Новости
О сайте
Часто задавамые вопросы
Мартиролог
Аресты, осуждения
Лагеря Красноярского края
Ссылка
Документы
Реабилитация
Наша работа
Поиск
English  Deutsch

Материалы (информация) произведены, распространены и (или) направлены учредителем, членом, участником, руководителем некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, или лицом, входящим в состав органа такой некоммерческой организации

«Поляки на Енисее», книга вторая


Ветеран ВОВ и Войска Польского Алексей Федченко

НА ГЛАВНОМ НАПРАВЛЕНИИ - ПОД ЭГИДОЙ БЕЛОГО ОРЛА

В канун 60-летия Великой Победы всё чаще и чаще одолевают воспоминания о событиях давно минувших дней. Одно из них - участие воинов - красноярцев в боях на Главном Направлении под эгидой Белого Орла.

Кто они, эти воины Войска Польского, какие их ратные дела - тема редкая и мало освещена не только в печати, но и вообще в СМИ. Небезынтересно само появление Войска Польского, его формирование, участие в войне на стороне Советского Союза.

Как воин-интернационалист, участвовавший в организации, формировании, обучении польских жолнежей, прошедший вместе с ними фронтовыми дорогами от берегов польского Буга до берегов немецкой Эльбы, хочу рассказать о себе, о моих однополчанах- друзьях-красноярцах, о нашем общем боевом пути, пройденным на 1-ом Белорусском фронте в составе Первой Армии Войска Польского.

Дети военной поры быстро взрослели. Мы, подрастающее поколение, как могли, помогали старшим не только в домашнем хозяйстве, но и во время летних каникул на всё лето выезжали на сельскохозяйственные работы в колхозы, где вместе со взрослыми принимали участие в заготовке сена, уборке урожая зерновых и овощей. В сентябре приступали к занятиям в школе. Учились прилежно.

Ожесточенные бои под Москвой, блокада Ленинграда, стремительное продвижение фашистских войск по другим направлениям не оставляли надежд на быстрый перелом в войне. Появились сообщения о затяжных действиях на фронте. Всё это угнетало. Но были и другие обнадеживающие вести: о союзе с США и Англией, о формировании на территории СССР Польской Армии из лиц польских войск, интернированных Красной Армией при освобождении Западной Украины и Западной Белоруссии, из поляков - жителей тех мест, а также из лиц польской национальности, проживающих на территории СССР.

Помнится декабрьский 1941 года поздний вечер, теплый домашний уют. Мы, дети, готовили уроки. Рядом мать тычет пальцем в книгу сказок братьев Гримм, по слогам складывая слова, приглушенно говорит радио: «Заканчивается формирование Польской Армии на территории Советского Союза»…Далее сообщали, что перед отправкой Армии на фронт прибыл из Лондона генерал Сикорский. Передали его выступление. В эфире прозвучал гимн Польши. Передача запомнилась не только тем, что у нас появился еще один союзник, это безусловно радовало, но и особенностью торжественности церемонии, мелодичностью гимна, что заочно вызвало уважение к людям, которые не смирились с потерей своей Родины, а, находясь в изгнании, нашли в себе силы вместе с Советским народом вступить в смертельную схватку с общим врагом. К сожалению, 96 тысячная Польская армия, сформированная в СССР, одета, вооружена, обучена по настоянию Польского эмиграционного правительства и правительства Англии в самые напряженные и тяжелые дни боев под Сталинградом и на других участках фронта, была переброшена в Иран, обещая развернуть боевые действия с юга нашего фронта. Но время шло и стало очевидным, что ни командующий этой Армией генерал Андерс, ни Лондонское правительство в нарушение ранее имевшихся договоренностей, не намерены использовать армию на Советском Фронте.

