Ивлева Т. В. Обзор документальных материалов архива УФСБ России по Красноярскому краю по истории немцев, проживавших в Красноярском крае


УДК 908

Аннотация: Представлена история российских немцев, рассмотренная на основе уголовных дел архива УФСБ России по Красноярскому краю за период с 1920 по 1962 г., на основе которых сформированы статистические данные, характеризующие реализацию государственной политики в отношении немцев.

Ключевые слова: российские немцы, Красноярский край, уголовное дело, арест, репрессии, высшая мера наказания, реабилитация.

История российских немцев, проживавших на территории Енисейской Сибири, и в частности Красноярского края, обширна и поэтому представлена в различных государственных и ведомственных архивах. В рамках настоящей статьи будет рассмотрен уникальный источник — уголовные дела архива УФСБ России по Красноярскому краю. Этот источник позволяет проследить реализацию государственной политики через судьбы конкретных людей, выявить ее основные тенденции и закономерности, более четко обозначить степень влияния нормативных актов на развитие немецкой диаспоры в Красноярском крае.

Для подготовки данной статьи изучены материалы более 500 архивных уголовных дел, заведенных с 1920 по 1962 г. на немцев, проживавших на территории Красноярского края. Такой объем информации требует систематизации и обобщения, поэтому полученные сведения переведены в статистические данные, которые представлены в рамках данной статьи. Это первый этап анализа полученных исторических фактов, следовательно, он носит обзорный характер и в дальнейшем будет дополняться.

Участниками уголовного процесса в выявленных делах стали 939 человек, из них 874 мужчины и 65 женщин, от 18 до 74 лет, проживавших во всех районах Красноярского края. Возбуждение уголовных дел и аресты немцев имеют несколько пиковых точек (схема 1).

Наибольшее число арестов (43 %) было произведено в 1937–1938 гг., когда в стране была проведена «немецкая операция» НКВД. 20 июля 1937 г. И.В. Сталиным была написана записка следующего содержания: «Всех немцев на наших военных, полувоенных и химических заводах, на электростанциях и строительствах, во всех областях арестовать» [7, с. 35]. Именно эту записку определяют, как начало проведения в стране «немецкой операции».

Для проведения операции был выпущен оперативный приказ № 00439 от 25 июля 1937 г., в котором обосновывалось проведение таких действий государства: «Агентурными и следственными материалами последнего времени доказано, что германский Генеральный штаб и Гестапо в широких размерах организуют шпионскую и диверсионную работу на важнейших, и в первую очередь оборонных, предприятиях промышленности, используя для этой цели осевшие там кадры германских подданных. Агентура из числа германских подданных, осуществляя уже сейчас вредительские и диверсионные акты, главное внимание уделяет организации диверсионных действий на период войны и в этих целях подготавливает кадры диверсантов» [4, с. 348].

В соответствии с этим приказом первоначально начались аресты германских подданных, работавших на заводах СССР. В дальнейшем действие приказа расширило свои границы. В обстановке нестабильной мировой ситуации опасность представляли любые граждане, связанные с заграницей. Таким образом, первоначально планируемые аресты иностранных граждан были перенесены и на граждан Советского Союза немецкой национальности.

В феврале 1938 г. было решено «подвергнуть аресту всех подозреваемых в шпионской, диверсионной и иной антисоветской деятельности немцев, состоящих в советском государстве».

В результате аресту подлежали бывшие германские военнопленные, политэмигранты, перебежчики из Германии, «контрреволюционный актив» немецких национальных районов [7, с. 52, 54]. Операция была завершена в ноябре 1938 г. По итогам операции было арестовано 658 человек, проживавших в Красноярском крае, из них 546 человек приговорены к высшей мере наказания [7, с. 65]. Такие статистические данные приведены Н. Охотиным и А. Рогозиным на основании статистических сводок НКВД СССР.

По результатам изучения уголовных дел архива УФСБ России по Красноярскому краю выявлены аресты за 1937–1938 гг. 411 немцев, из них к высшей мере наказания (ВМН) приговорены 207 человек. Такое расхождение в числе арестов и приговоров с ВМН связано с тем, что под действие «немецкой операции» попадали не только немцы по национальности, а все, кто был связан с Германией, имел немецкие корни и связи с немцами.


Схема 1. Аресты немцев в Красноярском крае

Так, например, в архиве УФСБ России по Красноярскому краю хранятся дела за 1937 и 1938 гг., по которым осуждены не только немцы: дело П-9872 — осуждено 42 человека, из них 30 немцев; дело П-9475 — осуждено 11 человек, немцев — 8; дело П-12781 — осуждено 14 человек, немцев — 11; дело П-9251 — осуждено 10 человек, немцев 7, и т.д. [1].

