Политические репрессии в Аскизском районе Хакасии (1920 -1950)


11. Учебники под арестом

Работая в госархиве, я обнаружил следственное дело (№ П-84-89), начато 15.08.1938 – окончено в 1940 году, состоящее из 11 томов (2726 листов). В июле 1938 года в Красноярске были расстреляны участники «буржуазно-националистической организации» и «Союза сибирских тюрок» во главе с председателем облисполкома Торосовым M.Г.

В августе 1938 года, Управление НКВД ХАО «раскрывает» новую буржуазно-националистическую организацию, продолжающую идеи «Союза сибирских тюрок». (По счету уже третья националистическая организация.) В составе этой «к/р организации» следователи подсчитали более 80 человек. Были арестованы в августе 29 человек, позже УНКВД издает приказ о розыске и аресте еще 55 человек хакасской интеллигенции.

Среди разыскиваемых к аресту оказались лица, которые, боясь ареста, покинули пределы Хакасии: драматург Топанов А.М., Спирин А.Н. и др. УНКВД объявил розыск лиц, которые были уже осуждены и находились в лагерях ГУЛАГа: Интутова Игната Константиновича – бывшего председателя Хакасского облисполкома в 1932-1935 годы (в 1936 году он выехал в Москву на учебу в Плановую академию им.Молотова. В этом же году был арестован как «буржуазный националист» и осужден «тройкой» Московского УНКВД к 8 годам ИТЛ). Объявлен розыск уже осужденных к этому времени: Мастракова Г.И., Боргоякова П.Т., Доброва Д.С. (зав. ЛИТО Аскизского района), Кичеева А.Т. (животновода колхоза им.К.Маркса Аскизского района), Майнагашева И.Е. (бригадира колхоза им.Молотова Аскизского района) и других.

Следственное дело озаглавлено «По обвинению Майнашева Сидора Николаевича и других».

В августе 1938 года были арестованы:

Майнашев Сидор Николаевич, 35 лет, с.Синявино, ответственный редактор газеты «Хызыл Аал», член ВКП(б) с 1931 г., окончил Коммунистический институт трудящихся Востока (КУТВ). Обвинения: с 1937 года входил в состав нового областного центра контрреволюционной организации, которая ставила задачи: «подготовка вооруженного восстания в момент нападения Японии на СССР, насильственно отторгнуть Хакасию, Ойротию и Горную Шорию от СССР и создать единое буржуазное национальное государство под протекторатом Японии». Работая редактором газеты, «проводил вредительскую работу в печати, сознательно извращал перевод с русского на хакасский язык доклада т.Сталина о проекте Конституции СССР, Положений о выборах в Верховный Совет, протаскивал на страницы газеты «Хызыл Аал» контрреволюционный национализм, среди колхозников проводил националистическую агитацию»;

Киштеев Семен Алексеевич, 31 год, улус Киштеев, зам. редактора, и Саражаков Николай Ильич, 32 года, ул.Сапогово, ответственный переводчик газеты «Хызыл Аал», члены партии с 1931 года. Им предъявлены такие же обвинения, как и ответственному редактору;

Трояков Иван Романович, 36 лет, ул.Покояково Аскизского р-на, окончил Барнаульский учительский институт, кандидат в члены партии, старший инспектор ХакоблОНО, обвинен в том, как член к/р организации разрешил учителям хакасских школ пользоваться учебниками, авторы которых являются врагами народа, разоблаченными националистами;

Добров Николай Васильевич, 32 года, ул.Камышта Аскизского р-на, начальник Хакасского облЛИТО, член партии с 1932 г. Обвинен в том, что в 1933 году завербован в к/р националистическую организацию «Союз сибирских тюрок». Разрешал издавать художественную литературу, написанную в антисоветском духе. Используя служебное положение, по заданию руководства к/р организации разрешал к печати хакасскую литературу и переводы на хакасский язык с контрреволюционными извращениями исторических документов ВКП(б) и советского правительства;