Союз патриотов Польши, действующий на территории Советского союза, учитывая эту обстановку и победоносное продвижение советских войск к границам Польского государства, учитывая горячее желание Польских граждан, находящихся на территории Советского Союза, просил Советское правительство организовать на территории Советского Союза Польскую Дивизию, чтобы дать возможность Польским патриотам участвовать в предстоящем освобождении попранной фашистами польской Родины. Именно по этой причине поляки, проживающие в Советском Союзе, с огромной радостью встретили опубликованное 9 мая 1943 года историческое заявление Советского правительства о том, что оно удовлетворило просьбу Союза польских патриотов в СССР о создании на Советской территории польской пехотной дивизии имени Тадеуша Костюшко для ведения совместной борьбы с гитлеровскими захватчиками. Эшелоны добровольцев и призывников польской национальности формировали в Новосибирске, Томске, Ачинске, Красноярске, Абакане, Минусинске, Канске, Иркутске и направляли в далекую деревушку Сельцы, что под городом Рязанью, где формировали пехотную дивизию имени Тадеуша Костюшко. Среди отъезжавших находились и наши красноярцы: Антосяк A.M., Мещерин Л.К., Смагер С.И., Соловей И.И., Варшукова А.Г., Анеля Кживонь из Канска и сотни других молодых, энергичных, решительных парней и девушек. Немудрено, что дивизия численностью личного состава 12177 человек была сформирована в предельно сжатые сроки, и уже с 15 июня 1943 года началась интенсивная подготовка новобранцев. Как вспоминают Красноярские Костюшковцы, 15 июля 1943 года в 533-ю годовщину битвы под Грюнвальдом в торжественной обстановке они приняли присягу. Первым принял присягу у Боевого Знамени командир дивизии полковник Зигмунд Берлинг. Затем подал команду: «Дивизия, к присяге!» Более 10 тысяч собравшихся воинов, обнажив головы, повторяли за своим командиром: «Торжественно присягаю земле польской, истекающей кровью, польскому народу, томящемуся в немецком ярме, что не опозорю имени поляка, что верно буду служить отчизне»... Тем временем на фронте Красная Армия вела тяжелые, героические бои на Курской дуге. Несколько недель продолжалась ожесточенная, огромная по масштабам битва.
В результате гитлеровские войска потерпели очередное поражение и были отброшены на несколько сот километров на запад.

Во второй половине августа дивизия Костюшковцев провела свою «малую войну» - учения. По тревоге части дивизии выступили из лагеря, совершив 55 километровый бросок с одновременной имитацией различных видов боевых действий с участием артиллерии, минометов, танков. Это было первое учение в условиях приближенных к боевым. Учения показали, что несмотря на имеющиеся ещё недостатки в боевой подготовке, дивизия в основном готова к ведению боевых действий.

1-го сентября 1943 года в четвертую годовщину нападения гитлеровцев на Польшу , 1-ая пехотная дивизия имени Тадеуша Костюшко выступила на фронт. Прибывшая на фронт дивизия была подчинена командиру 33-ей Советской Армии генерал-полковнику Гордову и введена в бой 12 октября в направлении поселка Ленино Могилевской области в Белоруссии. В полосе наступления дивизии в низине расстилались широкие, вязкие, поросшие кустарниками болота, среди которых протекала небольшая речушка Мерея. За ней с левой стороны виднелся разрушенный поселок Ленино. Вдали, несколько правее от него, в глубине вражеской обороны находилась деревня Трегубово, ещё дальше вправо деревня Ползухи.

Гитлеровцы обосновались на холмах за Мереей. Их передняя линия обороны проходила вдоль цепи холмов, тянувшихся за Ленино, а затем спускалась к подножию высоты 215,5 и дальше через Ползухи. Оборона была искусно приспособлена к рельефу местности, хорошо укреплена. Она располагалась на высоких холмах, что обеспечивало хорошие условия для наблюдения за позициями Костюшковцев. Медленно тянулась ночь накануне битвы под Ленино, вспоминают наши Костюшковцы. Разведка боем была проведена на рассвете батальоном первого пехотного полка. Батальон пересек болото и речку и ударил по высоте 215,5. Гитлеровцы открыли по нему сильный пулеметный огонь и вынудили наших залечь у подножия высоты, окопаться и ждать огневой поддержки. В 9 часов 20 минут огневой залп «катюш» послужил сигналом к началу артиллерийской подготовки наступления. Мощный гул сотен орудий потряс воздух и перерос в непрерывную канонаду. В 10-часов 30 минут батальоны 1-го и 2-го пехотных полков бросились в атаку на линию обороны гитлеровцев.