Второй пик арестов приходится на 1941–1943 гг., когда было арестовано 30 % немцев от числа всех арестов за обозначенный период. Это вызвано, с одной стороны, условиями военного времени, но основная причина увеличения такого показателя связана с переселением в Красноярский край 77 359 немцев [2, л. 5] в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 28 августа 1941 г. По переписи 1939 г. на территории края учтено 3 962 немцев [3]. Поэтому, сравнивая число арестованных немцев и число проживавших на территории края, мы получили следующие результаты: в 1937 г. арестовано 3,5 % немецкого населения, в 1938 г. — почти 15%, а в 1942 г. — менее 1%.

Самым массовым из всех уголовных дел, заведенных на немцев в регионе, хранящимся в архиве УФСБ России по Красноярскому краю, является дело П-4624, по которому в октябре 1942 года было арестовано 54 немца. Постановлением Государственного комитета обороны от 10 января 1942 г. «О порядке использования немцев-переселенцев призывного возраста от 17 до 50 лет» мужчины в возрасте от 17 до 50 лет, годные к физическому труду, подлежали мобилизации в рабочие колонны на все время войны [6, с. 168–169]. Такие рабочие колонны получили в народе название «трудармия». Дело П-4624 была начато на территории трудколонии Верхняя Тугуша Иланского ОЛП Краслага НКВД. Данную историю рассказывал Герхард Вольтер в своей книге «Зона полного покоя»: «В ответ на запрос Вильгельма Либерта, моего коллеги по штатной работе в Межгосударственном совете российских немцев, Красноярское краевое управление КГБ сообщило: «Ваш отец — Либерт Фридрих Давыдович, 1906 года рождения, проживал — трудколонна В. Тугуша Иланского ОЛП Краслага НКВД. Арестован оперативно-чекистским отделом Краслага НКВД 11 февраля 1943 г. по необоснованному обвинению в том, что «являлся участником контрреволюционной повстанческой организации, готовился принимать участие в подготовке вооруженного восстания против советской власти, среди трудармейцев проводил пораженческую агитацию». Постановлением Особого совещания при НКВД СССР от 30 октября 1943 г. «Либерту Ф.Д. назначена мера наказания в виде 10 лет лишения свободы. …Либерт Ф.Д. реабилитирован постановлением Президиума Красноярского краевого суда от 12 октября 1957 г.» [5].

Все участники процесса были приговорены к 8 и 10 годам лагерей. Через 15 лет все были реабилитированы, что подтверждает факт необоснованного обвинения. Вторая половина 1940‑х — начало 1950‑х гг. также отмечены ростом количества возбужденных уголовных дел. Основной причиной было издание Указа Президиума Верховного Совета СССР от 26 ноября 1948 г. «Об уголовной ответственности за побеги из мест обязательного и постоянного поселения лиц, выселенных в отдаленные районы Советского Союза в период Отечественной войны», в соответствии с которым самовольный выезд за пределы места переселения приравнивался к побегу и наказание за него назначалось в 20 лет каторжных работ [6, с. 176]. Значительная часть уголовных дел этого времени была заведена именно на данном основании.

За рассматриваемый период времени, как отмечалось ранее, было арестовано 939 человек.  В их числе было 13 человек, которые подверглись повторному аресту спустя несколько лет, из них 6 человек при втором аресте были расстреляны [1, д. П-23750, П-3962, П-17871, П-3886, П-192, П-13119, П-6767 и др.].

Большое внимание в период репрессий обществом уделяется теме вынесения приговора «высшая мера наказания». За 42 года исследуемого периода 8 лет отмечены такими приговорами (схема 2). За эти годы к ВМН были приговорено 269 человек, в отношении 245 человек приговор приведен в исполнение, 6 умерли в тюрьме, не дождавшись осуществления назначенного приговора. При этом следует отметить, что были случаи изменения приговоров в сторону их смягчения — порядка 7 % приговоров с ВМН заменены на 10 лет лишения свободы. В основном смягчение приговоров происходило в годы Великой Отечественной войны, когда каждый человек был важен для общей Победы. Но тем не менее даже в 1938 г. для 2 немцев приговор ВМН был заменен на 10 лет ИТЛ [1, д. П-9251]. Наибольшее число приговоров (85 %) было исполнено в 1937–1938 гг., в основном в Красноярске и Минусинске (схема 3), что объясняется более компактным проживанием немцев именно в этих городах и районах Красноярского края.

