Бирилюсской милиции 90!


16 января 1920 года в Бирилюссах проходит съезд представителей сельских Советов, на котором избирается волостной Совет крестьянских депутатов (волисполком), утверждаются его отделы. На съезде присутствуют 76 делегатов, открытым голосованием начальником адмотдела (милиции) избирают Плаксина Трофима Ильича, жителя деревни Коробейниково – бывшего командира Бирилюсского партизанского отряда. В помощь ему избираются милиционеры: Иван Игнатьевич Иванов, Василий Степанович Округин, Алексей Архипович Мухачев, Ибниамин Билятдинов, Иван Петрович Елисеев, Евстафий Григорьевич Захаров. Как человек Плаксин вызывает противоречивые суждения, бывшие партизаны его характеризуют отважным, смелым командиром, местное население более категорично в определении его поступков. Так, в протоколе № 46 общего собрания жителей д. Арефьево, за подписью председателя комитета Рыжакова Федора Аверьяновича (расстрелян в г. Ачинске 16.07.1930г) говориться:

« 10 января около трех часов, в Арефьево приехали 16 вооруженных человек из отряда Плаксина. При въезде в деревню подняли страшную учащенную стрельбу. Первых попавших на улице мирных жителей становили к стенке, угрожая расстрелом, а некоторых били прикладами. И в тоже время бросились к нашему сельскому писарю Другалю и лесному объездчику Сочивко. В квартирах у них стали учинять грабеж и разбой, изранив жену писаря, а сам писарь неизвестно где находится, по всей вероятности убит, ограбив все без исключения на квартире Другаля и часть вещей Сочивко, арестовав при этом жену писаря, отправились в Бирилюссы, где в то время находился отряд Плаксина. Обо всем изложенном постановили ходатайствовать перед высшими революционными советскими частями, с просьбой провести расследование незаконных действий партизан, которые происходили и в других населенных пунктах: Вознесенке, Алешкине, Коробейникове, Маталассах, Орловке»

Жители д. Арефьево: Сочивко и Другаль после партизанского самосуда скрываются в тайге. Вместе с ними покидают деревню: меньшевик Коренко, до гражданской войны, работавший учителем начальных классов в д. Арефьево, а за ними, потянулись в тайгу мужики, недовольные продразверсткой Байдуров, Шкобарев, Ярлыков. Обосновались они за Чулымом на небольшом островке, вклинившемся в озеро Шаман. Поскольку они были местными, то находили поддержку среди родственников и односельчан. В Арефьево поддерживали связь с лавочником Тимофеем Райтом.

Арефьевские мужики, ушедшие в тайгу, не спешили возвращаться в деревню, надеялись, что власть поменяется. Вскоре к ним примкнули белогвардейцы, рыскавшие по тайге. По одной версии, отступающий белогвардейский отряд штабс - капитана Самкова пытался пробиться через нашу тайгу к Мариинску, этот отряд вез какой-то груз, но где был спрятан этот груз, никто не знает. Известен и такой факт, в Подкаменке Самков оставил любимую женщину - Полежаеву. Известно, что она была из Перми, ехала с отступающими белогвардейцами, вместе с нею появился учитель Судаков, тоже из этого города (преподавал в Петровке), его семье удалось добраться до Харбина, в 1922 году он уехал к семье. Полежаева работала учителем начальной школы в д. Подкаменке. Арестована ВЧК в октябре 1920 года, дальнейшая судьба этой женщины неизвестна. По другой версии Самков – ротмистр казачьего карательного отряда, разгромленного под Ачинском. Банда, которую возглавил Самков, наводила ужас на жителей окрестных деревень, почерк ее был жесток и кровав. Плаксин обращается в Ачинск к командиру части особого назначения, с просьбой об оказании помощи в ликвидации банды. Но банда неуловима.