Штурм Костюшковцев был дерзким и смелым. Солдаты шли цепью, стреляли на ходу. Вот они пересекли уже болота и Мерею. Ворвались на высоту и в первую линию вражеских окопов. Первая линия окопов противника оказалась в руках поляков, и Костюшковцы ринулись на штурм следующих линий траншей.

Вдоль топких берегов Мереи двигались батальоны второго эшелона. Внезапно из-за возвышенности на двигающиеся колонны налетели вражеские самолеты. С воздуха на них обрушились бомбы и град пуль. Раздавались мощные взрывы.

Земля заходила ходуном. Самолеты заходили на бомбежку снова и снова. Это был первый налет авиации на дивизию. Бой за Ползухи был особенно тяжелым. Пылающая деревня, которую пытались штурмовать подразделения 2-го пехотного полка, в конце концов была взята, но гитлеровцы контратаковали и с каждым разом все упорнее. Их атаки поддерживали авиация и танки. Костюшковцы были вынуждены отойти на восточную окраину деревни. Не менее тяжелым и изнурительным был бой и за деревню Трегубово. Гитлеровцы, почувствовав ослабление левого фланга, бросились в контратаку при поддержке нескольких танков и шестиствольных минометов. С воздуха их поддерживала авиация. В самый разгар боя за Трегубово на передовую прибыл заместитель командира дивизии полковник Каневич, взял на себя командование полком и спокойно организовал контратаку. Во время боя под Ленино боевые порядки многих подразделений дивизии перемешались. Открылись также опасные бреши на стыке между 1-ми 2-м пехотными полками, а также советскими соседними частями. Эти бреши неоднократно использовали гитлеровцы, организуя, иногда небезуспешно, контратаки на флангах Костюшковцев. В боях непрерывно участвовала гитлеровская авиация. В воздухе постоянно находились три-четыре эскадрильи вражеских самолетов, которые волнами делали налеты на наши боевые порядки. Казалось, что гитлеровцы бросили всю свою летную технику, чтобы уничтожить Костюшковцев, стереть с лица земли. Ожесточенные бои продолжались и на следующий день 13 октября. Костюшковцы при непосредственной поддержке шестнадцати танков вновь ударили по обороне немцев. Соседние советские дивизии тоже пошли в наступление. Бой разгорался с новой силой. Однако вскоре гитлеровцы ввели свежие части, и ещё больше усилили интенсивность действий своей бомбардировочной авиации. В этих условиях наступление дивизии приостановилось, и генерал Берлинг отдал приказ перейти к обороне на занятых рубежах. В ночь на 14 октября Костюшковцев сменили советские части, а дивизия отошла в тыл, в резерв 33-й армии, залечивать раны, полученные в первом, но победном бою. Костюшковцы овладели первой линией немецкой обороны, прорвали её на глубину до 3-х километров и удержали захваченное. Победа далась дорогой ценой. Один только первый пехотный полк потерял более 1200 человек, а дивизия?...

Чем объяснить такое упорство врага? Генерал С.Г.Поплавский, будущий командующий 1-ой Польской армии, в своих воспоминаниях это объясняет так: «Во-первых, после освобождения Красной Армией Смоленска немецко-фашистское командование решило закрепиться на рубеже реки Сож, Ленино, Рудая. Для усиления обороны сюда было переброшено до тринадцати дивизий с орловского направления. Во-вторых, имел значение тот факт, что наступала именно польская дивизия. Гитлеровские генералы прекрасно понимали, что первый успех поляков на советском фронте эхом отзовется по всей Польше, вызовет там новую мощную волну сопротивления, усилит партизанское движение и поднимет дух народа.

