Из истории немцев Курагинского района (на материалах опросов и архивных данных)


Скородумова И.А.,
Красноярский государственный педагогический университет им. В.П.Астафьева, г. Красноярск
Дятлова В.А.,
доцент, кандидат филологических наук

 

Состав, происхождение, расселение, культурно-исторические взаимоотношения людей, материальная и духовная культуры, особенности быта представляют собой актуальные темы для исследований исторических корней различных народов. И чем дальше уходит время, тем актуальнее они становятся.

Исходя из данных Всесоюзной переписи населения в 1979 г. немцы в Красноярском крае занимали по численности 4 место после русских, украинцев, хакасов и составляли 54 518 чел. В том числе в г. Красноярске - 5 680 чел., в некоторых других городах края: Ачинске - 1 105 чел., Канске - 1 212 чел., Норильске - 1 062 чел., Абакане - 1 762 чел. и Уяре - 1 020 чел. Городское немецкое население насчитывало 23 853 чел., сельское - 30 665 чел. (1)

В исследуемом Курагинском районе проживают люди разных национальностей. Среди преобладающих национальностей, за исключением русских, - немцы. По карте распределения (2) немецкого населения Красноярского края в территориях по численности можно увидеть, что Курагинский район является одним из плотно заселенных немцами районов.

В статье речь пойдет о немцах Поволжья, которые были депортированы в Курагинский район Красноярского края, поскольку они являются предметом нашего специального исследования. В Красноярский край должно было прибыть из районов Поволжья 75 000 немцев-переселенцев. Фактически на 1 ноября 1941 г. прибыло 17 307 семей в количестве 77 359 человек из сел: Kind, Bettinger, Schönchen, Schilling, Katharinental, Dönhof, Gattung, Neudorf, Huk, Kano, Beideck, Wittmann, Straßburg, Jost и др. и расселены они были в 42 районах края. (3) Контингент прибывших на 60 - 65 % состоял из городского населения.(4) Со слов заведующей архивом Курагинского района, первые немцы здесь появились еще при Екатерине II, но, к сожалению, документов по этому вопросу в архиве нет. Там находятся документы, начиная с конца 30-х гг.

Основное заселение Курагинского района немцами происходило с начала Великой Отечественной войны. Так называемая депортация поволжских немцев началась на основе Постановлений Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) от 12 и 26 августа 1941г. В нём российские немцы обвинялись в активной поддержке германских войск.

Переселению подлежали все без исключения немцы, как жители городов, так и сельских местностей, в том числе члены ВКП(б) и ВЛКСМ. Руководство по переселению возлагалось на НКВД СССР. Переселение проводили целыми колхозами в следующие края и области:

Красноярский край - 75000 чел.,
Алтайский край - 95000 чел.,
Омская область – 85000 чел.,
Новосибирская область – 100000 чел.,
Казахская ССР – 125000. (5)

Депортация коснулась и семьи Шлюндт, проживавшей в селе Бауер Каменского кантона Саратовской области. Главу семьи Филиппа Шлюндта, занимавшего должность председателя сельпо, расстреляли в 1938г. по обвинению в проведении антисоветской агитации (в 1945г. реабилитирован прокуратурой Саратовской области). На руках его жены Евы – Елизаветы Адольфовны - осталось 5 детей: Ганна (1926г.р.), Мария (1928г.р.), Яков (1930г.р.), Амалия (1939г.р.) и Эмма (1935г.р.).

«Жили мы очень тяжело, - вспоминает старшая дочь Ганна Филипповна, - частая засуха приводила к голоду. Но, несмотря на это, все дети учились. В 1941 году я закончила семь классов почти на одни «пятерки». Нашу семью выслали 15 сентября 1941г. Пришлось оставить всё: дом, хозяйство, скот. Никто ничего не объяснял, посадили в грузовые вагоны и повезли. Взяли с собой всё необходимое и немного продуктов, которые быстро закончились в дороге. Кушать давали только в больших городах – носили в ведрах суп. Было много больных, кто умирал, кто рождался – все в вагонах. Видимо все семьи были распределены заранее. 11 вагонов отцепили от состава в Казахстане, а мы приехали в г. Абакан. Из Абакана на барже в составе восьми семей нас выгрузили на пристани «Заготзерно» и отправили в деревню Джирим Шалаболинского сельсовета». (из воспоминаний Шлюндт Ганны Филипповны)

Согласно Постановлению СНК Союза ССР и ЦК ВКП(б) от 26 августа 1941г. переселяемым разрешалось брать с собой личное имущество, мелкий сельскохозяйственный и бытовой инвентарь, всего до 1т. груза на семью. Всё, что оставалось на месте: хозяйственные постройки, скот, сельхозинвентарь и др. должно было по оценочному акту сдаваться специальным комиссиям. Оставленное недвижимое имущество, продовольствие и скот, кроме лошадей, подлежали восстановлению по квитанции. Постройки должны были восстанавливаться на месте путем предоставления готовых домов или материала на постройку.
Но всё это было далеко от действительности. Даже официальные документы свидетельствуют об этом.