В Бирилюсской и соседних волостях обстановка остается напряженной. Так, в сводке №8, адресованной в уездную милицию сообщается: «За период с 15 апреля по 1 мая 1921 года проводилась работа особо уполномоченным 1-го Северного района З.Ф.Акриновичем в Большеулуйской, Бирилюсской, Петровской, Подкаменской (она же Мелецкая) волостях по вопросам текущего момента. Говорилось о внешней политике и о продовольственных задачах, о заготовке продуктов, сырья, о восстановлении промышленности и сельхозинвентаря. Ввиду отсутствия коммунистических ячеек проводились беседы на политические темы. Причиной медленной сдачи продразверстки – появление белобандитов. Для ликвидации банды из Ачинска прибыл отряд Колтыги. Повсюду открыто гонится самогон. Изъято пятнадцать аппаратов, милиция бездействует».

В Бирилюсской волости неспокойно. Стихийно организуются банды из мужиков недовольных продразвесткой, в последующем их обозначат, как банды: «Калинникова», «Другаля», «Самкова». Из донесения в Ачинскую уездную милицию от 28 мая 1922 года «18 мая в девять часов вечера в с. Подкаменском, появились шестеро бандитов. Они арестовали Огрызкова- председателя сельсовета. Под угрозой оружия приказали секретарю сельсовета Таланову выдать им секретную переписку волостного военного отдела и бумаги относительно продналога. Потом отправились на квартиру продинспектора и, не застав его дома, взяли яйца, собранные крестьянами в счет продналога. После этого собрали по селу 20 буханок печеного хлеба. У Загайнова и Подойплясова взяли вещи: двое брюк, пальто суконное, сапоги, белья мужского пять пар, часы – браслет, ложку столовую, два полотенца, восемь аршин холста. Кроме того, у гражданина Кускаева Николая взяли четыре пары носков, пару сапог. Затем захватили лодки, стоявшие на берегу Чулыма и скрылись».

В помощь начальнику милиции Бирилюсской волости из Ачинска прибывает отряд особого назначения, под командованием Околышева. Изучив обстановку, командир отряда 29 мая 1922г отправляет из д. Назарово телеграмму в Ачинск командиру батальона особого назначения. (Архив ХИДНИг. Красноярск ф. 6.оп.1, д.46,л.4) «В ночь с 23 на 24 мая наш дозор из 2-х красноармейцев и 2-х коммунаров под командованием тов. Можного наткнулись на засаду бандитов в д. Арефьево. После получасовой перестрелки, бандиты были выбиты из деревни. В ночь на 25 мая была произведена разведка за реку Чулым, отрядом в 19 человек, под моим командованием. 26 мая были обнаружены два бандита, которые сиганули на другую сторону реки. В районе деревни Назарово, встретили еще четверых – двое из которых бросились бежать. Задержали обоих, ранив одного в ногу. Он оказался дезертиром 230 стрелкового полка, жителем д. Арефьево – Ильей Селивановым, другой Иван Селиванов – укрыватель банды. (Отец и сын Селивановы расстреляны в Ачинске 16.07.1930г). Пойманных оставили в избушке на пасеке, сами продолжили поиск. Ночью в лесу раздался страшный крик, приблизиться туда не удалось. Утром Селивановы приехали в деревню, оттуда уехали в Ачинск. Прошу их там арестовать. Банда шатается около деревни Назаровой. В порыве злобы, как говорят местные жители, Самков обещает уничтожить мой отряд. Банда будет поймана. Командир Околышев». Здесь же очередное донесение: «23.06.1922 года. Из Мелецка сообщают, что появившаяся банда ворвалась в д. Подкаменную и под угрозой оружия взяли все делопроизводство. Этого же числа был убит секретарь Щелевского сельсовета Федоров».