Указом Президиума Верховного Совета СССР 243 польских солдата и офицера, отличившиеся в бою под Ленино, были награждены орденами и медалями. Троим из них, в том числе и посмертно Анеле Кживонь, нашей землячке из города Канска, присвоили звание Героя Советского Союза. Бой под Ленино вошел в историю возрождения народного Войска Польского. 12 октября ежегодно отмечают в Польше как всенародный праздник. А польская дивизия имени Тадеуша Костюшко стала прародительницей и основной структурной единицей, формируемой на территории Советского Союза 1-ой Польской Армии и в дальнейшем Войска Польского в целом. Но формирование частей армии было затруднено в связи с отсутствием надлежащего количества Польского офицерского состава. Ведь генерал Андерс основную часть офицерского корпуса, находящегося на территории Советского Союза, увел вместе со сформированной армией. Поэтому Ставка приняла решение направить опытных советских офицеров для формирования и прохождения службы в Польской Армии.

Сдав экзамены за 10-й класс экстерном, я поступил в Новосибирский институт военных инженеров железнодорожного транспорта. В январе 1943 года со 2-го курса был призван в Красную Армию и вместе с призывниками-сокурсниками направлен для обучения во 2-ое Томское артиллерийское училище. Через год напряженных и изнурительных занятий, под руководством опытных высокообразованных преподавателей и командиров, мы приобрели основательные знания в артиллерии и, успешно сдав экзамены, окончили училище. Нам присвоили звание младших лейтенантов, и в апреле 1944 года направили для прохождения дальнейшей службы в формируемые части 1 -ой Польской Армии. Мне надлежало явиться в город Сумы на Украине, где был направлен в формируемый 12-й артиллерийский гаубичный полк 3-ей Артиллерийской бригады резерва Главного командования 1-ой Армии Войска Польского. В штабе собрали группу офицеров, укомплектованных для прохождения службы в 12-м полку, объяснили, что полк расположен в д.Угроеды Краснопольского района Сумской области.

Почти ежедневно в полк прибывали группами будущие солдаты в основном из западных областей Украины, недавно освобожденных нашими войсками. Большинство из них мужчины среднего и пожилого возраста, многие из них давно небритые в потрепанной, а то и рваной одежде, истоптанной обуви, некоторые с мешками за плечами, другие - с грязными свертками в руках.
Из поступившего контингента формировались взводы, батареи, дивизионы, полки. Не дожидаясь полного укомплектования полка, мы уже проводили занятия с личным составом по строевой подготовке, материальной части стрелкового оружия, политзанятиям и другим предметам.

Вскоре в полк прибыли колонны новых американских «Студебеккеров» с прицепами отличных 122 мм пушек - гаубиц. С этого момента начались нелегкие занятия с личным составом по освоению поступившей техники, её материальной части, огневой подготовке, владению оружием.

Строй, песня, голоса командирских команд не умолкали на зеленом плацу с подъема до отбоя. Мы находились в подразделениях с 6 часов утра до 23 часов. Обучали солдат по уставам Красной Армии, но на польском языке. Команды тоже отдавали на польском.

Непрерывные, напряженные 3-х месячные занятия по огневой подготовке, ведение боя в разной боевой обстановке, умение производить трассировку орудийного окопа, сооружение его, быстро готовить орудие к бою, прицельно вести огонь - все это дало свои плоды. Подразделениям можно было доверять проведение боевых стрельб. Такие показательные стрельбы были организованы и проведены штабом полка. Побатарейно выезжая на огневые позиции, заранее подготовленного по всем правилам артиллерийского искусства полигона, показывая знания, умения, приобретенные в учебе, каждый боевой расчет показывал свое мастерство. Взвод управления четко готовил данные для стрельбы, занимался разведкой, обеспечивал батарею связью. Подобную картину готовности к действиям в боевых условиях мы видели в других взводах, батареях, дивизионах, полках бригады. Наконец, настало долгожданное время выступать бригаде на фронт. Командир полка объявил построение личного состава. Выступая перед полком, он дал оценку качества боевой подготовки подразделений полка, объявил, что проведенной инспекторской проверкой командованием бригады, «полк признан способным выполнять боевые задачи». Завтра мы снимаемся с места дислокации формирования и отправляемся на фронт. 1-ая Польская Армия поступает в распоряжение 1-го Белорусского фронта, выводится на главное направление.

