Мезит Л. Э. Повседневная жизнь трудармейцев Среднеазиатского военного округа в годы Великой Отечественной войны в Красноярском крае


Аннотация. В статье анализируется малоизученный аспект социальной истории военного времени: численность, условия труда и жизни населения Среднеазиатского военного округа, мобилизованного военкоматами для работы на оборонных предприятиях Красноярского края.

Ключевые слова: трудовые армии, мобилизационная экономика, военная повседневность.

Трудовые армии как принудительная форма использования рабочей силы берут свое начало в первые годы советской власти и являются неотъемлемой частью истории советской экономики. В годы Великой Отечественной войны Советское государство, используя довоенный опыт применения рабочих формирований, приступило к созданию специальных строительных батальонов и рабочих колонн из представителей разных национальностей и различных социальных групп. Трудовая армия в годы войны формировалась из мобилизованных немцев, жителей республик Средней Азии, спецпоселенцев. Изучение данной темы важно для объективной оценки вклада трудмобилизованных Среднеазиатского военного округа (САВО) в победу советского народа над нацистской Германией.

Трудармейцы, как они себя именовали (хотя в официальных документах такого понятия нет), формировались из гражданского населения в форме рабочих отрядов, батальонов. За формирование рабочих батальонов и колонн ответственность несли военкоматы и органы внутренних дел. За неявку на призывной пункт устанавливалась уголовная ответственность [4. С. 60].

В научных работах советских историков трудмобилизованные не встречаются как отдельная категория занятых в экономике страны [2]. Изучению трудармий в годы войны посвящено много работ в постсоветской историографии. Основное внимание в них уделено немцам, которые в военный период массово привлекались на строительство промышленных объектов страны [1; 9; 10]. Появились исследования о производственной деятельности трудмобилизованных САВО в Уральском регионе [4; 11].

Изучение повседневной жизни трудармейцев, форм и методов организации их труда, отношения к ним государства является актуальной задачей социальной истории.

В годы Великой Отечественной войны в Красноярский край были перебазированы 42 промышленных предприятия. Одновременно развернулось строительство новых заводов оборонного значения. Для увеличения численности работников были проведены перевод служащих, вовлечение женщин, возвращение пенсионеров на производство. Расширилась область применения в народном хозяйстве труда заключенных. С января 1942 г. началась трудовая мобилизация советских немцев, высланных во второй половине 1941 г. из европейской части страны. 14 октября 1942 г. ГКО СССР постановлением № 241/с «О мобилизации в Узбекской, Казахской, Киргизской, Таджикской и Туркменской ССР военнообязанных для работы в промышленности и строительстве железных дорог и промышленных предприятий» объявил о трудовой мобилизации военнообязанных жителей САВО в количестве 350 тысяч человек [4. С. 62]. Массовые мобилизации в соответствии с установками ГКО рабочих САВО на предприятия края проводились в 1942–1943 гг. Это было связано с увеличением оборонного заказа, который выполняли заводы, шахты, стройки, а также с постоянным дефицитом рабочей силы, который только за счет внутрикраевой миграции решить было невозможно.

Для проведения трудовой мобилизации населения САВО руководству республик было рекомендовано усилить агитационно-пропагандистскую работу, обеспечить массовое участие коммунистов и комсомольцев в трудармиях.

Всем мобилизованным предписывалось являться на сборные пункты в исправной одежде, обуви, иметь личную смену белья и запас продуктов на 15 дней. Требование вполне логичное, но трудновыполнимое в условиях войны.

В августе 1942 г. из САВО прибыл первый эшелон. В край приехали 1325 узбеков и туркмен на завод «Красный Профинтерн» наркомата тяжелого машиностроения; 234 узбека на завод № 4 им. Ворошилова; 269 казахов и узбеков на шахты Канского рудоуправления; 257 узбеков на Черногорские шахты; 167 человек – в ОСМЧ 26 [5. Л. 109; 5. Л. 93–95; 6. Л. 128–129 об.].

