Есин Р. С. К вопросу о переселении крестьян в Енисейский район Красноярского края 1930 г.


УДК 908

Аннотация. В статье описываются масштабы спецссылки в Енисейский район, а также пути доставки спецпереселенцев от мест высылки до мест поселения в районе.

Ключевые слова: сталинские депортации, Енисейский район Красноярского края.

В начале ХХ в., во времена войн, революции и других значимых для российской истории событий, проявились основные виды миграций (переселения). В Сибирь пришли три крупных переселенческих волны. Первая волна прошла в 1906–1914 гг. и была связана с аграрно-крестьянским переселением времен П.А. Столыпина. Вторая волна прошла в 1914–1922 гг. и была связана с беженством и эвакуацией во время революции и Гражданской войны. Третья волна — это этнические и социальные депортации, осуществлявшиеся сталинским руководством в 1930–1940‑х гг. [9, с. 54]. В настоящей статье рассматривается всего лишь год третьей волны миграций, в которой преобладали принудительные переселения, сопряженные с уголовной, судебной, административной и политической ссылкой [9, с. 55].

В это время планово-аграрное переселение в Сибирь из европейской части России прекращается. Кроме принудительных миграций, в 1930‑е гг. возрастает вынужденное переселение из-за коллективизации [9, с. 56]. Ускоренная коллективизация, начатая сталинским большинством, сопровождалась раскулачиванием, а также сопутствующим этому процессу перемещением крестьян СССР — так называемой кулацкой ссылкой [6, с. 30–56; 7, с. 29]. В разное время ссыльных кулаков называли спецпереселенцами, спецпоселенцами и трудпоселенцами [2, с. 3].

Первые документы, определившие начало спецпереселений в СССР, были приняты в начале 1930 г. Так, 5 января 1930 г. появилось постановление ЦК ВКП (б) «О темпе коллективизации и мерах помощи государства колхозному строительству», в котором впервые провозглашался курс на «ликвидацию кулачества как класса».

Почти через месяц было утверждено специальное постановление ЦК ВКП (б) «О мероприятиях по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации». Определялись районы сплошной коллективизации, регионы, куда должны высылаться раскулаченные, численность выселяемых семей [1, с. 21–22].

1 февраля 1930 г. ЦИК и СНК СССР постановлением «О мероприятиях по укреплению социалистического переустройства сельского хозяйства в районах сплошной коллективизации и по борьбе с кулачеством» предоставили правительствам союзных и автономных республик, а также краевым (областным) исполкомам право выселять кулаков из «зоны сплошной коллективизации сельского хозяйства» [1, с. 22]. Сталинское руководство разделило кулаков на три категории: кулаки первой категории подлежали аресту, а их семьи выселению; кулаки второй категории должны были выселяться в северные отдаленные районы СССР; кулаков третьей категории подлежало расселять после «раскулачивания» в пределах административных районов за пределами колхозов [3, с. 94].

Доставку кулаков второй категории от места высылки на сборные пункты обеспечивали конвоиры из расчета один конвоир на два хозяйства. Конвоир передавал по прибытии на сборный пункт кулаков коменданту пункта [5, с. 63]. Далее раскулаченные по железной дороге доставлялись в регион ссылки [5, с. 64]. Таким путем в Восточную Сибирь (в состав которой с августа 1930 по 1934 г. входил Красноярский край в современных территориальных границах [15, с. 255]) из Украинской ССР, Средней Волги, Черноземной области, Башкирии и Ленинградской области в 1930–1931 гг. стали пребывать спецпереселенцы [4, с. 4]. Кроме межрегиональных депортаций, в 1930 г. осуществлялись перемещения крестьян внутри Сибирского региона, к которому Красноярский край относился до 11 августа 1930 г. [10, с. 39].

В территориальных границах Сибирского региона первоначальные перемещения по железной дороге «кулаков второй категории с семьями были окончены к 29 марта 1930 г. Всего было перевезено около 8 485 семей — 47 160 человек» [14, с. 100]. Часть из них оказалась в Красноярском крае. Так, из Томского, Бийского, Омского, Иркутского, Новосибирского и др. округов Сибирского края за 1930–1931 гг. в Красноярский округ были доставлены репрессированные крестьянские хозяйства. Шло межокружное расселение спецпереселенцев [5, с. 41].

В конце марта 1930 г. со станций Бийск, Абакан, Карасук, Славгород на станции Красноярск и Канск прибыло около 12 тыс. человек [5, с. 41].