20 июля 1944 года началось освобождение Польши. Передовые отряды Красной Армии и польские воины 1-ой Армии форсировали Буг и вступили на землю Польши. Первая Армия Войска Польского, двигаясь во втором эшелоне наступающих Советских войск, 23 июля вступила в город Хелм. Хелм - небольшой красивый зеленый городок на восточной границе Польши. Это первый город Польши, освобожденный Советской Армией от фашистских захватчиков.

Население городка, буквально не успев остыть от восторгов по поводу своего освобождения Советской Армией, были ошеломлены видением того, что они не предполагали увидеть - они увидели четкие ряды польских воинов в новых польских мундирах, вооруженных современной военной техникой. Они не верили своим глазам. Мужчины, женщины, молодежь, дети бежали навстречу солдатам и кричали: «Hex жие Польска! Hex жие Войско Польске!»

Пожилые люди со слезами на глазах бросались к жолнежам, плача обнимали их, ощупывали их мундиры, конфедератки, эмблемы польского орла на конфедератках. Натиск толпы жителей затруднял движение колонн. Командование решило остановить колонну на несколько часов. Разрешило нам общаться с населением города. В костеле начался молебен по поводу освобождения города Советскими Войсками и вступлением в город Войска Польского. Жители города и воины, успевшие перезнакомиться в считанные минуты, направились в костел на мессу. Костел не мог вместить всех желающих присутствовать на мессе. Возле костела большие группы жителей, окружившие солдат, интересовались их жизнью, историей создания Войска Польского, солдаты - жизнью населения во время оккупации, выражали взаимные надежды на скорое освобождение Польши. К обеденному времени кончился молебен. Жители массово приглашали к себе в семьи отобедать воинов Войска Польского. Заместитель командира батареи по политической части поляк Войда разыскал меня и настойчиво просил вместе с ним отобедать в польской семье. Он им уже сказал, что приведет хорунжего из России. Я не хотел идти на обед по причине слабого знания языка и пояснил ему, что это будет смущать меня и стеснять их. « Это они знают, я им говорил! Всё это их ещё больше заинтересовало» - ответил он. Я пошел. Оказалось приятная гостеприимная польская семья. Торжество, радость, праздник правили обедом. Польский бимбер (самогон), вино, вкусные закуски стояли на столе, но самое главное - превалировала радость освобождения. И напрасно я сетовал на слабое знание польского языка. Оказалось, что упорные трехмесячные занятия польским языком и почти круглосуточное общение с жолнежами на польском во время формирования полка на Сумщине позволили мне общаться с гостеприимными хозяевами вполне свободно, так же, как я общался со своими солдатами. Мы исчерпывающе отвечали на сложные политические вопросы, волновавшие наших хозяев. Много было тостов за «Польску, Войско Польское, Польский народ!» Так было, полагаю, в каждой польской семье. Неумолимо наступает время расставаться. Хозяева провожают нас до расположения батареи, через час мы снова в путь! Проводы польских подразделений вылились в волнующую демонстрацию надежды на возрождение Польши, надежды на новое, сильное, демократическое Польское государство. Окрыленные и вдохновленные теплой встречей жителей маленького Хелма, солдаты величественно и гордо двинулись в свой боевой путь - на Люблин!