Выписка из письма заместителя начальника 12-го отделения ОК НКВД СССР тов. Гусева от 31 августа 1941г.

«… в настоящее время производится эвакуация немцев-граждан СССР. Процесс эвакуации не продуман. В ряде районов допускается совершенно ненужная спешка. Эвакуируемым, как правило, не говорится о том, куда они вывозятся, сколько времени будут в пути, какой запас нужно взять с собой продуктов питания. В результате большинство эвакуируемых из городской местности через 2-3 дня остались без продуктов питания, что вызвало недовольство. При отправлении эшелонов, начальники поездов не назначались. …».(6) На местах по приему переселенцев были образованы комиссии, принимались соответствующие решения.

Из республики немцев Поволжья операция по переселению началась 3 и закончилась 20 сентября 1941 г. Всего подлежало переселению немцев – 872578 чел. Переселено было на 15 октября 1941 г. – 749613 чел. (7) Депортация проводилась по заранее разработанному плану, жестко, но без физического насилия, поскольку ошеломленный народ покорился судьбе и не оказывал сопротивления произволу.

В Курагинском районе расселение депортированных немцев проводили в сельсоветах: Мокинском, Детловском, Грязнухинском, Поначевском, Курагинском и др.; в населенных пунктах с.Курагино, д.Мокино, с.Поначево, с.Грязнуха, Малая и Большая Ирба и др. Всего в район на 01.12.1941 г. прибыло 1940 человек. (8)
Как таковых распорядительных документов на этот счет в архивных документах обнаружить не удалось , но в похозяйственных книгах записаны немецкие семьи: Брух – 5 чел., Вагнер – 6 чел., Шлюндт – 8 чел., Бирих – 8 чел., Беккер – 7 чел., Кайзер – 4 чел. и др.(9)

Значительная часть переселенцев была направлена на фермы совхоза «Курагинский» и совхоза Золотопродснаба Артемовского рудника.(10)
«По приезду в д. Джирим, - продолжает свои воспоминания Ганна Филипповна, - нас поселили в стайке с другой семьей из 6 человек. В стайке не было ни печи, ни двери. Мать сделала из камней печку. Тепла от нее мало было, но обед сварить можно было. На следующий же день, после приезда, нам пришлось идти на работу -молотить, так как шла уборочная пора.

Одежды теплой не было, все, что мы привезли с собой, меняли на продукты, чтобы хоть как-то прокормиться.

Я с мамой работала в колхозе, за это давали паек. Яков, которому было 11 лет, возил навоз на лошади. А ночью мы всей семьей вязали шали, чтобы за них давали картошку. В деревне была школа, всего четыре класса и одна учительница. Дети немцев сначала совсем не учились, так как надо было работать. Только совсем маленькие как сестра Эмма, которой было 6 лет, смогли впоследствии учиться».

Женщины и дети определялись в убогие временные пристанища и были подчинены строгому надзору органов безопасности (спецкомендатуры). Мужчины в возрасте 15 - 60 лет и женщины, если у них не было детей до трёх лет, призывались в трудармию, где с ними обращались как с предателями Родины. Трудармия - это лагеря принудительных работ, окружённые высоким колючим забором с вооружённой охраной. Её упразднили в 1946 году. (11)

И только в 1955 году от 13. 12. был издан указ "О снятии ограничений в правовом положении с немцев и их семей, находящихся на спецпоселении". "Трудармия" - это мобилизация через военкоматы дееспособных мужчин и женщин, создание из них военизированных формирований, имевших трёхзвенную структуру (рабочие отряды - рабочие колонны - рабочие бригады) и сочетание в себе элементов военной службы, производственной деятельности, гулаговского режима. Условия содержания мобилизованных были похожи на тюремные: ходили строем под конвоем, отмечались в комендатуре. И хотя депортанты писали прошение правительству на разрешение вернуться в Поволжье, им было отказано.

В трудармии, продолжает Ганна Филипповна, я работала в г. Ишимбай Башкирской АССР. Там у нас сразу же забрали паспорта. Местопроживание определили в недостроенной кузнице, где тоже не было тепла. От постоянной грязи, слякоти гнили руки и ноги, образовывались незаживающие язвы, заедали вши, клопы, было очень скудное питание. Затем нас отправили на лесосплав, там жили на плотах в шалашах. Потом ослабевших девушек отправляли на легкую работу; на парники в подсобное хозяйство. Там я проработала до 1947г.».