Из донесения в Ачинский уездный исполком от 02.07.1922г (Ачинский архив ф16, оп.1, д.292,л.32) «В Бирилюсской и Мелецкой волостях действует банда из 8 – 10 человек. Это жители деревень Арефьево и Назарово. Командир банды Другаль, обмундирование выменивают на штатскую одежду, вооружены 3-х линейными винтовками, бомбами, шашками, револьверами. Набеги сделаны на мукомольные мельницы деревень: Чипышево, Никифоровка, Рождественка. В волости по поимке бандитов участвует отряд особого назначения. Председатель волисполкома Штригель, Секретарь Куртуков». Следом очередное сообщение: «Дважды 4 и 5 июля банда нападала на Чипушево. Ограблены пять человек. Командует бандой Другаль. Совершено покушение на милиционера Николаева и секретаря сельсовета Кострицина. Поехав из Чипушево дальше, встретили крестьянина Селиванова, везущего масло для сдачи продналога, в количестве 8 пудов 12 фунтов. Отняли под страхом расправы. Убили участника оперативного Ачинского отряда Околышева и красноармейца Навалихина. На поимку бандитов снаряжена комячейка из пяти человек. Красноармейский отряд размещен в д. Вознесенка». Засада на чоновский отряд была организована у села Новоселы. Вот как об этом вспоминала старейшая жительница д. Арефьево Пелагея Михайловна Ярлыкова, (газета «Новый путь» №110 (2296) от 19.09.1995г статья «Командир летучего отряда»): «В Арефьево прибывших из Ачинска солдат, распределяли по домам. Околышев и еще два парня жили у нас. Одного звали Андрей Навалихин, другого Харитон, а вот фамилию его я забыла. По вечерам устраивались вечерки, пели частушки, плясали. Деревенским девушкам нравился Андрюша. Он был веселым, остроумным парнем, рассказывал, что его родители живут в Назарово. Однажды утром Андрюша говорит моей маме: «Тетя Аня, мне такой страшный сон снился, что вроде бы я еду с Околышевым и вдруг стрельба, командира ранили». А Харитон посмеялся: «Ты же у нас герой, без тебя нигде нельзя!» Как наворожил Андрюша. Минут через десять влетает связной и говорит: «Товарищ командир, банда в районе Новосел объявилась. Наши за ними по тайге помчались». Околышев обратился к моему отцу: «Дядя Миша, дай нам с Андрюшей лошадей!» У нас два жеребца в хозяйстве имелось, клички у них были «Фомка» и «Молодой». Своих лошадей парни берегли, так как им приходилось часто выезжать по тревожным сигналам, кони уставали. В тот день никто не ждал беды, но когда к вечеру Околышев и Навалихин не вернулись, заволновались. Мой отец и председатель сельсовета Никифор Крупский выехали в Новоселы. Деревушка эта была многонаселенной, там стояла каменная церковь и туда стекались по праздникам верующие из окрестных деревень. Не доезжая деревни, встретили «дегтеря», так называли в то время торговцев дегтем. Он – то и рассказал, что за поскотиной лежат два убитых чоновца и лошадь, а вторая лошадь убежала в кусты. Вероятно, там на них была организована засада. Андрей слез с лошади, хотел открыть ворота, а Околышев успел выстрелить. Убитых увезли в Ачинск. У нас в деревне все плакали по парням. Долго потом частушку пели на вечерках:

Поломалась, поломалась столовая рюмочка,
Понапрасну пострадал Навалихин Люночка.

Его прозвали «Люночкой», кто – то из детей не смог выговорить Андрей и придумал такое имя».

В октябре 1922 года из Бирилюсс в уездную милицию отправлено сообщение: «В банде 11 человек, командует белый казак Самков. 22 сентября был произведен набег банды на волисполком. Ограбив Бирилюсскую многолавку и кредитное хозяйство, увезли много товара. Товары были отбиты у бандитов на реке Кемчуг. Банда воюет под лозунгом «Всех коммунистов перебить!»

Должность милиционера была выборной, о чем убеждаешься, изучая документы районного архива. Допустим, в одном из протоколов, озаглавленном «Общественный приговор» общего собрания граждан деревни Щелево, говориться: «Гражданами деревни Щелево дан сей приговор в том, что мы всем своим сельским собранием избрали сельского милиционера Когодеева Ивана Петровича, который должен служить милиционером по всему Мелецкому сельсовету. Служба милиционера должна быть бесплатной, так как это постановлено общим собранием. Срок службы - год, начиная с 14 апреля 1923г». Общественный «приговор» заверен подписями председателя и секретаря Мелецкого сельсовета.

