Коллективизация в Манском районе


Коллективизация затронула судьбы миллионов людей. Сейчас с позиции современности трудно судить, была ли коллективизация благим делом или, напротив, тормозила развитие, практически уничтожив крепкого «середняка». Ясно одно: проводимые реформы не могли пройти гладко и неизбежно должны были встретить противодействие. Колхозное движение, обобществление собственности получили развитие в 1930-е годы. Резолюции XV съезда ВКП (б) активизировали этот процесс. Документами, отражающими происходящие в это время процессы в Манском районе, являются протоколы заседаний исполкомов сельсоветов.

На муниципальном хранении находятся протоколы Ново-Никольского сельсовета за 1928-1929 гг.. Многие протоколы трудно разобрать, они краткие по содержанию, но общая суть, конечно, ясна. Крестьянин очень тяжело расставался со своим, несмотря на угрозу гонений. Параллельно с созданием колхозов велась работа по раскулачиванию. Раскулачивание служило методом устрашения для тех, кто не поддерживал «линию партии».

Протокол от 24.07.1929 г. (пунктуация и орфография документов сохранены): «Не знаю, почему бедняк не хочет идти в коллектив…» На что другие жители отвечают: «Крестьянин продаёт скот, покупает машины, а потом его выводят в кулаки. Он работал своим трудом…», «…как мы пойдём в коллектив. Дети голые…» (Ф.Р.14. Оп.1. Д.2. Л.50)

«тов.П. разъясняет, для какой цели он прибыл в Ново-Никольский сельсовет: …необходимо пересмотреть список явно кулацких хозяйств, т.к. в вашем сельсовете таковых не выявлено. Вероятно, имеется упущение, поэтому необходимо тщательно подойти к данному вопросу…» (Ф.Р.14. Оп.1. Д.1. Л.1). Этим же протоколом принято решение отнести двух жителей к ведущим явно кулацкое хозяйство.

В деле подшито заявление крестьянина З. о том, что он был неверно включен в список лиц, лишенных избирательных прав: «…я землю обрабатываю своим трудом, из машин сельскохозяйственных только жнейка, и та куплена на 2 крестьянских хозяйства – Р.Артёма и половина моя… Имею 2 лошади и 2 коровы. Из крестьян я никого не эксплуатировал…» (Ф.Р.14. Оп.1. Д.1. Л.3). Во многих протоколах встречается фамилия сельчанина, отнесённого к кулакам. И как тов. М. не пытался отстоять свои права, направляя заявления в райисполком и правление сельсовета, всё же: «…Бедняцкое собрание членов коллектива д. Н-Никольск постановило явно кулацкое хозяйство тов. М. оценить и передать в колхоз. Произвести раскулачивание» (Ф.Р.14. Оп.1. Д.2. Л.51).

«…Если кто из бедноты не желает осознать важность этого, не желает записываться в члены колхоза, поддерживает кулацкие элементы, то решать на общем бедняцком собрании из списков бедноты таковых исключить...»; «Всем членам сельсовета взяться за выявление кулацких хозяйств, подобрать все материалы…» (Ф.Р.14. Оп.1. Д.2. Л.5). Семьям, отнесённым к кулацким, доставалась земля, на которой никто не хотел сеять ввиду ее отдалённости или плохого качества почвы.

Одним из наиболее часто рассматриваемых вопросов являлись проблемы хлебозаготовок и мобилизация средств. В сентябре 1930 г. с докладом о дополнительном плане хлебозаготовок выступил на собрании Ново-Никольского общества член райисполкома тов.Ц., «…который подробно обрисовал значение дополнительного плана хлебозаготовок для нужд государства и строительства социализма в стране, подмечая выгодным то, что за своевременную сдачу хлеба сдатчики получат 30% с рубля дефицитными товарами…», на что ответственные работники сельсовета ответили, что было несколько стихийных бедствий, о чем составлены соответствующие акты и направлены в райисполком. (Ф.Р.14. Оп.1. Д.2. Л.15).

Были в коллективизации и свои плюсы: в деревнях появилась техника – трактора, сеялки, началась работа по селекции. Так, в протоколе упоминается, что рассматривался вопрос о переходе на чистосортный посев семян, для чего были обозначены наиболее плодородные участки для посева семян под названием «Хлудовка» (Ф.Р.14. Оп.1. Д.2. Л.23).

В повестках заседаний значится: «Пение интернационала», «О выделении делегатов в коммуну «Красный Партизан» для ознакомления жизни и быта коммуны», «…Заслушав сообщение о событиях на КВЖД, мы, граждане д. Н-Никольск, считаем политику правильной… все как один в нужный момент готовы вступить на защиту границы СССР и дать решительный отпор мировой буржуазии…».

Идеологическая работа советского периода была на высоте: «…наша задача, товарищи, твёрдо держать в руках линию партии», «…Трудящиеся Советского Союза дают отпор тем империалистам, которые точат зубы на Советскую власть…». Проводились соревнования между колхозами, артелями, рабочие заводов вызывали жителей сена на соревнование: «…Мы, граждане дер. Ново-Никольск, в присутствии 89 человек на собрании единогласно принимаем договор социалистического соревнования с рабочими гор. Красноярска.» (Ф.Р.14. Оп.1. Д.2. Л.47).

В октябре 1929 г. первым вопросом, обсуждаемым на заседании штаба по соревнованию, стоял вопрос «О сдаче 1 фунта в Красный эшелон». Были определены члены штаба, которым было поручено совершить обход села «…с целью убеждения…», т.к. «… есть случаи, что крестьяне обмолотили хлеб, но не везут к сдаче…» (Ф.Р.14. Оп.1. Д.2. Л.49). Цель одна - увеличить объём сдачи хлеба. Нельзя сказать, что поголовно все крестьяне приняли коллективизацию в штыки. Конечно, были активисты, истинно убеждённые, ударники производства, без которых проводимые реформы были бы попросту невозможны. Активисты поощрялись: «…30 метров мануфактуры нужно распределить лучшим людям», «… просить исполком Манского райсовета и райком ВКП (б) занести на районную Доску Почёта нижеследующих товарищей (далее список из 16 фамилий)» (Ф.Р.14. Оп.1. Д.6. Л.3,5).

Но большая часть крестьян, несмотря на все пламенные призывы, потеряла интерес к результатам своего труда, т.к. сколько «не тяни жилы», всё равно «в кармане не прибавляется». Крестьянство нищало: «…Я работать не буду ввиду того, что нет хлеба. Если дадут хлеба, то буду работать. Больше ничего не скажу…» (Ф.Р-14. Оп.1. Д.5. Л.11).

Крестьяне были лишены самостоятельности, были бесправными: «…если будут возить для себя дрова, штрафовать первый раз на 1 трудодень…» (Ф.Р.14. Оп.1. Д.6. Л.2).
Никто и никогда не будет трудиться с такой самоотдачей, как человек, «работающий на себя». Когда общее, тогда ничьё? «…кормушек не имеется, корм бросается прямо под ноги…», «…В кладовой имеется 2 литовки, остального инвентаря не имеется…», «…Ремонт с/хоз инвентаря по существу не начинался...» (Ф.Р.14. Оп.1. Д.7. Л.5; Д.6. Л.6). В протоколах встречаются сведения, что даже корма скотники распределяли таким образом, чтобы более качественно и сытно питался скот, обобществленный с их личного подворья.

Г.Ш.Руднева

 

Красноярские архивы


На главную страницу