Токмачев Михаил Тихонович, 41 год, с.Аскиз, председатель Абаканского горсовета, член партии с 1927 г. Обвинения: член областного штаба националистической организации, «засорил городской аппарат антисоветским элементом, недооблагал налогами единоличные хозяйства городского населения и проводил вредительскую подрывную работу в области культурно-бытового строительства и вообще мероприятий по благоустройству города»;

Манаргин Алексей Константинович, 26 лет, ул.Покояков Аскизского р-на, редактор ОГИЗа (областное государственное издательство), член партии с 1931 г. Обвинение: «Допускал в переводах с русской литературы на хакасский язык к/р извращения, чтобы читатели не смогли разобраться в правильности решений ВКП(б). В 1935 г. написал автобиографический рассказ «Саркаа» националистического характера, где восхваляет расстрелянных в 1938 году «врагов народа». Допустил извращения в переводе доклада Молотова, в программе и уставе ВЛКСМ, исказил принцип полного коммунизма: вместо подлинных слов, написанных в этой программе, «От каждого по способности, каждому по потребности» в переводе напечатано «От каждого столько, сколько он сделает, и каждому по его потребности». Он вел антисоветскую националистическую работу на литературном фронте»;

Киштеев Петр Ильич, 33 года, ул.Киштеев, директор областной колхозной школы, окончил КУТВ, член партии с 1929 г. Обвинения: «С 1931 года проводил в Москве среди студентов КУТВ, в Абакане среди курсантов школы антисоветскую агитацию, готовил национальные кадры для вооруженного восстания и проведения подрывной работы в сельском хозяйстве, комплектовал аппарат колхозной школы чуждыми к советской власти людьми»;

Чазыбаев Иван Семенович, 38 лет, заведующий Аскизским отделением «Райзаготкож», окончил КУТВ, член партии с 1932 г. Обвинения: «В Москве готовил среди студентов националистические кадры, в Аскизе по заданию председателя райсовета Интутовой А.И. и зав. райФО Абдина И.И. создавал недовольство среди колхозников к руководству ВКП(б) путем умышленного искажения налоговой политики. Из озлобленных колхозников вербовал новые кадры для организации»;

Богашев Иван Семенович, 37 лет, ул.Б.-Сея, тарификатор краевой конторы «Заготскот», член партии с 1927 г. Обвинения: «В организацию вовлечен Торосовым М.Г. (председатель облисполкома), среди колхозников, приезжающих сдавать скот, проводил антисоветскую агитацию, подрывную работу в системе «Заготскот», направленную к срыву снабжения скотом Красной Армии»;

Майнагашев Иван Васильевич, 38 лет, ул.Казановка. Окончил 6-месячные курсы педагогов. Беспартийный, учитель Казановской школы. Обвинения: «Участник к/р организации «Союз сибирских тюрок», преподавал уроки по запрещенным учебникам на хакасском языке, составленным врагами народа. При обыске обнаружена хрестоматия по литературе, автор неизвестен, т.к. учитель вырвал листы, где указаны авторы. Наверху обложки одна буква «В» или «Г» на хакасском языке, похоже на фашистский знак. На обложке портретов вождей партии Майнагашев И.В. сделал надписи. На обороте портрета Жданова написаны какие-то семейные или школьные расходы и запись на родном языке «Пасхан минiн холым Казановской с/советагы аргыстарыма память халзын, Майнагашев 18 сентябрь 1936 чыл»;

Кайлачаков Иван Евдеевич, 25 лет, ул.Кызлас, окончил курсы педучилища, беспартийный, учитель Есинской НСШ. Обвинения: «Проводил агитацию против приема в колхоз русских, за исключение из колхоза бывших бедняков и батраков как, якобы, лодырей, разлагающих трудовую дисциплину, и как ложных доносчиков на честных людей. В школе издевался над учениками – детьми бывших бедняков, бил их, запирал в школе на замок...»;

