.* (* ГАКК, ф.р1330, оп.1, д.6, л. 48об.)

Отправка поляков на Родину проводилась в заранее намеченное весеннее время, согласованное с польским правительством, т.к. в холодное время было бы труднее подготовиться к эвакуации и добраться до пунктов отправки. С 15 марта по 17 апреля 1946 г. из края было отправлено 6 эшелонов:

ст. Абакан № 68 15. 3. 46 г. 1404 ч.
ст. Ужур №70 24. 3. 46 г. 1836 ч.
ст. Абакан № 69 27. 3. 46 г. 1698 ч.
ст. Ачинск № 71 29. 3. 46 г. 1858 ч.
ст. Красноярск № 72 10. 4. 46 г. 1692 ч.
ст. Красноярск № 98 17. 4. 46 г. 948 ч.
Всего из края было эвакуировано - 9436 человек.** (* ГАКК, ф.р1330, оп.1, д.6, л. 48) В апреле 1946 года массовая отправка людей в Польшу была завершена, в крае оставались по информациям комиссии и «Упрособторга» только «одиночки»,

Детские дома эвакуировались вместе со всеми: Мало-Минусинский и Больше-Ербинский польдетдома выехали на родину эшелоном № 69 27 марта со ст. Абакан, Порожский - эшелоном № 71 10 апреля 1946 года со ст. Ачинск. Воспитанники и персонал детских домов также получили продукты, необходимую одежду и денежную помощь. По сводкам «Упрособторга» об отправке им было выдано 2304 банки рыбных консервов, 1584 банки молочных консервов. На узловых станциях их снабжали хлебом и горячим питанием. Телеграммы о необходимости снабжения поляков в пути и контроля за этим отправлялись из Москвы и из пунктов следования эшелонов ежедневно.*** (*** ГАКК, ф.р-1330, оп.1, д.16, л.л.40-61.)

В первые дни начавшейся отправки поляков произошло событие, которое подготовил местный Союз польских патриотов. Еще осенью 1945 г. руководители СПП в Красноярске Земский Я.П. и Дубовский К.А. обратились в «Упрособторг» и краевые организации с предложением провести вечер польско-советской дружбы в связи с репатриацией польских граждан из Красноярского края.

17 марта 1946 года в Красноярске прошло собрание, посвященное дружбе поляков и советских граждан. На нем были заслушаны сообщения председателя краевого правления Союза Польских Патриотов Земского о деятельности СПП, а также уполномоченного НКТ СССР - Старухина. Деятели СПП вручили краевому совету депутатов трудящихся грамоту с благодарностью за оказание помощи польскому населению. После торжественной части на вечере выступили поляки – участники художественной самодеятельности. Звучали польские и русские песни и стихи.**** (**** ГАКК, ф.р-1330, оп.1, д.6, л.44об.)

После отъезда польских граждан на Родину в марте-апреле 1946 года перестала существовать и сеть польских благотворительных учреждений. Находящееся в них имущество, принадлежащее ранее польскому посольству и полученное как благотворительные грузы в детские дома, мастерские и столовые было передано местным торгам и трестам по особой описи и подлежало отдельному учету с возможным возвратом этого имущества или производством расчета за него впоследствии, как говорилось об этом в документах.***** (**** ГАКК, ф.р-1330, оп.1, д.6, л.56.) Например, среди упоминаемого имущества числились 11 швейных машинок: по 2 из них использовались в польских детских домах, остальные в мастерских, которые в марте – апреле были закрыты. Последней была ликвидирована мастерская «Упрособторга» в г.Красноярске 1 июня 1946 года. Дальнейшая судьба этого имущества пока неизвестна.

Аппарат «Упрособторга» был освобожден, должность уполномоченного НКТ СССР была упразднена, так как потребность в его деятельности в Красноярском крае отпала.

Не умаляя и не забывая о тяжких лишениях и жертвах, которые постигли в 40-е годы в СССР депортированных поляков, мы должны знать и о позитивных явлениях опеки и социальной помощи польским гражданам в 1942-1946 г.г. как со стороны польского правительства, так и СССР. Местные власти в Красноярском крае совместно с польскими организациями решали вопросы учета польского населения, охвата его благотворительной сетью и возможного обеспечения продовольствием и товарами, что позволяло выживать в тех неимоверно тяжелых условиях войны и Сибири. Не случайно при отъезде на родину поляки благодарили сибиряков за оказанную помощь.

В продолжение темы о добровольном переселении польских крестьян в Сибирь (публикация «Выбрали Сибирь» журнал Енисей №4 июль-август 1999 года) проводится анализ развития польских переселенческих поселков. На основе обобщения массы архивных материалов составлена таблица динамики поселений с 1896 г. по 1917 г. Она дает представление о росте населения, дворов, частично о хозяйственном обеспечении переселенцев, о статусе поселков, когда при наличии 100 и более дворов разрешалось строить школы, хлебозапасные магазины, костелы. Предлагаемые сведения, думается, могут возбудить интерес и помочь в дальнейшем в изучении истории польских сел.

Список источников:
1. Списки населенных мест Российской империи. Енисейская губ. Спб., 1864, стр. XXVII.
2.Списки населенных пунктов Енисейской губернии и Урянхайского края. Составлены по данным Всероссийской сельскохозяйственной и городской переписи 1917 г. Красноярск, 1921.
3.Списки переселенческих и запасных участков в Енисейской губернии. Спб., 1911г.
4.Список населенных пунктов Енисейской губернии. Красноярск, 1911г.
5.Памятная книжка Енисейской губернии за 1909 г. Издание Енисейского губернского статического комитета. Красноярск, 1909г.


На оглавление