Новости
О сайте
Часто задавамые вопросы
Мартиролог
Аресты, осуждения
Лагеря Красноярского края
Ссылка
Документы
Реабилитация
Наша работа
Поиск
English  Deutsch

Материалы (информация) произведены, распространены и (или) направлены учредителем, членом, участником, руководителем некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, или лицом, входящим в состав органа такой некоммерческой организации

«Поляки на Енисее», книга вторая


Виргиния – Стефания Соколовская (Степанова)
Рождественские вариации на польскую тему

“Oto gwiazda Trzech Króli, Betlejemska gwiazda,
przy której blasku Pan nasz się narodził,
niech będzie święte imię Jego pochwalone!”
Władysław Stanisław
Reymont „Wigilia u Borynów”

На пороге ранней моей юности, где-то в 14 лет, я увидела польский фильм по роману Генрика Сенкевича «Крестоносцы». И особенно мне запали в сердце два фрагмента из фильма. Один из них – пиршество поляков… Стол, огромный стол был заполнен невероятным количеством мясных блюд: окорока, копченые колбасы, множество разнообразной дичи, жареные гуси, индейки…, и паны, поглощающие аппетитные вкусности!

Едят все руками, пища очень жирная, и жир этот течет по усам панов, по рукам до самых локтей. Запивают «панове» обильные угощения винами, конечно, воздух сотрясают шутки, смех!

А вот теперь воспоминания моей мамы из жизни их семьи в Сибири:

«Поесть у нас всегда любили, еды было много и, конечно, главная еда – мясо: копчености, дичь, мясо разного вида и приготовления. Папа мой, пан Бронислав, был великий мастер по изготовлению всевозможных колбас, окороков, буженин. Была и специальная холодная комната, в которой хранились мясные изделия, приготовленные искусными руками моего папы.

Поляки, жившие в Сибири, любили наносить визиты друг другу. И в наш гостеприимный дом часто наезжали гости, которые с великим удовольствием поглощали в изобилии папины кулинарные произведения. Проблем накормить не было. Ели сколько хотели, пока не насытятся. Жили, гостили у нас неделями! А мама моя, пани Мария-Марианна, полька, на все руки мастерица, занималась приготовлением горячих блюд и всевозможных сладостей. У нас в небольшом семейном альбоме есть фотография, где мама со своими кулинарными творениями.

К праздникам она готовила вкусные пирожные – мазурки, кстати, и племянника своего мама так и называла – мазурек.

Пекла Мария-Марианна мазурки из белков, сахарной пудры, молотых орехов. Остывшие пирожные покрывала кофейной глазурью, украшала половинками слегка подрумяненного миндаля. Пекла она и торты: «Султан», «Королевский», «Наполеон», «Микадо», праздничный маковник.

А в обычные, будничные дни непременно мясные блюда и, конечно, бигос. Стародавнее, старопольское блюдо – бигос.»

С раннего детства, как себя помню, и по сей день у нас в семье неизменная традиция – очень плотный завтрак, обязательно мясо, за исключением пятницы. Школьные подруги удивлялись: «У нас завтрак – чай с булочкой, а у вас дома не завтрак, а целый обед!». Да, так было заведено и в те годы, когда моя мама была девочкой. И выйдя замуж, и попав в семью мужа, ничего не изменилось в жизненном укладе моей мамы: традиция завтраков, обедов и ужинов – все было по-польски. Да и стоит ли удивляться, ведь мама моего папы тоже была полькой.

А вот еще воспоминания моей мамы из ее детства:

«Родилась я в Тисуле Кемеровской области. Родилась в доме, который до сих пор стоит – большой кирпичный дом с огромным подвалом, в котором было множество кроликов, которым, по словам моей мамы, никто не знал счета. Была в доме большая столовая – jedalnia, светлая, просторная. Мебели в ней было мало - посередине стол, венские стулья и буфет. А над столом висела огромная люстра на толстых цепях «под золото». За этим столом, под уютной люстрой собиралась большая семья пана Соколовского, где, замечу, не только вкусно и долго ели, но еще и вели бесконечные разговоры, читали вслух газеты, книги».

Мамина бабуня - pani Barbara Truchnicka-Sokołowska любила слушать чтение вслух своего мужа Антония.