И в последующие годы жизнь в волости, а затем в районе была неспокойной. О чем можно судить из донесений Бирилюсской милиции. Так, 10 октября 1923 года на границе с Большеулуйской волостью были убиты жители с. Бирилюссы Роберт Аккерман 1895 года рождения и 29 –летний Павел Захаров. Оба ехали в Ачинск. 12 января 1925 года по дороге в деревню Ивановку, был убит 27-летний Григорий Волков. Седьмого июля 1925 года по дороге в деревню Покровка был убит хлебопашец Осип Грудинский 1875 года рождения. 11 сентября 1926 года из Шпагино в Бирилюссы выехал 32-х летний мастер по изготовлению колес для телег Ефим Исакович Щербаков. До райцентра он не доехал, был убит. Как правило, убийства совершались с целью грабежа.

«Головной болью» милиционеров были не только бандитские нападения и разбои, им приходилось оказывать помощь медицинским работникам, по искоренению в населенных пунктах последствий гражданской войны. В деревнях венерические заболевания принимают массовый характер, о чем свидетельствует докладная записка фельдшера Хольдштейна, написанная из Алтатского сельсовета на имя председателя РИКа и датированная октябрем 1924г: «Прошу помощи, жители деревни Покровка полностью заражены сифилисом» Принимаются решения о запрете перемещения граждан из одного населенного пункта в другой. Больные подлежат изоляции и лечению. В действие вступают милиционеры, обеспечивающие доставку больных в лечебные учреждения. Одновременно ведется работа по искоренению самогоноварения. В 1928 году впервые рассматривается вопрос о поощрении сотрудников милиции (Бирилюсский архив ф.3,оп.1, д.71, л.135). На заседании Президиума РИКа, состоявшегося 13 ноября 1928 года, 15 рассматривается вопрос: «Об отпуске средств на проведение 11 – летия районной милиции, и вынуждении ходатайствовать перед окрисполкомом о вынесении благодарности милиционерам с. Бирилюссы Павлу Ашлапову и Василию Мартыненко за активное участие в ликвидации белых банд на территории волости в 1921 – 1922 -1923 годах».

В 1928 году начальником РАО в Бирилюсском районе работает Переплетов, к сожалению, сведений о его работе, семье, у нас нет. Известно лишь, что на основании распоряжения Окружного Адмотдела за №00-40 от 10.11. 1928г, его переводят в Ачинск. На его место назначается некто Коротаев, сведений и об этом человеке никаких, за исключением того, что на его переезд в Бирилюссы, райфинотделом выделялась сумма в сорок пять рублей. В районе очень тревожная обстановка, стихийно создаются банды, занимающиеся разбоями и грабежами. В Никифоровке стреляли в учительницу, которая являлась членом комиссии по коллективизации. В Вознесенке подожгли зароды с сеном, в Алексеевке убили лошадь и т. д. все эти деяния приписывались раскулаченным крестьянам. В деревнях начинаются аресты.

В 1928г, в Мелецке «антисоветчиком» признали Колемасова Александра Алексеевича 1902 года рождения и выслали в Туруханский край.
В Арефьево серьезные волнения наблюдались с 1928 года, членами Арефьевского сельсовета было принято решение описать имущество за неуплату сельхозналога у зажиточного крестьянина Округина Прокопия Степановича 1888 года рождения. Когда комиссия вместе с милиционером Малаховым подошла к дому Округина, их встретила толпа разъяренных женщин. Женщины, около восьмидесяти человек, вооружившись палками, возглавляемые Евдокией Крупской, окружив «коллективизаторов» кричали: «Какое право, вы имеете отнимать у мужика то, что он нажил своим трудом? Только посмейте тронуть его!» Округина на какое – то время оставили в покое. В 1928 году в районе проживало 24204 чел.