Округам, не имеющим своих необжитых районов (как, например, Ачинскому), предполагалось направить кулаков на лошадях в необжитые районы соседних округов — Красноярский и Томский. Отдаленным Хакасскому и Минусинскому округам разрешалось вывезти крестьян в отведенные северные участки расселения Томского, Ачинского и Канского округов (14, с. 92).

Решение о начале выселения в Красноярском округе официально появилось только 2 марта. Фактически же еще 4 февраля в деревне Анаш Назаровского района по решению сельского совета началось выселение зажиточных крестьян. В Минусинском окружкоме подобное решение было принято 15 февраля. Впоследствии намечалось провести выселение из других районов на протяжении ближайших дней [5, с. 43].

Все перемещения планировалось закончить к 1 апреля 1930 года. В Красноярском округе в эти сроки не уложились. 31 марта секретарь Красноярского окружкома ВКП (б) Васин докладывал Р.И. Эйхе, что «расселение третьей категории еще не производилось». К концу апреля раскулачивания на территории Красноярского края не закончились. В это время в Красноярском округе было выселено 2 176 человек [14, с. 121– 122]. Являвшееся следствием антикрестьянской операции в деревне спецпереселение стало «гигантским экспромтом», который не был подкреплен предварительными экономическими расчетами [8, с. 66].

Согласно «Итоговой докладной записке информотдела ПП ОГПУ Сибкрая «Об экспроприации кулачества» от 25 апреля 1930 г., изначально переселенных на поездах кулаков планировалось вселять в северные окраинные края вдали от своего округа. Впоследствии это было осуществлено в отношении раскулаченных некоторых округов. Районы вселения должны были быть наиболее отдалены от обжитых районов, пригодны «в почвенном и климатическом отношении» и, кроме этого, с естественными преградами «к обратному возвращению выселенных…» [14, с. 89–90].

Постановление Сибирского краевого исполнительного комитета об обеспечении ссыльных хозяйств установленными натурфондами выполнили не все округа [14, с. 91]. По этой причине места высылки пришлось выбирать из более близких участков, «не считаясь даже со связью последних с обжитыми районами» [14, с. 92]. Также «из-за остающегося короткого срока до весенней распутицы» новым планом предполагалось в Красноярском округе, располагающем северными необжитыми районами, расселить своих кулаков [14, с. 92].

В 1930‑е гг. спецпоселки появлялись рядом с р. Енисей. Также известны факты высадки спецпереселенцев, прибывших по Енисею, на территории Енисейского района [5, с. 169].

Исходя из этого, можно предположить, что значительная часть спецпереселенцев была выселена туда из Красноярского округа, учитывая его географическое расположение и наличие в округе комендатуры. Таким путем в июне 1930 г. в Маковской комендатуре, расположенной в Енисейском районе [13], оказалось несколько тысяч спецпереселенцев [5, с. 49]. Из районных комендатур спецпереселенцы прибывали в конкретные населенные пункты. Одним из таких пунктов прибытия в Енисейском районе было с. Ярцево, расположенное у берега р. Енисей. Факт того, что в дальнейшем на территории двух районов, Енисейского и Туруханского, в 1941 г. появился Ярцевский район, свидетельствует о большом притоке в него спецпереселенцев в 1930‑е гг.

По всей видимости, наличие отдельной комендатуры упрощало комендантский надзор [11]. В мае 1930 г. в с. Маковское, находившееся на территории Енисейского района, прибыло 4 152 «бывших кулака» [5, с. 132]. В июне 1930 г. в Маковской комендатуре прибывший контингент спецпереселенцев составлял 4 612 человек [5, с. 49]. На сегодняшний день трудно сказать, точно была ли это единственная комендатура на территории Енисейского района в 1930 г. Известно, что в 1931 г. численность Енисейской комендатуры составляла 6 681 человек [12, с. 463].

Кроме того, известно, что новые комендатуры появлялись в течение 1930‑х гг., и подчинявшиеся им территории передавались от одной комендатуры к другой в течение этого времени [5, с. 80, 224; 11]. Но эти данные не позволяют сделать однозначный вывод о наличии других комендатур в Енисейском районе в 1930 г., кроме Маковской, поэтому мы полагаем, что максимальная численность спецпереселенцев, одновременно находившихся в это время на территории района, составляло 4612 человек.

Из отчета Маковской комендатуры известно о размещении переселенных крестьян по территории Енисейского района. В отчете описывается устройство расселенных с июня по октябрь 1930 г. кулаков и указывается, что размещение спецпереселенцев происходило на территории Ларионовского участка (Шайтанка). К концу года здесь был образован совхоз [13]. Кроме того, известно, что спецпереселенцы направлялись на работу в Енисейский леспромхоз [5, с. 114].