Субраков Андрей Николаевич, 34 года, ул.Мукачев Аскизского района, окончил педагогические курсы, беспартийный. Обвинения: «С 1936 г. участник организации «Союз сибирских тюрок», преподавал уроки по запрещенным учебникам, составленным на хакасском языке разоблаченными врагами народа Самриным, Кобяковым и другими»;

Токмашев Терентий Яковлевич, 30 лет, ул.Усть-Таштып, окончил 1 курс рабфака, член партии с 1932 г., директор Шалгиновской школы Аскизского района. Обвинения: в 1937 году, «работая редактором Аскизской районной газеты «Ударник» сознательно не публиковал в газете материалы о вредительстве и подрывной деятельности в колхозах и совхозах района. В редакцию поступило около 200 заметок и статей о вредительской деятельности в Аскизской МТС, в колхозах «Тогынчы», «Аргыс Ворошилов», «Хызыл Хра», «Хызыл Чылтыс» и других». Обвиняемый Токмашев Т.Я. виновным себя не признал;

Чистыгашев Василий Владимирович, 30 лет, ул.Усть-Таштып, член партии с 1932 г., помощник нач. политотдела по комсомолу Аскизского совхоза «Овцевод». Обвинение: «В 1935-1938 годы, работая председателем колхоза, проводил антисоветскую работу, разваливал колхоз, принуждая колхозников уходить из колхоза… его антисоветская деятельность заключается в том, что он отказывал колхозникам в снабжении их продуктами питания, оскорблял их, грозил арестами». Виновным себя не признал;

Шурышев Моисей Иванович, 38 лет, ул.Шурышев, беспартийный, счетовод Абаканского «Золотопродснаба». Обвинен в проведении антисоветской агитации против национальной политики советского правительства;

Чебодаев Василий Фомич, 44 года, ул.Бельтыры, беспартийный, завхоз Аскизского лесхоза. Обвинение: не донес органам следствия о готовящемся вооруженном восстании националистической организации в случае нападения Японии на СССР;

Сунчугашев Мартьян Семенович, 27 лет, ул.В.-Аскиз, беспартийный, окончил 4 класса, счетовод колхоза «Пiрiкен Кус» ул.В.-Аскиз. Обвинения: «Участник националистической организации, среди колхозников проводил разъяснения о якобы угнетении хакасов русскими... доказывал необходимость вести борьбу путем вооруженного восстания»;

Боргояков Николай Владимирович, 33 года, ул.Усть-Чуль, окончил краевую совпартшколу, член ВКП(б) с 1932 г., управляющий конторой облпотребсоюза, парторг. Обвинения: «Срывал снабжение мясом и овощами Красной Армии и трудящихся Севера (вовремя не отправил заготовленное мясо и овощи), засорял аппарат управления классово чуждыми элементами из коренного населения»;

Боргояков Михаил Федорович, 31 год, ул.Молчанов Усть-Чульского с/совета, 2 года совпартшколы, член партии с 1932 года, счетовод колхоза «Хызыл Чылтыс» ул.Усть-Чуль. Обвинения: «С 1935 года член к/р националистической организации. В 1935 году, будучи преподавателем Хакасской совпартшколы, проводил среди студентов националистическую агитацию. В 1937 году, работая председателем Хакасского радиокомитета, передавал через микрофон произведения буржуазного националиста Кобякова А.: «Выстрел», «Партизанские дни» и другие произведения в антисоветском духе. В 1938 году, работая счетоводом колхоза «Хызыл Чылтыс», проводил к/р работу против русских»;

Таначаков Павел Николаевич, 41 год, ул.Усть-Чуль, беспартийный, плотник совхоза «Скотовод». Обвинения: «С 1935 года завербован в к/р организацию Абдиным И.И. Таначаков открыто заявлял, что «надо заменять кадры руководящих постов, начиная с сельсоветов и кончая ЦК ВКП(б) и советским правительством»;