В 1929 году в стране полным ходом идет коллективизация. Тех, кто выступает против этого, раскулачивают и высылают. Высланные и обобранные крестьяне нередко вливались в лесные банды, стараясь отомстить властям за все унижения и испытания, выпавшие на долю их семей. В нашем районе появляются новые банды «Пимщикова», «Базаркина», «Уткина» и другие. 14 июля 1929 года в отдел уголовного розыска краевого административного управления поступает донесение от Кубова, исполняющего должность начальника уголовного розыска Ачинского округа, в котором сообщалось: «На основании полученных сведений от начальника Бирилюсского РАО доношу: 9 июля в восемь утра в Мелецкое отделение интегрального товарищества явились пять бандитов, вооруженных одной винтовкой, двумя трехзарядными берданами, скомандовав: «Руки вверх!» под угрозой оружия забрали разного товара на сумму 500 руб, как-то: теплые пиджаки, 10 пар белья, брезентовые плащи, шесть сапог, две охотничьи берданы и разную мелочь, сложив все в кули, оставив о захвате товаров расписку, подписанную фамилией «Уткин», уплыли на лодке вниз по реке Чулым, предупредив что скоро приедут за хлебом и что являются бандитами, борющимися против коллективизации. (ГАКК Ачинский филиал ф -290, оп.1, д.528, л.306) Стало ясно, что в Бирилюсском районе объявилась очередная банда. В документах той поры говорилось, что не все благополучно было и в Мелецке. Будто бы организатором, вдохновителем повстанческих групп был коммунист Савин – председатель правления Мелецкого колхоза. В тайге собирались крестьяне, проводили собрания, на которых выступал председатель колхоза. В деревню Аромачево приехал отряд ОГПУ и арестовал братьев Аверьяна и Афонасия Таячковых, в Мелецке арестовали председателя колхоза, всех увезли в Ачинск за то, что они якобы были причастны к банде. Так кем же был Уткин? Матвей Никифорович Уткин был священником из соседнего Тюхтетского района. В Мелецке к банде Уткина примкнул Ефрем Кузьменых, был в банде и крестьянин из д. Басмановой Степан Татынкин, из д. Ладоги - Иван Пантюхин. Так какую же цель преследовал Уткин? Для себя он поставил задачу: освободить людей от ссылки, то есть разгромить комендатуры, а людей отправить по домам. 13 июля в 12 часов дня секретарь Бирилюсского райкома ВКП(Б) Лапицкий сообщил в Ачинское ОГПУ и окружной комитет партии, что в банде 9 июля было пять человек, а по сведениям на 12 июля банда насчитывает уже 11 человек. Далее говорится, что банду преследует отряд под командованием начальника Бирилюсской милиции Пульцина. Отряд Пульцина разгромил банду Уткина, боевая операция на Чулыме подняла авторитет начальника Бирилюсской милиции. Вскоре его назначили начальником милиции Барабинского района Западно – Сибирского края.

В августе 1929 года в район прибывает новый начальник милиции – Литвенюк. Сведений об очередном начмиле также нет, лишь указано, что на переезд его семьи, выделено 60 рублей. При нем принимается решение вооружить коммунистов и комсомольцев боевым оружием. Известно и то, что в декабре 1929 года ему поручили возглавить общественную организацию «ОСАВИОХИМ».

15 июля 1929 года на заседании РИКа принимается решение «О чистке соваппарата», которую возглавил председатель РИКа Токарев. Вскоре были арестованы и переданы под суд за укрывательство кулацких хозяйств, председатели сельсоветов: Подкаменского - Коньков, Нижне- Тюхтетского - Сиваков Дмитрий, Зачулымского - Голодников Федор, Рождественского - Иншаков.

В 1929г появляются первые колхозы, однако, зажиточная часть населения не спешит отдавать свой скот на колхозный двор. Продолжаются притеснения кулацких хозяйств. Их облагают дополнительными сельхоз налогами, кулацкими «сборами», то есть делается все возможное, для того чтобы разорить крестьян. В деревнях начинаются волнения и массовые недовольства. Чтобы прекратить крестьянские выступления проводятся аресты. По деревням разъезжают отряды ОГПУ, милиции. В деревне Вознесенка арестовали Гончарова Романа Михайловича, Казакова Гавриила Алексеевича, Даньшина Егора Семеновича, Мартыновского Андрея Захаровича, Менделева Мирона Федосеевича. Менделева приговорили к расстрелу, приговор был приведен в исполнение 27 ноября 1929г, остальных осудили к лишению свободы, сроком от пяти до десяти лет.