Таблица 1. Численность трудармейцев САВО в октябре 1943 г.
на предприятиях Красноярского края [8. Л. 84]

Национальность Ленинский район
 Красноярска
Кировский район
Красноярска
ХАО
Узбеки 571 615 857
Казахи 167 170  
Таджики 336 121  
Туркмены 198 712  
Киргизы 76    
Татары 201 8  
Чуваши 80    
Итого 1637 1626 857

В процессе распределения мобилизованных на предприятия края была выявлена большая группа лиц, непригодных к физическому труду (инвалиды II группы, лица преклонного возраста и прочие). Их вынуждены были отправить в распоряжение военкоматов САВО.

Руководители предприятий постоянно информировали краевой партийный комитет об отсутствии у многих мобилизованных каких-либо документов, удостоверяющих личность, что затрудняло их трудоустройство. Это свидетельствовало о том, что военкоматы в погоне за выполнением наряда на мобилизацию выполняли постановление ГКО формально. При этом очевидны были затраты, которые понесло государство при ненужной переброске людей из мест их проживания в Красноярский край.

Трудармейцы с трудом приспосабливались к суровым климатическим условиям Сибири. Весь контингент рабочих прибывал в рваном грязном белье, в летних национальных халатах. Многие из них были абсолютно разуты, у оставшихся имелась национальная обувь. Сменой одежды и обуви люди не располагали [7. Л. 128].

Жили мобилизованные из САВО, как правило, в отдельных общежитиях. Узбеки, работавшие на стройках 2-го стройуправления, проживали в капитально отремонтированном здании, обеспечивались постельными принадлежностями, одеждой, обувью. У них было хорошо налажено общественное питание. Однако такое положение складывалось далеко не везде. На шахтах Канского рудоуправления надлежащих условий создано не было – наблюдались антисанитария, завшивленность, отсутствие постельного белья; деревянные кровати кишели клопами. Питание шахтеров – узбеков, казахов – практиковалось в общих столовых и было некачественным [7. Л. 122].

Жилищно-бытовые условия мобилизованных из САВО регулярно контролировались
санитарными инспекциями. В июне 1943 г. санитарной инспекцией Кировского района было проведено обследование условий проживания рабочих, трудмобилизованных из САВО.

В ходе него установили, что 520 узбеков, прибывших на завод «Красный Профинтерн», были размещены в бараках без предварительной санитарной обработки, с двухъярусными нарами, сделанными не по стандартам (нижние кровати располагались близко к земле. Учитывая, что полы в бараках оставались земляными, спать на таких нарах было холодно и сыро). В бараках отсутствовали печи, дощатые стены имели дыры, бани и дезкамеры не было. Питание рабочих являлось трехразовым, но трапеза состояла из одного блюда [8. Л. 1].

Иным было положение таджиков, распределенных на кирпичный завод № 2 того же района. Их разместили в трех бараках, выбеленных, с печью, тумбочками. Регулярно проводилась санитарная обработка помещений, хотя матрасы были грязные, в них водилось много клопов. Общее питание предполагало по 800 граммов хлеба в день, 38 человек получали стахановские нормы [8. Л. 4].

После прибытия в Красноярский край на производственных и строительных объектах уроженцы САВО включались в структурные подразделения предприятий (бригады, колонны, отряды, участки), образованные по национальному признаку. На них распространялись правила внутреннего распорядка предприятий, а оплата труда производилась на общих основаниях по тем же расценкам, что и для кадровых рабочих. Учитывая, что приезжие были заняты неквалифицированным трудом, их заработная плата была невысокой – до 150 рублей в месяц [7. Л. 125]. Рабочий день был напряженным и продолжительным.

Однако наибольшие затруднения возникали в повседневном общении трудармейцев – из-за отсутствия на заводах работников, знающих национальные языки. Незнание русского языка прибывшими рабочими не позволяло вести их обучение сложным профессиям, поэтому единицы из них, обучаясь индивидуально или бригадно, стали слесарями, прокатчиками, кочегарами электростанций или освоили другие рабочие специальности. Чаще всего их использовали при проведении землекопных либо бетонных работ.

Приступив к работе на заводах, шахтах, почти весь контингент рабочих САВО нормы выработки не выполнял, но уже с февраля 1943 г. целые бригады и отдельные трудармейцы начали выполнять и перевыполнять план. Бригада тов. Хасанова, работавшая в ОСМЧ № 26, уже в феврале 1943 года выполнила норму на 108 %, а в апреле – на 121 %. Бригада грузчиков Расулова, работавшая на заводе № 54 им. Ворошилова, выполняла норму выработки на 460 % [6. Л. 93].