Тахтараков Иван Семенович, 27 лет, Ширинский р-н, член ВКП(б) с 1932 г., народный следователь Ширинского района. Обвинения: «С 1936 года член к/р организации, проводил националистическую агитацию против русских, умышленно прекращал следственные дела на кулацкий и прочий антисоветский элемент»;

Тинников Тибет Николаевич, 55 лет, ул.Есино, беспартийный колхозник колхоза «Аргыс Молотов». Обвинения: «Участник к/р организации с 1937 г., распространял клевету на руководство ВКП(б). Сталинскую конституцию называл куском бумаги, выпущенным для обмана масс, доказывал, что при жизни царя жилось лучше, организовал поджог колхоза, пустив с разных сторон палы, спаивал колхозников»;

Чистобаев Семен Владимирович, 54 года, ул.Усть-Таштып, н/г, в 1931 году осужден к 5 годам высылки за невыполнение твердого задания, срок отбыл, работал в колхозе «Аргыс Молотов». Обвинения: проводил антисоветскую агитацию среди колхозников, спаивал их, разлагал трудовую дисциплину;

Табастаев Павел Пудович, 30 лет, ул.Усть-Чуль, окончил 6-месячные юридические курсы в Томске, беспартийный, учетчик колхоза «Хызыл Чылтыс» ул.Усть-Чуль. Обвинения: «С октября 1937 г. участник националистической организации.., умышленно спаивал колхозников, которые из-за пьянства не выходили на работу.., проводил неправильный учет и начисление трудодней.., саботировал дорожное строительство, вызывал недовольств колхозников».

В сентябре 1938 года были арестованы беспартийные колхозники колхоза «Ленин Чoбi» улуса Верх-Аскиз как члены уже репрессированной контрреволюционной националистической организации:

Угдыжеков Тимока Федорович, 21 год, малограмотный, бригадир колхоза. Обвинения: «Заставлял работать колхозников день и ночь, как заключенных, без заработка, проводил вредительскую работу, направленную на срыв посевной и хлебоуборочной кампании»;

Угдыжеков Герасим Любович, 30 лет, грамотный, в 1933 г. был судим, отбыл срок наказания. Работал зав. МТФ (молочно-товарная ферма) колхоза. Обвинения: «Среди колхозников проводил агитацию о необходимости отделения Хакасии от СССР.., проводил в колхозе вредительскую работу в животноводстве, в результате которой скот доводился до сильного истощения, был большой падеж»;

Угдыжеков Пета Владимирович, 35 лет, малограмотный, рядовой колхозник. Обвинения: «В 1937 году на квартире устраивал нелегальные сборища участников организации, на которых обсуждались вопросы борьбы с советской властью, был против приема в колхоз русских семей.., создавал условия умышленного сокращения овцепоголовья, за короткий срок пало свыше 90 голов овец»;

Угдыжеков Маркел Васильевич, 39 лет, малограмотный, рядовой колхозник. Обвинения: «С сентября 1937 года в националистической организации.., распространял среди колхозников провокационные слухи о том, что советская власть весь урожай 1938 года вывезет из колхозов, умышленно спаивал колхозников, которые не выходили на работу по 2-3 дня и этим довели хлеб до перестоя, являясь подвозчиком горючего, умышленно срывал подвоз горючего к тракторам МТМ и тем самым срывал паровспашку».

К этому следственному делу были приложены две картонные коробки.

Это оказалась арестованная литература на хакасском языке: учебники, брошюры, отдельные экземпляры областных газет «Хызыл Аал» и «Советская Хакасия», переводческая литература, изданная на хакасском языке латинизированным алфавитом.

