Есин Р. С. Отечественная историография о влиянии сталинских репрессий на формирование этнического и национального состава населения Красноярского края в конце 1920-х – начале 1950-х гг.


Аннотация. Из всех репрессий, проводимых в СССР, самое значительное влияние на формирование национального и этнического состава населения как всего Союза, так и Красноярского края оказали сталинские репрессии. В статье рассматривается историография сталинских депортаций на территории Красноярского края.

Ключевые слова: национальный и этнический состав, сталинские репрессии, сталинские депортации.

Тема сталинских репрессий не теряет своей актуальности в российском обществе. На данный момент в исторической науке наблюдается разнообразие мнений о развитии России, и часть исследователей пытается представить сталинское правление как определенную модернизацию, называя сталинскую экономику мобилизационной, с чем согласны не все историки [10]. Наличие такого плюрализма мнений говорит о необходимости более точного философско-исторического осмысления сталинизма. Целенаправленного исследования о влиянии сталинских репрессий на формирование этнического и национального состава населения Красноярского края и историографии данного вопроса на сегодняшний день нет, но данная тема отражается в различных исследованиях, касающихся репрессий и депортаций народов в СССР в общем и в Красноярском крае в частности. Изучение историографии сталинских репрессий поможет выявить основные оценки историков и определиться с оценкой сталинизма в целом.

Сталинские депортации как тип репрессий выделены П. Поляном, и, соглашаясь с ним, их можно рассматривать при изучении влияния репрессий на формирование этнического и национального состава населения Красноярского края в СССР в конце 1920-х – начале 1950-х гг. [22]. Исследования депортаций наиболее показательны в этом вопросе потому, что они отражают изменения численности представителей тех или иных наций и этносов в Красноярском крае в указанный период времени, а также условия адаптации депортированных народов на новом месте; они же дают оценку сталинским депортациям как явлению.

Работы по изучению сталинских депортаций в Красноярском крае можно разделить по хронологии на советский и постсоветский периоды.

Историография сталинских депортаций на территории Красноярского края советского периода в достаточной степени освещена в авторефератах кандидатских диссертаций Е. Л. Зберовской [5], Е. С. Маменковой [17], А. А. Шадта [25]. Но отечественная историография сталинских депортаций изучена неполностью, в особенности после 2012 г., когда С. А. Кропачевым и Е. Ф. Кринко было опубликовано исследование, затрагивающее этот вопрос [14]. Кроме того, на региональном уровне историография депортаций народов в Красноярском крае в конце 1920-х – начале 1950-х гг. также исследована мало. М. Г. Степанов в своей статье об историографии репрессий в Красноярском крае только частично описал опубликованные исследования по сталинским депортациям в этом регионе [24]. С. А. Кропачев в статье по историографии сталинских депортаций не рассматривает региональные исследования, за исключением территории Кавказа [13]. Частично историография сталинских депортаций в Красноярском крае рассмотрена в работе Е. А. Борисенко [3].

Исследования по теме сталинских депортаций в Красноярском крае можно разделить на посвященные депортации до Великой Отечественной войны, во время нее и после.

Довоенные депортации в Красноярском крае рассмотрены в исследовании А. А. Макарова, который в своей монографии «Репрессии в Красноярском крае (1934–1938)» приводит мнение начальника краевого УНКВД К. А. Павлова о том, что в 1935 г. в регионе было 69 944 «вредного элемента»: административно высланных перебежчиков из-за границы, белогвардейских офицеров. Также в Красноярском крае находились выходцы из Монголии и Маньчжурии [16. С. 16, 36]. Исследователь отмечает, что в 1937 г. по указанию политбюро в Сибири были развязаны кампании против этнических групп населения [16. C. 56]. Макаров делает вывод о том, что репрессии против различных народов были вызваны внешнеполитической обстановкой [16. C. 150].

О. В. Корсакова в своей кандидатской диссертации указывает, что с 1930 г. в Красноярский край начали прибывать спецпереселенцы из Белоруссии, с Украины, Нижней и Средней Волги, и показывает общую численность крестьян-спецпереселенцев в Красноярском крае в 1930-е гг. [11].

В. Биргер отмечает, что в числе сосланных в Красноярский край в 1930-х гг. по этническому составу преобладали украинцы [2].

Депортации народов в Красноярском крае во время и после Великой Отечественной войны (до 1955 г.) рассмотрены в работах Е. Л. Зберовской [5, 6, 7, 8], Л. А. Кутиловой [15], А. А. Шадта [25], Е. С. Маменковой[17, 18], Е. М. Петровой [21], В. А. Крамного [12].