На заводе «Красный Профинтерн» 26 рабочих, мобилизованных в САВО, овладели профессиями и выполняли квалифицированные работы, показывая при этом высокие результаты труда. На этом же заводе 36 человек, прибывших в октябре 1943 года, получили стахановские книжки за хорошую работу и как стахановцы пользовались преимуществами в снабжении и питании [6. Л. 104].

Повсеместно рабочие САВО жаловались на плохое медицинское обслуживание. Из-за слабого владения русским языком они не могли рассказать врачу или фельдшеру о своей болезни. Краевые органы власти и руководители предприятий систематически информировали представителей ЦК ВКП(б) Узбекистана, Казахстана, Таджикистана об усилиях по улучшению материально-бытового положения рабочих, проведению агитационно-массовой работы среди них. Партийно-советские руководители среднеазиатских республик посещали своих земляков на предприятиях края, из республик им посылали газеты на родном языке, иногда доставляли сухофрукты [7. Л. 124].

Среди мобилизованных в САВО проводилась агитационно-разъяснительная работа – при этом старались учитывать привычки и уклад жизни среднеазиатских рабочих, незнание ими русского языка. Из числа трудмобилизованных, знавших русский язык, были подготовлены агитаторы, которые вели пропаганду среди своих земляков. Коммунист казах Оспанкулов был назначен заведующим красным уголком на Иршинских шахтах. Он выполнял свои обязанности на постоянной основе [7. Л. 123]. Все агитационно-пропагандистские мероприятия укрепляли дружбу между народами.

Экономические аспекты мобилизационной политики имели для органов государственной власти приоритетное значение в годы Великой Отечественной войны. С учетом масштабов проводимых мероприятий не все требования, которые были обязательны для трудмобилизованных согласно официальным документам, смогли реализовать на местах, но они были общими для всех коллективов в промышленности и строительстве. Значительная часть трудмобилизованных смогла адаптироваться к новым условиям и в годы войны ударно трудилась на предприятиях края.

Источники и литература

1. Белковец Л. П. Административно-правовое положение российских немцев на спецпоселении 1941–1945 гг.: историко-правовое исследование. – М.: РОССПЭН, 2008. – 359 с.
2. Вознесенский Н. А. Военная экономика СССР в период Великой Отечественной войны. – М., 1948.
3. Герман А. А., Илларионова Т. С., Плеве И. Г. История немцев России: учебное пособие. – М.: МСНК-пресс, 2005. – 544 с.
4. Гончаров Г. А. Трудовая армия на Урале в годы Великой Отечественной войны: дисс. … докт. ист. наук. – 2006. – 432 с. [Электронный ресурс]. URL: http://www.dissercat.com/content/trudovaya-armiya-na-urale-v-gody-velikoi-otechestvennoi-voiny#ixzz5Hyspqq6i.
5. Государственный архив Красноярского края (ГАКК). Ф. П-26. Оп. 4. Д. 19.
6. ГАКК. Ф. П-26. Оп. 4. Д. 24.
7. Там же. Ф. П-26. Оп. 4. Д. 145.
8. Там же. Ф. Р-1384. Оп. 1. Д. 1073.
9. Зберовская Е. Л. Спецпереселенцы в Сибири (1940–1950 гг.). –Красноярск: КрасГАУ, 2010. – 179 с.
10. Славина Л. Н. Трудмобилизованные немцы в Восточной Сибири // В рабочие колонны на все время войны. Очевидцы и исследователи о немцах в трудовых армиях: сб. науч. ст. и воспоминаний. – М.: МСНК-пресс, 2012. – С. 217–231.
11. Шмыров Б. Д. Трудмобилизованные Среднеазиатского военного округа на стройках и промышленных предприятиях Южного Урала в годы Великой Отечественной войны. Автореф. дисс. … канд. ист. наук. – Челябинск, 2016

 

Сибирь многонациональная. Материалы Сибирского исторического форума.
Красноярск, 24–25 октября 2018 г. – Красноярск: Резонанс, 2018. – 256 с.


На главную страницу