Начальник облЛИТО Добров Н.В. издает приказ № 1 от 15 июля 1938 года (еще до ареста «членов к/р организации»): «Изъять из обращения в торговой сети, библиотеках, читальнях, школах и красных уголках литературу, авторы которых разоблачены как враги народа». Список запрещенной литературы на хакасском языке: 20 наименований учебников, 11 учебных пособий для учителей, 10 рассказов писателей. Все запрещенные учебники, литература должны были на местах уничтожены – это десятки тысяч экземпляров книг на хакасском языке были изрублены и сожжены. Среди них: «Хакасский букварь для школ грамоты», «Грамматика для 6 классов», «Букварь для детей», «Задачник для 1-го года обучения», автор Самрин К.К.; «Первые шаги» (альманах), «Хрестоматия по литературе для 3-го класса», «Хакасия поет» – сборник произведений хакасских писателей, автор Кобяков В.А.; «Грамматика 3 класса», «Родной язык», «Учебник 2-го класса», автор Бытотов Г.П., и другие; доклад т.Сталина «О проекте Конституции СССР», перевод Торосова М.Г.; «Хакасия на путях социалистической реконструкции» на русском и хакасском языках, автор Сизых С.Е. (1-й секретарь ОК ВКП(б)) и другие.

16 октября 1938 года бюро Хакасского ОК ВКП(б) приняло постановление: «Санкционировать облЛИТО изъять литературу на хакасском языке, авторами которых оказались враги народа. Предложить т.Доброву дать указание на места об изъятии этой литературы в порядке приказа (приказ облЛИТО прилагается).

15 февраля 1939 года УНКВД издает постановление о создании экспертной комиссии из числа хакасов-переводчиков «для вскрытия фактов к/р и других извращений в изъятой литературе и газете, изданной на хакасском языке», авторы которых оказались участниками националистической организации.
В марте 1939 года экспертная комиссия представила заключение на 18 листах и подтвердила, что обвиняемые в переводах статей, докладов, в составлении учебников на хакасском языке извращали и искажали политику партии и правительства.

13 марта 1939 года начальник Хакасского УНКВД Якубсон З. утвердил постановление о приобщении к следственному делу № 8489 списка конфискованных вещественных документов (книг, брошюр, газет) с грифом «Хранить вечно». Эта арестованная литература хранилась в подвалах НКВД, КГб, ФСБ в двух картонных коробках свыше 66 лет!

На вечном аресте оказались 51 наименование учебников, книг и брошюр, 21 экземпляр областных газет «Хызыл Аал» и «Советская Хакасия».

Что же было в этой литературе контрреволюционного, антисоветского содержания?

Авторы этих учебников (переводчики художественной и политической литературы) оказались врагами народа – были расстреляны или находились в лагерях ГУЛАГа. Экспертная комиссия обнаружила искажение и клевету на политику партии и советского правительства националистического содержания.

В газетах, брошюрах обнаружены переводы на хакасский язык с контрреволюционными извращениями.

В сборнике стихотворений «Xakasia ьrlapca» – Cььlgan stixtar («Хакасия поет»), автор Кобяков В., где обнаружены к/р извращения в том, что партия коммунистов руководит массами, «затачивает массы», только после октября – это неверно, т.к. партия руководила массами еще до Октябрьской революции (издана в 1935 г., 107 стр.).

В стихотворении «Pionэrlar» («Пионеры») содержание в том, что пионерам построил дорогу комсомол. Вывод: непонятно, а кто построил дорогу тем, кто родился до октября – комсомолу. Не указано о роли партии большевиков.

В переводах доклада Сталина «О проекте Конституции СССР», докладе Молотова «О программе и уставе ВЛКСМ», в «Положении о выборах в Верховный Совет СССР» и других обнаружены к/р извращения:

– вместо слов «вопросы войны и мира» переведено «вопросы войны и спокойствия»,
– ст.68 Конституции СССР: вместо слов «Защита интересов государства и охраны» переведено «Защита интересов государства и пасти права граждан»,
– вместо слов «безработица обрекает молодежь на полуголодное существование» слово «безработица» переведено «безработица полживотами делает»,
– вместо предложения «ликвидировать паразитические классы» переведено «ликвидировать кровососущие классы»,
– вместо слов «Наша Красная Армия – надежный страж», перевод «Наша Красная Армия – надежный пастух», вместо слов «Ленин – вождь пролетариата всей земли» переведено «Ленин – вождь пролетариата поверхности земли».