В своей кандидатской диссертации Е. Л. Зберовская понимает под спецпоселенцами «депортированные контингенты поляков, немцев, финнов, греков, калмыков, «оуновцев», «власовцев», высланных из Прибалтики в 1941 и 1945–1949 гг., «кулаков» из Литвы, высланных в 1951 г., и «указников». Говоря о результатах сталинских депортаций, исследователь отмечает: «Последствия политики принудительных переселений остро проявились в СССР во второй половине 1980-х гг. Ставшая достоянием общественности историческая правда о депортации народов способствовала оживлению не только их самосознания, но и националистических и сепаратистских настроений. В совокупности с другими проблемами страны эти настроения ускорили разрушение Союза» [5]. В своих исследованиях Е. Л. Зберовская впервые показала особенности размещения спецпоселенцев и динамику их численности в Красноярском крае в 1940–l950-х гг. [5]. Исследователь в отдельных статьях рассматривает сталинские депортации калмыков [6. С. 46], поляков [7] и украинцев [8] в Красноярском крае.

А. А. Шадт в своем диссертационном исследовании спецпоселений российских немцев в Сибири пришел к выводу о том, что никакие экономические, политические и социальные обстоятельства не могут оправдать изоляцию этноса, понижение правового статуса, разрушение национального самосознания, культуры и человеческие потери [25].

Л. А. Кутилова в статье о проблемах украинских переселений во второй половине XX – начале XXI в. затрагивает тему сталинских депортаций и отмечает, что принудительные миграции украинцев особенным образом отразились на составе населения северных территорий и заполярного края Приенисейской Сибири [15].

Е. С. Маменкова в своей кандидатской диссертации провела сравнительный анализ режима содержания заключенных немцев-трудармейцев [17]. Также автор в отдельной статье указывает на то, что среди найденных немецких архивных документов нет ни одного, который указал бы на существование каких-либо заговорщических связей между рейхом и немцами, что жили на Днепре, у Черного моря, на Дону или в Поволжье. Кроме того, Е. С. Маменкова указывает на то, что данные Н. Ф. Бугая по численности депортированных ближе к данным, указанным в отчете Красноярского крайкома ВКП(б), чем данные, предоставленные В. Н. Земсковым и А. И. Кокуриным [18. С. 33, 35].

Е. М. Петрова в статье о спецпереселенцах в Эвенкии указывает этапы переселения в данный регион и приводит сведения о численности спецпереселенцев. Указана численность в п. Тура русских, немцев, латышей, евреев, финнов, поляков. Описывается помощь эвенков прибывшим переселенцам и их адаптация [21].

В. А. Крамной в статье об истории села Бражного в Красноярском крае указывает, что с началом ВОВ в данное село стали прибывать немцы, выселенные из Поволжья. В течение октября 1941 г. в Бражное было эвакуировано 63 немца, не считая детей [12].

Л. Н. Славина в статье о социально-демографическом развитии немцев в Красноярском крае показала динамику их численности в регионе с 1897 по 1989 г. [23].

Необходимо отметить, что подробные исследования 1990-х и начала 2000-х гг. [9, 4] не могли учитывать вышеупомянутые работы, затрагивающие тему депортаций народов в Красноярском крае, по объективным причинам – они опубликованы до проведения этих исследований. Однако ряд современных исследователей в своих публикациях по национальной политике в СССР, затрагивающих тему влияния сталинских депортаций на формирование национального и этнического состава Советского Союза и в том числе Красноярского края, не рассматривают работы красноярских исследователей или рассматривают не все из них, либо же рассматривают, но неполноценно, хотя и учитывают исследования депортаций в других регионах. Как пример можно привести статьи Ф. Ф. Мифта [19] и А. П. Мякшева [20], а также совместное исследование В. А. Бердинских, И. В. Бердинских и В. И. Веремьева [1].

Тема формирования этнического и национального состава населения Красноярского края в конце 1920-х – начале 1950-х гг. не имеет целостного оформления в том или ином опубликованном исследовании, однако широко освещена в большом количестве публикаций, отражающих влияние сталинских депортаций на жизнь и существование различных народов, таких как русские, украинцы, немцы, литовцы, латыши, греки и калмыки.

Также необходимо отметить, что исследования депортаций 1930-х гг., периода до начала Великой Отечественной войны, не дают подробного анализа национального и этнического состава переселенных народов, в отличие от работ о депортациях 1940-х гг., периода Великой Отечественной войны и после нее.

Что касается положительного или отрицательного влияния депортаций на формирование этнического и национального состава населения Красноярского края в конце 1920-х – начале 1950-х гг., то в работах историков преобладает их отрицательная оценка. Это коррелируется, за небольшим исключением, со мнением исследователей, изучающих сталинские депортации [14. С. 209, 210].