Те, кто остался в сельской местности, трудились в колхозах и совхозах. На территории района это колхоз «Красный Октябрь», «Коминтерн», молсовхоз «Курагинский» и др. С 1945 г. многодетным матерям-немкам, так же, как и русским, стали выплачивать единовременное пособие как многодетным матерям. Впоследствии многим из них были присвоены звания Мать – героиня.

Трудармия просуществовала до 1946 г., а когда были ликвидированы «зоны», трудармейцы смогли вызвать к себе семьи, и перешли в категорию спецпоселенцев.

За ударную работу на селе немцы стали награждаться орденами, медалями. Известны всему Курагинскому району передовики: свинарка Н.Гуменшаймер, комбайнер Я.Фертих, механизаторы Ф.Бирих и А.Шрайнер, тракторист И.Штиль и др.

Депортация немцев, ликвидация АССР НП принесла государству миллиардные убытки, так как многие хозяйства и предприятия были практически ликвидированы. (12)

По результатам бесед с представителями немецкой национальности в Курагинском районе и обработки архивных материалов можно сделать вывод, что все они были депортированы из-за их немецкого происхождения в начале войны 1941 года. Однако все эти люди добросовестно трудились, честно жили и живут среди русского населения, создавали и создают интернациональные семьи. Эти люди не только сохранили традиции своих предков, но и чтят традиции той страны, в которой живут. Они давно считают себя русскими.

В Курагинском районе проживают немцы и в таких сёлах как: Курагино, Брагино, Байдово, Маринино, Загорье, Рощинском.

Литература

1. Численность и состав населения СССР. // По данным Всесоюзной переписи населения 1979 г. - М: Финансы и статистика, 1984. - С. 90.

2. Этноатлас Красноярского края Приложение 3 Гл. редактор Р.Г.Рафиков – Красноярск: гр.компаний «Платина», 2006.-С.224.

3. ЦХИДНИ, ф. 26, оп. 4, д. 22, л. 5.

4. Дятлова В.А. Немцы в Сибири: история, язык, культура: материалы международной научной конференции, г. Красноярск, 13 – 16 октября 2004. – Красноярск: РИО ГОУ ВПО КГПУ им. В.П. Астафьева, 2005. – С. 35 – 45.

5. «Мобилизовать немцев в рабочие колонны… И.Сталин»-сборник документов/1940-е годы/…-Москва, «Готика», 2000.-С.19,20.

6. «Мобилизовать немцев в рабочие колонны… И.Сталин» -сборник документов/1940-е годы/…-М., «Готика», 2000.-С.248-249.

7. «Иосиф Сталин–Лаврентий Берия: Их надо депортировать»- документы, факты, комментарии.– М., «Дружба народов», 1992.- С.52, 53, 76.

8. ГАКК, ф 2137, оп. 1, д. 91, л. 6.

9. Курагинский РА. Ф.Р-7.Оп.1 Д.3 Л.5,26,33, Д.4. Л.8,33,37,58; Д.6.Л.10. Ф.Р.-22. Оп.2. Д.6. Л.48-51.Ф.Р.-25. Оп.1. Д.2. Л.2,50; Д.3. Л.62,63,80,81; Оп.3. Д.1.

10. Люди и судьбы XX век Темы докладов и сообщений. К вопросу о депортации советских немцев И.А. Бехер А.Е.Калюга Красноярск 2003.-С.92.

11. Люди и судьбы XX век Темы докладов и сообщений К вопросу о депортации советских немцев И.А. Бехер А.Е.Калюга Красноярск 2003.

12. Люди и судьбы XX век Темы докладов и сообщений К вопросу о депортации советских немцев И.А. Бехер А.Е.Калюга Красноярск 2003.

Приложения

1. Распределение немецкого населения в Красноярском крае по численности

2. Постановление Красноярского краевого комитета ВКП (б)

3.Регистрационный лист

4.

 


На главную страницу

Красноярское общество «Мемориал» НЕ включено в реестр общественных организаций «иностранных агентов». Однако, поскольку наша организация входит в структуру Международного общества «Мемориал», которое включено в данный реестр, то мы в соответствии с новыми требованиями российского законодательства вынуждены маркировать нашу продукцию текстом следующего содержания:
«Материалы (информация) произведены, распространены и (или) направлены учредителем, членом, участником, руководителем некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, или лицом, входящим в состав органа такой некоммерческой организации».
Отметим также, что Международный Мемориал не согласен с этим решением Минюста РФ, и оспаривает его в суде.