В последующем году начались серьезные выступления крестьян в деревнях: Маталассы, Сосновке, Арефьево, Петровке и других. В 1930 году коллективизация шла очень плохо, приехавший отряд ОГПУ выявил противников колхозного строительства. Одиннадцатого мая 1930 года в Петровке арестовали Аксенова Анания Дементьевича 1895 года рождения, через двенадцать дней без суда и следствия его расстреляли за Ачинском. В Арефьево арестовали более двадцати мужчин, для допросов и определения меры наказания всех увезли в Ачинск. Из них десять крестьян были расстреляны 16 июля 1930 года за Ачинском, судьба остальных неизвестна. Фамилии убитых мужчин сейчас установлены: Воронов Ефим Дмитриевич 1882г, Гаврилов Каленик Иванович 1889г, Данилов Афанасий Семенович 1871г, Русаков Алексей Прокопьевич 1888г, Рыжаков Федор Аверьянович 1888г, Селиванов Александр Матвеевич 1877г, Селиванов Иван Константинович 1879г, Селиванов Илья Иванович 1900г, Филиппов Дмитрий Кондратьевич 1886г, Шпагин Иннокентий Васильевич 1886г.

В Маталассах арестовали братьев Верновых Ермолая Максимовича 1878г и Филиппа Максимовича 1887г, также были арестованы: Журавлевич Александр Григорьевич 1890г, Журавлевич Григорий Иванович 1867г, Журавлевич Иван Григорьевич 1902г, Журавлевич Петр Андреевич 1891г, Журавлевич Федор Андреевич 1888г, Журавлевич Федор Степанович 1906г. В Исаковке подверглись аресту: Кожемякин Фрол Иванович 1870г и трое его сыновей Иван Фролович 1909г, Павел Фролович 1897г, Федор Фролович 1900г. В этой же деревне арестовали Кузмича Давыда Осиповича 1887г, Лучиновича Григория Силовича 1900г, Разумейко Сафрона Сидоровича 1873г. Почти все из них были приговорены к разным срокам лагерного заключения.

В Уланово арестовали Смирнова Гаврила Матвеевича 1867г и его сына Петра, 28 апреля 1930 года Особой Тройкой ПП ОГПУ Сибирского края Гаврила Матвеевича приговорили к высылке в Туруханский край, сын осужден на пять лет концлагерей.

В Чипушево арестовали Трифонова Егора Степановича 1899г, Трифонова Сергея Семеновича 1891г, оба получили разные сроки заключения.

В Старой Еловке был арестован Тудаков Иван Сергеевич 1978г, его осудили на пять лет. Тоже происходило и в других населенных пунктах района.

В 1931 году проводится массовая депортация зажиточных крестьян. Из района выслано 116 семей. В Бирилюссах. арестованные семьи размещали в церкви и школе. В сопроводительной записке говорилось: «Главы семей находятся на принудительных работах или отбывают наказание в тюрьмах. В ссылку направляются 486 человек, из них 246 детей в возрасте от 1 месяца до 16 лет. Для поддержания кулаков на пароходе, выделено 70 центнеров муки, из которых 33ц взяты взаимообразно со складов райпотребсоюза. Мука райпотребсоюзу будет возвращена за счет запасов, изъятых у кулаков» Все отнятое имущество у кулаков оценивалось в 11897 руб. 80 коп. Перечень имущества, высланных крестьян не соответствует действительности. Выслалы 116 семей, а домов, переданных на «хранение» в колхозы, значится лишь 20. Если судить по этой описи, то остальные 96 семей были бездомные, тогда за что же их высылали, как кулаков? Не указано точного количества отнятых: сельхозмашин, домашнего имущества. А ведь по рассказам людей, отнимали: личные вещи, посуду, сельхозинвентарь, продукты, запасы фуража, скот, вклады сберегательных книжек.

Второй участок для сбора кулаков в «закемчугском» районе организовали в деревне Шпагино-1. Туда в помощь активистам направили милиционера Молоткова и пятерых бойцов ОГПУ. Руководили высылкой крестьян начальник ОГПУ по Бирилюсскому району Шумихин и начальник милиции Кочерегин (данных о его прибытии в район не найдено).

