Новости
О сайте
Часто задавамые вопросы
Мартиролог
Аресты, осуждения
Лагеря Красноярского края
Ссылка
Документы
Реабилитация
Наша работа
Поиск
English  Deutsch

Материалы (информация) произведены, распространены и (или) направлены учредителем, членом, участником, руководителем некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, или лицом, входящим в состав органа такой некоммерческой организации

«Поляки на Енисее», книга вторая


Горькие воспоминания

Я очень благодарна Нине Брониславовне Кирпичевой за написанные строки, понимаю, как тяжело возвращаться в те времена, когда было не просто тяжело, а еще и страшно. Ведь она была ребенком. Тяготы сосланных в Сибирь были усилены военным временем – недостатком, недоверием властей. Как эти люди смогли выжить? Нина Брониславовна замечательный человек, добрый, заботливый, тактичный и преданный. Нужно только порадоваться тому, что она с нами. Сейчас Нина Брониславовна самый надежный член НКА «Дом Польский». Спасибо Вам за то, что вы есть!

Член правления НКА «Дом Польский» Галина Мищенко

Кирпичева (Зубрицкая) Нина Брониславовна. Рождения 6 января 1942г.

История моей судьбы, моей семьи, моих братьев оставила очень тяжелые воспоминания, да и сейчас жизнь не легче, если сопоставить эти и те годы.

Наш отец вместе со своими родителями был выслан за пределы Украины в 1930 году, и вся жизнь его и его родителей и всех нас детей прошла в Сибири. И только согласно закону Украины «О реабилитации жертв политических репрессий» от 30.11.1995г. № 438 был реабилитирован. Вся наша жизнь прошла в тяжелых сибирских условиях, я всегда помню и голод, и холод, и болезни, нас было шестеро детей, двое умерли от голода и болезней. Я помню как мы, дети, собирали на колхозном поле гнилую картошку и ели.

Есть очень много детских воспоминаний, которые оставили неизгладимый след во всей моей жизни. Умерли родители отца: бабушка Каролина, дедушка Франц. И похоронены они в г. Тайшете. Мы жили в деревне, потом умерли мамины родители. Жили очень тяжело и горько. Отец был очень скромный и тихий человек. Родители нам ничего не говорили и не рассказывали, было время такое тяжелое, что нельзя было ни о чем говорить, а мы, дети, были просто запуганы и боялись о чем-либо спросить.

Я помню, что из-под комендатуры отец был освобожден где-то в 1959-1960 году, но уезжать из Сибири уже не смогли, потому что было подорвано здоровье, и куда ехать?

Помню из детства, что в тяжелое время поляки были в деревне, и была такая Гижитская Михалина Францевна, полька – очень благородная женщина. И она покрестила нас, всех деревенских детей. Потом она уехала в Польшу, как и что - я не знаю и теперь нигде ничего не узнать.

В нашей деревне были ссыльные немцы с Поволжья и литовцы с Литвы, и мы, все дети, учились, дружили между собой, не было никаких разграничений, позднее все поуехали. Прошли годы, родители мои умерли, и теперь почти два раза в год, я стараюсь ездить в Иркутскую область на могилы моих родителей и бабушек, и дедушек, и брата, и сестры, поклониться им и зажечь свечи, поговорить и поплакать.

Очень горькое воспоминание.


На оглавление