Источники и литература

1.Бердинских В. А., Бердинских И. В., Веремьев В. И. Система спецпоселений в Советском Союзе 1930–1950-х гг. – Сыктывкар, 2015.
2.Биргер В. Обзор ссыльных потоков и мест ссылки в Красноярском крае и Республике Хакасия. [Электронныйресурс]. URL: http:// www.memorial.krsk.ru/ Articles/BirgerS/10.htm.
3.Борисенко Е. А. Историография репрессий 1930-х гг.в Красноярском крае.[Электронный ресурс]. URL:http:// www.memorial.krsk.ru/ Articles/ 2010 Boriseko.htm.
4.БугайН.Ф. Л. Берия – И. Сталину: согласно вашему указанию … – М., 1995.
5.Зберовская Е. Л. Спецпоселенцы в Красноярском крае (1940–1950-е гг.). Автореф.дисс. … канд. ист. наук. – Красноярск, 2006.
6. Зберовская Е. Л. Калмыки-спецпереселенцы в Сибири: проблемы сохранения этнической идентичности в условиях депортации // ВестникКалмыцкого института гуманитарных исследований РАН. – 2013. – № 3. – С.46.
7. Зберовская Е. Л. Польские спецпереселенцы в Красноярском крае (1940–1945 гг.) // Сохранение и взаимопроникновение национальных культур как фактор устойчивого развития Приенисейского края: матер. науч.-практ. конф., Красноярск, 4–5 ноября 2003 г. – Красноярск, 2004. – С. 185–186.
8. Зберовская Е. Л. Спецпоселенцы из Западной Украины в Красноярском крае (1945 – начало 1960-х): процесс социокультурной адаптации //Вестник Красноярского государственного аграрного университета. – 2014. – №5. – С.250–254.
9. Земсков В. Н.Спецпоселенцы в СССР. 1930–1960. – М., 2003.
10. Кириллов В. М. Принудительный труд в СССР: историографический аспект // Уральский исторический вестник. – 2017. – № 3. – С. 81–90.
11. Корсакова О. В. Крестьяне-спецпереселенцы в Сибири в 1930-е гг.: на материалах Красноярского края.Автореф. дисс. … канд. ист. наук.– Красноярск, 2001.
12. Крамной В. А. Из истории села Бражного Канского района Красноярского края // Енисейской губернии 180 лет: матер.IV краеведческих чтений, Красноярск, декабрь 2002. – Красноярск, 2003. –С. 108–114.
13.Кропачев С. А. Современная российская историография депортаций народов СССР в годы Великой Отечественной войны//Вестник Челябинского государственного университета. – 2011. – № 23. – С. 100–103.
14. Кропачев С. А., Кринко Е. Ф. Потери населения в СССР в 1937–1945 гг.: масштабы и формы. Отечественная историография. – М., 2012.
15. Кутилова Л. А. Проблемы украинских переселений и этнокультурных трансформаций в украинской среде в Приенисейской Сибири в исследованиях красноярских историков во второй половине XX–начале XXI в.// Вестник Томского государственного университета. – 2016. – №1. – С. 90–95.
16. Макаров А. А. Репрессии в Красноярском крае (1934–1938). – Абакан, 2008. – C. 16–150.
17. Маменкова Е. С. Заключенные исправительно-трудовых учреждений – трудовой ресурс НКВД СССР в Красноярском крае в 1941–1945 гг. Автореф. дисс. … канд. ист. наук.– Кемерово, 2013.
18. Маменкова Е. С. Этническая депортация на территорию Красноярского края в годы Великой Отечественной войны (1941–1945 гг.) // Красноярский край – 70 лет исторического пути: матер.V краеведческих чтений, Красноярск, ноябрь 2004.– Красноярск, 2005.– С. 33–36.
19. Мифт Ф. Ф. Культурно-национальная политика в СССР: проблемы современной историографии // Вестник КАЗГУКИ.– 2017. – № 3.– С. 55–60.
20. Мякшев А. П.Советская национальная политика: факторы успеха, уникальность исторического опыта // Изв. Саратовского университета. – 2017. – № 1.– С. 46–51.
21. Петрова Е. М. Переселенцы поневоле (спецпереселенцы Эвенкии) // Енисейская губерния – Красноярский край: 190 лет истории:матер.VII краеведческих чтений, Красноярск, 5 декабря 2012. – Красноярск, 2012. – С. 150–154.
22. Полян П. Не по своей воле. – М., 2001.
23. Славина Л. Н. Немцы в Красноярском крае. Социально-демографическое развитие //Немцы в Сибири: история, язык, культура: матер.междунар.науч.конф., Красноярск, 13–16 октября 2004. – Красноярск, 2005. – С. 76–82.
24. Степанов М. Г. Проблема сталинских политических репрессий (1928–1953 гг.) в постсоветских исследованиях историков Красноярского края и Хакасии // Гуманитарные науки в Сибири. – 2008. – № 2. – С. 87–89.
25. ШадтА. А. Спецпоселение российских немцев в Сибири, 1941–1955 гг. Автореф. дисс. … канд. ист. наук. – Новосибирск, 2000.

 

Сибирь многонациональная. Материалы Сибирского исторического форума.
Красноярск, 24–25 октября 2018 г. – Красноярск: Резонанс, 2018. – 256 с.


На главную страницу