Период репрессий в СССР сменился периодом реабилитации жертв политических репрессий (схема 4). Всего было реабилитировано 84 % немцев, осужденных органами НКВД в 1920–1950 гг.

Первые решения о реабилитации приняты были уже в 1939 г. в отношении 50 человек, из которых 10 % осуждены в 1937 г., а 90% — в 1938 г. Это был год ослабления режима после двух лет Большого террора. Далее процесс реабилитации, также как и возбуждение уголовных дел, имел пиковые периоды: 1939 г., 1955–1960‑е гг., 1989 г., 1990– 2000‑е гг. 57 % немцев прошли процесс реабилитации с 1955 по 1969 г., при этом за 1955–1959 гг. реабилитировано 42 % от общего числа реабилитированных. Период «оттепели» в СССР привел к отвержению и признанию ошибкой многих действий руководства И.В. Сталина, поэтому одним из ярких событий этого периода является массовая реабилитация репрессированных и амнистия заключенных. Следующим массовым этапом реабилитации стал 1989 г. (13 % реабилитированных), когда новое руководство страны в ходе перестройки снова проводило политику признания сталинского руководства одним из самых «черных» периодов советского времени.

В то же время следует отметить, что 16 % немцев из 939 человек так и не были реабилитированы до настоящего времени, так как их арест был вызван не политическими веяниями определенного периода истории, а вина их в нарушении законодательства была доказана совершением общеуголовных преступлений. Из числа нереабилитированных арестованы были в: 1930‑е — 19 %, 1940–1945 — 27 %, 1946–1949 гг.— 25 %, 1950–1953 гг.— 29 %. При этом число нереабилитированных и арестованных в 1950‑е гг. составляет 80 %, а в 1937–1938 гг.— менее 5 %. Основные статьи УК РСФСР, по которым не проводилась реабилитация: измена Родине, шпионаж, антисоветская и контрреволюционная агитация.


Схема 2. Исполнение приговора ВМН


Схема 3. Место приведения ВМН в исполнение


Схема 4. Реабилитация.
Процент реабилитированных по годам
относительно общего числа реабилитированных

В послевоенное время многократно применялась статья УК РСФСР, по которой, и вероятнее всего, и не стоит ожидать реабилитации — побег с места поселения, отказ и уклонение от выполнения обязанностей, дезертирство, что относится к числу уголовных преступлений, поэтому признание их необоснованными является сегодня в рамках действующего законодательства неправомерным.

В заключение следует отметить, что архивные уголовные дела — это уникальный исторический источник, который позволяет отследить, с одной стороны, судьбу конкретного человека в истории, с другой — при массовом их изучении открывает протекавшие в стране процессы, вовлечение в них целых народов и простых людей.

Источники и литература:

1. Архив УФСБ России по Красноярскому краю, Ф. № 7 «Прекращенные архивные уголовные дела».

2. Государственный архив Красноярского края. Ф. П-26. Оп. 4. Д. 22. Л. 5.

3. Всесоюзная перепись населения 1939 года: основные итоги.

4. Бутовский полигон, 1937–1938 гг.

5. Вольтер Г. А. Зона полного покоя: Российские немцы в годы войны и после нее: Свидетельства очевидцев / под ред. В. Ф. Дизендорфа; Межгосударственный совет российских немцев; Обществ. Акад. наук рос. немцев. Изд. 2-е, доп. и испр. М.: Варяг, 1998. 416 с.

6. История российских немцев в документах (1763–1992) / Сост. В. А. Ауман. М.: Международный институт гуманитарных программ, 1993. 447 с.

7. Охотин Н., Рогинский А. Из истории «немецкой операции» НКВД 1937–1938 гг. // Наказанный народ: По материалам конференции «Репрессии против российских немцев в Советском Союзе в контексте советской национальной политики», проведенной Немецким культурным центром им. Гете в Москве совместно с Обществом ‹Мемориал› 18–20 ноября 1998 года / Ред.-сост. Щербакова И. Л.; Редкол.: Рогинский А.Б. (пред.) и др. М.: Звенья, 1999. 288 с

 

 

Енисейская Сибирь в истории России (к 400-летию г. Енисейска) [Электронный документ] // Материалы Сибирского исторического форума. Красноярск, 23–25 октября 2019 г. — Красноярск: ООО «Лаборатория развития». 2019. — 452 с


На главную страницу