23.07.1944 года советская 2-я Танковая Армия после ввода в сражение в полосе действия 8-й Гвардейской Армии завязала упорные двухдневные бои за Люблин, которые закончились разгромом более чем четырехтысячного гарнизона врага. Мы продолжали продвигаться во втором эшелоне фронта в общем направлении на Люблин. К Люблину подъезжали по ухоженному шоссе на небольшой скорости. Нашему взору представилась странная картина: вдоль шоссе, на его обочинах за придорожными кюветами стали попадаться изможденные трупы мужчин в полосатых пижамах. Расспросив встречных гражданских, - что это значит? - получили разъяснение, что здесь вот, указывали в сторону юго-восточной окраины города Люблина, находится немецкий лагерь военнопленных «Майданек». Там содержались тысячи военнопленных и гражданских лиц, а это, что на обочине дороги, участь тех несчастных, которые в состоянии радостного безумия от освобождения, переоценили свои силы, вырвавшись на волю, решили самостоятельно добираться до своих мест. Позже мы посетили «Майданек». Кошмар, ужас, зверства, превращенные в будничную повседневность для сотен тысяч русских военнопленных, гражданских лиц многих государств, женщин, стариков, детей - одна из фабрик истребления народов, изобретенная фашистской идеологией и государственной машиной Германии.

Население города Люблина сердечно встречало Советскую Армию и 1-ю Армию Войска Польского. Советским и польским солдатам преподносили цветы. В освобожденных населенных пунктах символом нерушимой дружбы обоих народов были развевающиеся рядом красные и бело-красные флаги.

27 июля 1-я Польская Армия сосредоточилась западнее Люблина в готовности выдвинуться в первый эшелон фронта. Как отмечает в своих воспоминаниях генерал Армии СМ. Штеменко: «Выдвижение 1-й Армии Войска Польского в первый эшелон имело большое боевое и морально-политическое значение. Советское командование берегло ее и только теперь сочло себя вправе ввести ее в дело».

Под Люблином наша часть задержалась недолго. Привели в порядок технику, оружие, обмундирование, отдохнули и выступили маршем на север, в район боевых действий - город Пулавы. Несмотря на раннее утро, на марше колонну обстреляли немецкие истребители двумя заходами. Остановившись, мы дружно рассыпались по обочинам дороги - обошлось без потерь.

Четвертого августа заняли огневую позицию. Спереди по фронту - река Висла, за Вислой пожары - немцы жгут села. Снаряды рвутся вблизи нас. Справа, в небольшом отдалении, просматривается город Пулавы. Мы на окраине города, на опушке большого яблочного сада. Пока с командирами орудий намечаю огневую позицию, трассирую окопы, солдаты с упоением наслаждаются яблоками. Недолго продолжалась яблочная трапеза, трассировка окопов закончилась - лопаты в руки и за дело! День занимались оборудованием огневых позиций, подготовкой к бою.

В эти дни под Пулавами 8-я Гвардейская Армия расширила плацдарм под Мангушевым, 69-я Армия расширила и объединила плацдарм под Хотней и Яновцем, 1-я Армия Войска Польского силами двух пехотных полков форсировала Вислу под Дембином и Пулавами. Теперь шли ожесточенные бои с немцами на занятых полками плацдармах. Наша батарея поддерживала польскую пехоту, отражающую непрерывные атаки немцев.

Бой под Пулавами был мой первый бой, первый бой для моих солдат. Бой жестокий. Дело в том, что гитлеровцы засекли нашу батарею. В разгар боя, когда мы вели огонь по атакующей пехоте противника, батарея стала целью для вражеских минометов. Нам нельзя прекратить огонь и укрыться, так как отбиваем атаку неприятеля, а немецкие минометы лупят по нам нещадно. Снаряды рвутся в расположении левого фланга батареи, глушат нас, а мы вынуждены вести огонь там, на плацдарме немецкая пехота атакует нашу... Я стою у первого орудия, командую огнем батареи. Замолчало третье орудие - минометный огонь загнал расчет в предусмотрительно ранее выкопанные ровики, расчет четвертого орудия прекратил огонь, как только начался обстрел. Отмечаю про себя – молодцы ребята, укрылись вовремя. Продолжаю огонь двумя орудиями. Комбат требует усиления огня. Перехожу на беглый огонь двумя орудиями. Минометный огонь стал реже, но передвинулся в сторону четвертого... Пользуясь случаем, не прекращая огонь первыми двумя гаубицами, поднимаю третий расчет, заговорило третье орудие - раскачал батарею... Три орудия заговорили дружно... Расчет четвертого не трогаю, там еще их беспокоят немцы минами...