С высылкой кулаков активизировалась работа по организации колхозов. Но через несколько месяцев на имя секретаря ВКП(б) Лопацкого стали приходить тревожные сообщения. Так в апреле 1932г из Старой Еловки приходит сообщение о выходе из колхоза шести крестьянских семей. Лопацкий дает распоряжение прокурору района – разобраться. В Кирчиженском сельсовета за связь с кулачеством, отстраняется от работы учительница В.Н.Сергиенко. Из донесения Лопацкому от 28.07.1932г: «В деревне Муслинка со двора Арслановых вывели корову и погнали ее на скотный двор. В это время женщины – нацменки бежали по улице толпой и кричали: «Зачем гоните коров?» Толпа стала разгонять коров. Никто не мог успокоить женщин. Гревцов и член РИКа Фархутдинов пытались их уговорить. В это время подбежала женщина Шамсутдинова и ударила палкой по ноге Фархутдинова, намеривалась ударить Гревцова, но не удалось»

Из Николаевского сельсовета сообщают: «Букатин Онуфрий ведет разложение внутри колхоза, доказывая колхозникам, что работают они даром. Говорит: «В последствии будите голодными, и более того, советская власть житья вам не даст, задавит налогами» Он сам вышел из колхоза и сумел увести за собою четырех середняков» Эти сообщения также препровождаются прокурору. Подобные вести приходили из других деревень. Противостояние между населением и властью вновь принимает угрожающие формы, что является существенным тормозом в проведении всеобщей коллективизации. Для усиления этой работы, в марте 1932 года в район прибывает комсомолец Симкин, родом из Бийска, слушатель Новосибирской коммунистической школы. До поступления на учебу работал слесарем на винном заводе в Бийске. Симкина утверждают в должности секретаря райкома комсомола, определяют на постой к старушке Машуковой, проживающей в райцентре на ул. Колхозной. И направляют в закемчугский район проводить коллективизацию. Вскоре он погиб, как это случилось, никто не знает. Но в документах заседания РИКа за август 1932г есть опись вещей принадлежавших Симкину. В описи указано: «мыло, одеяло, дамские чулки, отрезы сукна и полушерстянки по 4м, паевая книжка райпотребсоюза с вкладом 53 рубля, сберегательная книжка с шестью рублями и другое» Его вещи, а также справка о смерти были высланы матери в г. Бийск. Вновь идут аресты и высылка крестьян.

В 1933 году в районе организуются четыре спецпереселенческих участка на Абольской гари. В Бирилюсский район прибывают кулаки из Ставропольского, Краснодарского края, центральных областей России, из НП АССР. Многие крестьяне пытаются бежать из мест ссылки, но их вылавливают и возвращают в спецпоселения. Милиции приходится вести поиск и ликвидацию банд, вести борьбу с самогоноварением, заниматься расследованием убийств и краж.

В годы Большого террора сотрудники милиции совместно с работниками НКВД проводят аресты «врагов народа». В районе объявляются «шпионы», «фашистские группы», «антисоветчики» и т.д.

Перед войной районная милиция была переведена в новое двухэтажное здание, перевезенное из Усть – Кемчуга. Раньше в нем располагалась Усть-Кемчугская управа. До войны начальником милиции работал Дмитриенко.

В военные годы милиция участвует в ликвидации дезертиров. В 1942 году при поимке дезертира в районе д. Успенка был ранен милиционер Солодовников Андрей Никитич 1895г, раненого доставили в Ачинскую железнодорожную больницу, после операцию он умер 21 августа. С фронтов летят черные вести: 31 августа 1942 года в бою за хутор Шанский Сафроновского района Смоленской области погиб милиционер Когтенев Андрей Карпович, в марте 1943г в бою за д. Краснодубы Ленинградской области погиб Мироненко Михаил Иванович, до призыва работавший в РОМ начальником принудработ и т.д.