А вот перед Рождеством Христовым было все торжественно, загадочно, таинственно! Каждое воскресенье Адвента зажигалась свеча, и когда зажигалась 4-я, все ждали с нетерпением 24 декабря. 24 декабря наступала Рождественская Вигилия. Мама рассказывала, что в jedalnie стол покрывали сеном, а сверху - белая скатерть. Но самое радостное для детей, и не только детей, было то, что пряталось под сеном для каждого члена семьи и гостей – это были рождественские подарки.

Угощений на столе было 12, по числу апостолов. Обязательно ставили прибор для неожиданного гостя, путника в Рождественской ночи, который мог придти на Рождественские огни гостеприимного польского дома.

Однажды мамин папа, пан Бронислав, сказал своей маленькой дочке, цурке Руженке: «Ruzia, сегодня, когда ты будешь крепко спать в своей кроватке, к тебе придет Дед Мороз и принесет подарок!». Так мама рассказывает, что она всю ночь не сомкнула глаз, уж очень ей хотелось увидеть Деда Мороза! И вот под утро раскрылась дверь, и вошел мамин папа и положил на стульчик, рядом с кроватью, где спала его цурка, подарки.

А за завтраком папа спросил свою цуречку: «ну и как тебе подарки Деда Мороза?». Но вот о чем мама умолчала, так это то, что подарки-то принес не Дед Мороз!

А какое Рождество и Новый год без танцев? Моя бабуня, пани Мария-Марианна любила танцевать польские народные танцы, особенно оberek, kujawiakи, и, конечно, mazurek. А вот я, когда научилась танцевать вальс, то чуть-чуть подпрыгивала, подскакивала и ничего не могла с этим поделать. И только спустя годы я поняла, что эти «подскоки» достались мне в наследство от моих предков, ведь все они танцевали народные польские танцы с замысловатыми, сложными фигурами, в которых были и «подскоки». И в память об этом, независимо от своей воли, и я танцевала вальс подпрыгивая. Кстати, замечу, что и моя бабуня пани Мария – Марианна, танцуя вальс тоже подскакивала, подпрыгивала.

А вот опять воспоминания моей мамы: «Когда я подросла, мои родители стали жить отдельно от дедуни и бабуни. В нашем доме появилась охотничья собака, сеттер Пильма. Папа, вместе со своими друзьями поляками, выезжал на охоту. Вспоминаю радостный лай собак, которые, чувствуя предстоящие охотничьи приключения, вели себя очень возбужденно и в нетерпении бегали, поднимая невообразимый лай. А еще мой папа очень любил лошадей. У него была своя «выездка» - в красивую коляску впрягался красавец конь, за которым папа любовно ухаживал. А мы с сестренкой любили, когда папа нас катал. Мы сидели в коляске, конь-огонь мчал нас, и дух захватывало! То-то радостей было для нас».

Ну, а теперь опять мне хочется вернуться к jedzeniu. Да, уж поесть-то мы, поляки, впрочем, как и все народы, любим! Моя мама вспоминает, как в детстве просила свою маму: «Свари мне красный суп!». Красный суп это ни что иное, как красный борщ из свеклы, для приготовления которого требуется ни много, ни мало 1,5 килограмма свеклы, а еще сушеные грибы, морковка и специи. Я сейчас упомянула грибы. Да, грибы, мы, поляки, очень любим. Их, грибов, всегда у нас было много: сушеные, соленые, маринованные. К примеру, в рождественский борщ принято добавлять горсть сушеных грибов.

Да что и говорить, грибы в нашей польской кухне изумительно вкусная добавка ко всем мясным блюдам, к дичи, птице, да и к рыбным блюдам – очень вкусно.

А вот совсем недавно по радио директор Городской библиотеки Бердников рассказал, что дрожжи в Сибирь привезли ссыльные поляки! Кстати, замечу, что тесто у моей мамы, пани Ружены, получается изумительное. А вообще стоит ли удивляться этому, ведь когда мама готовит, то она вкладывает в приготовление любого блюда частичку своей души.

А вот в качестве вариации на польскую тему хочу сказать, что мы, поляки, всегда любили и любим петь независимо от того, какие голоса дал нам Господь. А так как Рождество один из самых любимых и ожидаемых праздников, то советую всем петь песню, которую любила петь моя бабуня – “Bóg się rodzi”. Стародавняя польская коленда. Вот на этой Рождественской песне и заканчиваю я свои «Вариации на польскую тему».


На оглавление