Минометный обстрел прекратился так же внезапно, как внезапно и начался. Вскоре закончили и мы стрельбу, отбив атаку немецкой пехоты. Противник продолжает неистово атаковать плацдармы... Командующий фронтом приказывает командующему 1-й Польской Армией форсированным маршем ввести свои войска на плацдарм и занять оборону на правом фланге 8-й Гвардейской армии... По пути на новые рубежи нас неоднократно обстреливают немецкие истребители, местами попадаем под артиллерийский обстрел и бомбежки. Солдаты под огнем неприятеля ведут себя намного хладнокровнее, смелее, обдуманнее, чем в первые дни боев. И снова занимаем боевые порядки, снова копаем окопы, снова готовимся к бою. Теряем своих боевых товарищей. Вчера снайперская пуля смертельно ранила командира нашего дивизиона, сегодня погиб командир взвода управления 4-й батареи мой сокурсник Громов, потеряли троих разведчиков из взвода управления. Щемящей тоской отзывается в сердце гибель товарищей...

Так начинались наши боевые будни и продолжались до конца войны, чередуясь только между боями в обороне и атакующими боями, боями местного значения и боями в составе фронта... Еще не утихли бои за овладение плацдармами за Вислой, а командованием 1 -го Белорусского фронта было сделано все для быстрейшего выхода Советских и Польских войск к Варшаве, освобождению Праги (Прага - правобережное предместье Варшавы), разгрому Варшавской группировки противника и создания условий для освобождения Польской столицы.

Наступление на Прагу началось утром 11 сентября. Захватив ряд населенных пунктов, с упорными боями воины Советской армии и Войска Польского в течение 11 и 12 сентября продвигались к Праге, а уже 13 сентября в Праге шли ожесточенные бои, которые вели части 1-й Польской дивизии им. Тадеуша Костюшко, усиленные танковыми подразделениями 1 -и Польской Танковой бригады, а так же силы 76, 175, 143 дивизий Красной Армии. В ночь на 14 сентября соединения 125-го стрелкового корпуса и 1-я Польская пехотная дивизия им. Т. Костюшко вышли на восточный берег Вислы от Пельцовизны до Ляса. Варшавские мосты были разрушены врагом. 14 сентября были ликвидированы вражеские опорные пункты в Северной части Праги. Таким образом, гитлеровцы были выбиты из значительной части предмостного укрепления на правом берегу реки.

В боях за Прагу гитлеровцы потеряли около 8500 солдат и офицеров, в том числе 400 было взято в плен. Боевые действия советских и польских войск за правобережную часть столицы Польши были высоко оценены. В ознаменование победы столица Москва салютовала победителям 20-ю артиллерийскими залпами из 224 орудий! Жители Праги приветствовали своих освободителей с исключительной сердечностью и энтузиазмом.

1-я Армия Войска Польского при поддержке советских войск в ожесточенных боях принимала непосредственное участие в освобождении Варшавы. 17 января 1945 года Варшава была освобождена. А вечером Москва торжественно салютовала героическим Советским и Польским войскам 24-мя артиллерийскими залпами из 224 орудий. Приказом Верховного Главнокомандующего наиболее отличившимся при освобождении польской столицы частям и соединениям были присвоены почетные наименования - «Варшавских». Варшавскими стали польские соединения: 2-я пехотная дивизия имени Г. Домбровского, 1-я кавалерийская бригада, наша - 3-я гаубичная артиллерийская бригада, 1-я пушечная артиллерийская бригада, 13-й самоходный артиллерийский полк и другие подразделения 1 -и Армии Войска Польского.

Трудным и кровопролитным экзаменом для Польской армии было сражение за Померанский Вал, который имел три, как считали немцы, неприступные полосы обороны, сочетаемые с лесистой и заболоченной местностью, но Померанский Вал был преодолен.