К сентябрю 1930 г. по причине частых побегов численность спецпереселенцев в Маковской комендатуре сократилась на 3 214 человек (бежало около 70 %) [5, с. 49].

В октябре 1930 г. было сформировано Восточно-Сибирское переселенческое управление. С 15 октября 1930 г. переселенческие пункты были созданы при следующих станциях: Красноярск, Канск, Тайшет, Тулун, Иркутск, В-Удинск, Чита и Куенга [16, с. 198]. В Красноярском округе переселению в северные округа подлежали 857 семей [14]. Часть из них описанным выше путем по р. Енисей была доставлена в Енисейский район.

Исходя из вышеизложенного, можно заключить, что переселение крестьян с появлением в январе 1930 г. первых документов, определивших начало спецпереселений в СССР, с перерывом на время весенней распутицы в Сибирском крае проводилось в течение всего года. В феврале в Красноярский край стали поступать первые потоки спецпереселенцев, и уже к апрелю было понятно, что первоначальные планы по переселению крестьян осуществить не получится. Но по окончании распутицы депортации крестьян продолжились. Основная часть спецпереселенцев в 1930 г. прибывала на территорию Енисейского района по р. Енисей, а центром концентрации спецпереселенцев района была комендатура в с. Маковское.

Масштабы численности сосланных кулаков, прибывавших на территорию района в 1930 г., точно подсчитать невозможно по причине отрывочности имеющихся данных. Можно только предположить, что если в июне 1930 г. в Енисейском районе находилось 4612 спецпереселенцев, а убыль из-за побегов составляла около 70 %, то к этому времени на территорию района было сослано 7826 человек. Но это без учета смертности ссыльных в дороге и на месте спецпоселения.

Источники и литература:

1. Бердинских В. А., Бердинских И. В., Веремьев В. И. Система спецпоселений в Советском Союзе 1930–1950-х годов. Сыктывкар, 2015. 244 с.

2. Бердинских И. В. Особенности формирования инфраструктуры системы спецпоселений в СССР в 1930– 1940-х гг.: автреф. дисс. … канд. ист. наук. Ижевск, 2007. 20 с.

3. Гущин Н. Я. Раскулачивание в Сибири (1928–1934 гг.): методы, этапы, социально-экономические и демографические последствия. Новосибирск, 1996. 159 с.

4. Земсков В. Н. Спецпоселенцы (по документации НКВД – МВД СССР) // Социс. 1990. С. 3–17.

Есин Р. С. К вопросу о переселении крестьян в Енисейский район Красноярского края в 1930 г.

5. Корсакова О. В. Крестьяне-спецпереселенцы в Сибири в 1930-е гг.: На материалах Красноярского края. Дисс. … канд. ист. наук. Красноярск, 2001.

6. Ивницкий Н. А. Судьба раскулаченных в СССР. М., 2004. 296 с.

7. Ильиных В. А. Коллективизация деревни: проекты и реальность // Гуманитарные науки в Сибири. 2013. № 4. С. 27–33.

8. Красильников С. А. Режимный сегмент советской экономики: становление системы спецпоселений в первой половине 1930-х гг. // Magistra Vitae: электронный журнал по историческим наукам и археологии. 2016. № 1. С. 64–76.

9. Красильников С. А. Серп и молох. Крестьянская ссылка в Западной Сибири. М., 2003. 287 с.

10. Красноярье: пять веков истории. Красноярск, 2006. 257 с.

11.Ламан Л. Репрессии Каса. [Электронный ресурс]. URL: https: //www.memorial.krsk.ru/Articles/2010/Laman/2010Laman.htm

12. Наумов И. В. Спецпереселенцы Восточной Сибири (1930–1936) // Сибирская ссылка. Сборник научных статей // Иркутск, 2003. Выпуск 5. С. 463–468.

13. Соломенцева Л.П. [Электронный ресурс]. URL: http://красноярские-архивы.рф/articles/stati_arhivistov/211

14. Спецпереселенцы в Западной Сибири: 1930 – весна 1931 г. / ред. В. П. Данилов, С. А. Красильников. Новосибирск, 1992. 286 с.

15. Очерки истории Красноярской партийной организации. Красноярск: Красноярское книжное издательство, 1982. С. 255.

16. Цубикова Л. С. Раскулачивание в Восточной Сибири в начале 1930-х гг. // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2011. № 7 (13). Ч. I. C. 198.

 

 

Енисейская Сибирь в истории России (к 400-летию г. Енисейска) [Электронный документ] // Материалы Сибирского исторического форума. Красноярск, 23–25 октября 2019 г. — Красноярск: ООО «Лаборатория развития». 2019. — 452 с


На главную страницу