Послевоенные годы сотрудники милиции занимались не только своими непосредственными задачами, но и заготовкой дров для отопления помещения отдела, сенозаготовками, поскольку машин в отделе не было и разъезжали по деревням на лошадях. В первые послевоенные годы милицию возглавлял Яков Иванович Королев. В милицию на работу пришли бывшие фронтовики: Логинов, Долидудо, Якимов, Бударин и другие. В восьмидесятые годы начальником милиции работал Николай Степанович Черепанов, его приемником стал Николай Константинович Головенко. В начале 1990-х в милицию стали поступать на службу те, кто служил в Афганистане: Владимир Доскевич, Сергей Мироненко и другие.

Очень напряженными для сотрудников милиции были «лихие-90-ые годы», когда развалилась могучая страна, были уничтожены сельскохозяйственные и промышленные предприятия, люди оказавшись без средств к существованию, пускались во все тяжкие. Именно эти годы ознаменовались всплеском преступности. Милиционерам приходилось вступать в перестрелки, чтобы задержать преступников. Первым таким событием был случай, произошедший 22 апреля 1992г. В дежурную часть милиции поступило заявление об ограблении. Воры путем взлома дверных навесов и замка похитили из квартиры золотые украшения и ценные вещи. Подозрение вызвали объявившиеся в райцентре горожане. Опергруппа выехала на розыск преступников. Вскоре их удалось обнаружить. Рядом с ними стояли объемные сумки с вещами, упакованный пылесос. Тогда никто не подозревал, что преступники могут быть вооружены. Милиционеры, в числе которых был Александр Никитин предложили подозреваемым проследовать с ними в милицию. Те ответили отказом. Пришлось применить силу. Во время задержания один из преступников выхватил из кармана пистолет и выстрелил в Никитина. Поначалу Александр не почувствовал ранения и продолжал бороться с преступником. Лишь через какое-то время, истекая кровью, он потерял силы. Преступников задержали, а Сашу отвезли в больницу.
15 июля 1993 года в поселке Рассвет участковый инспектор Москалев Петр Евгеньевич отправился на «семейный скандал». Он знал, что у дебошира имеется охотничье ружье, поэтому медлить было нельзя. Он попытался уговорить пьяницу, но человек одурманенный спиртным, не поддавался на уговоры и выстрелил в милиционера. Истекая кровью, Москалев нашел в себе силы произвести два выстрела из табельного оружия. По дороге в районную больницу Москалев умер. Приказом № 533 от 28 августа 1998г за подписью ВРИо Министра внутренних дел Российской Федерации генерал – полковника милиции В.Васильева, участковый инспектор милиции Москалев Петр Евгеньевич награжден орденом «За личное мужество» (посмертно), зачислен навечно в списки личного состава Бирилюсского РОВД УВД Красноярского края. Именем Петра Москалева в райцентре названа улица. Шестого июня 1994 года в райцентре был расстрелян пьяным преступником милиционер патрульно-постовой службы Эдуард Юрьевич Матюшенко. Девятого июля 1999 года, спасая утопающих, погиб участковый инспектор Василий Васильевич Буртыль. 28 мая 2006 года трагически погиб милиционер – водитель Рассветовского ПОМ Бирилюсского ОВД Мурашнев Михаил Владимирович.

Ребята, служащие в милиции с честью исполняли свой долг по восстановлению конституционного порядка в Чечне. В командировках в горячих точках побывали начальник ОВД Головенко Николай Константинович, Загуменный Сергей, Сулейманов Олег, Шаповалов Валентин, Миндаров Ринат, Шихарев Сергей и другие.

Работа в милиции и опасна, и сложна, а для многих просто не видна, и лишь самые близкие видят, как рано их милиционеры обретают седину на висках, как меняется их характер.

Надежда Лактионова. 2010 г.


На главную страницу

Красноярское общество «Мемориал» НЕ включено в реестр общественных организаций «иностранных агентов». Однако, поскольку наша организация входит в структуру Международного общества «Мемориал», которое включено в данный реестр, то мы в соответствии с новыми требованиями российского законодательства вынуждены маркировать нашу продукцию текстом следующего содержания:
«Материалы (информация) произведены, распространены и (или) направлены учредителем, членом, участником, руководителем некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, или лицом, входящим в состав органа такой некоммерческой организации».
Отметим также, что Международный Мемориал не согласен с этим решением Минюста РФ, и оспаривает его в суде.