В боях за освобождение Померании польские жолнежи проявили высокое мастерство. Советское командование, отмечая заслуги 1-го Белорусского фронта, дважды объявляло благодарность и дважды салютовало также в честь 1-й Армии Войска Польского. Ряду подразделений Польской Армии было присвоено звание «Померанских», в том числе 3-й, 4-й и 6-й дивизиям польским и другим частям. Многие польские части были награждены советскими орденами, в том числе была награждена и наша 3-я гаубичная артиллерийская бригада орденом «Кутузова 2-й степени».

В боях за Померанию было убито 24945 и захвачено в плен около 19000 солдат и офицеров противника. Значительные потери понесли и польские войска: 4424 человека убитыми и 1015 ранеными. Взяты большие трофеи.
Уже все польское поморье было освобождено от фашистов. Все, за исключением древнего Колобжега. Остатки разбитых вражеских частей через леса пробирались к этому единственному в руках гитлеровцев порту, надеясь укрыться в крепости или эвакуироваться отсюда морем. На дорогах, ведущих в Колобжег - тысячи беженцев, повозки, машины, стада группами отступающих гитлеровцев, спешивших в неприступную крепость. Действительно, Колобжег ни разу в истории не был взят штурмом. «Никто не сможет взять его и теперь» - бахвалилось устами Геббельса немецкое радио. В Колобжеге в общей сложности находилось до 80 тысяч гражданских лиц и свыше 10 тысяч солдат и офицеров противника. Однако судьба города была предрешена. 1-я Польская Армия готовилась к штурму. Дважды Командующий Армией обращался к коменданту города, чтобы тот капитулировал во избежание больших потерь гражданского населения, но комендант отказывал в капитуляции. Во второй раз ответил: «В 1807 году Наполеон не смог овладеть Колобжегом, а полякам тем более не удастся!» - тем самым принял вину за безвинно пострадавшее население на себя.

18 марта 1945 года древний Колобжег снова стал польским. Бои за город длились 10 дней. За это время противник потерял убитыми 5000 человек и пленными 6292 солдата и офицера. Нашим войскам достались богатые трофеи. Чувствительные потери понесла и Польская Армия - около 1000 убитыми и более 2500 человек ранеными. В штурме Колобжега участвовало и наш 12 полк, и наша батарея.

А далее - форсирование реки Одр, бои за плацдармы на противоположном берегу и бои на Берлинском направлении. Все мои товарищи по 1-й Армии Войска Польского прошли весь боевой путь армии от начала до конца. Большинство из Красноярской группы ветеранов участвовали в штурме Берлина, другие, в том числе и я - с боями дошли до немецкой реки Эльба и там закончили войну.

Заканчиваю статью с глубоким скорбным чувством долга перед памятью воинов - красноярцев и, не только польской национальности, отдавших жизнь за освобождение далекого пра-пра-пра родственного нам по славянству дружественного польского народа от многолетней кровавой оккупации немецким фашизмом.

В трудах и будничных заботах пролетело много лет с тех времен, с которых началось это повествование. Нежданно - негаданно мы, ветераны, получаем письмо от военного атташе при Польском посольстве в Москве с приглашением принять участие во Всемирном съезде Польских ветеранов войны, который состоится в Варшаве - Ченстохове 14-18 августа 1992 года. На Брестском вокзале собрались 22 приглашенных польских ветерана, из России в том числе. От красноярских ветеранов нас было двое. 13 августа мы были уже в Варшаве. Народная власть Польши снова с помощью Советского государства, заново отстроили разрушенные города, подняли народное хозяйство до недоступных ранее высот, несоизмеримо вырос уровень жизни народа. Особенно красивой стала возрожденная из руин Варшава.

Празднество было хорошо организовано: многолюдное собрание польской общественности, посвященное торжеству накануне, 15 - августа многотысячный митинг на центральной площади Варшавы, месса, парад ветеранов- участников войны. 16 августа - поездка в Ченстохов, где состоялось богослужение для многих тысяч верующих в честь проводимого в Польше празднества. Простые польские люди тепло встречали делегацию Российских ветеранов Войска Польского, восхищенно вспоминая совместную борьбу против фашистского нашествия.


Лех Валенса принимает ветеранов Войска Польского


На оглавление