В переводе «Krыlovnьh basnialarь» – «Басни Крылова» (1934 г., 3000 экз.) УНКВД определил, что басни Крылова по содержанию носят антисоветскую направленность. В стремлении художника показать в своих рисунках аллегорический смысл басен применительно к реальной жизни переводчики и «грамотные» следователи УНКВД увидели, что басни Крылова носят антипартийный, антиколхозный, антисоветский характер. В басне «Xarganan tylgy» («Ворона и лисица») в роли лисицы выведен представитель партии, в роли вороны выведен колхозник, что вся массовая работа партии направлена на обман колхозников.

В баснях «Rak, xuu paza soptan» – «Рак, лебедь и щука», «Kvartэt» – «Квартет», «Pyyry adai xazaazьnda» – «Волк на псарне» направлена клевета на колхозный строй, не умеют дружно работать коллективно, колхозники показаны собаками.

Оказались арестованными рассказы Чехова А.П. (изд. в 1937 г.) и книга «Мал Хадари» (изд. в 1936 г., автор Филиппыч) только потому, что переводчиками оказались враги народа.

На многочисленных допросах, очных ставках обвиняемые не признавали себя виновными, утверждая, что неверно трактуются переводы на хакасском языке. Нарушая социалистическую законность, следователи применяли к обвиняемым недозволенные методы допросов: «конвейер», «выстойку», пытки и другие истязания. Они добились от обвиняемых «признательных показаний», большинство обвиняемых были вынуждены подписать представленные следователями «корректированные» протоколы допросов.

Обвиняемые требовали создать независимую экспертную комиссию из опытных переводчиков хакасского языка, которая могла объективно сделать заключение, допущены ли извращения при переводах.

10 июня 1939 года Хакасский областной суд рассмотрел обвинительное заключение на 66 машинописных страницах и определил подсудимым различные сроки лишения свободы. На суде обвиняемые отказались от вынужденных показаний и обратились в Верховный Суд России. Коллегия Верховного Суда отменила решение Хакасского суда и направила на новое расследование. К этому времени несколько смягчилась сталинская репрессивная политика. 26 декабря 1939 года Хакасский областной суд при вторичном рассмотрении этого дела прекратил судебное дело за недоказанностью состава преступления. 20 человек, пробыв в тюрьме более года, были освобождены. После этого они потребовали создать новую экспертную авторитетную комиссию, чтоб установить, так ли был на самом деле извращен перевод в книгах на хакасском языке. В апреле 1940 года ОК партии создал новую экспертную комиссию – уже в другом составе. В середине апреля 1940 года комиссия представила свое заключение. Вывод комиссии: «В книгах, учебниках, статьях сделаны переводы правильно, в них отсутствуют какие-либо извращения или грубые искажения политики партии и правительства, хотя имеются некоторые неточности, ошибки». Акт был подписан в присутствии прокурора области Симонова и начальника УНКВД Якубсона. Другие арестованные по этому делу, в том числе колхозники, были освобождены из тюрьмы на несколько месяцев позже, 14 марта 1940 года. Все они реабилитированы.

Этим фальсифицированным групповым судебным делом был нанесен невосполнимый урон как становлению хакасской письменности, так и развитию родного хакасского языка.

P.S. По ходатайству общества «Мемориал» 7 июня 2005 года комиссия по рассекречиванию документов при Правительстве Республики Хакасия вынесла решение рассекретить репрессированную литературу на хакасском языке. С ней можно ознакомиться в государственном архиве Республики Хакасия.


На оглавление

На главную страницу