Новости
О сайте
Часто задавамые вопросы
Мартиролог
Аресты, осуждения
Лагеря Красноярского края
Ссылка
Документы
Реабилитация
Наша работа
Поиск
English  Deutsch

М. В. Резник. История принудительных миграций: историческая (травматическая) память


М. В. Резник, магистрант 2‑го курса исторического факультета,
Красноярский государственный педагогический университет им. В. П. Астафьева, г. Красноярск

АННОТАЦИЯ  Принудительные миграции на территории нашей страны издавна были связаны с потребностью колонизации земель, а также переселением неугодных и опасных членов общества. Сибирь стала одним из центров, принимающей стороной для многих тысяч сосланных людей, принадлежащих к таким народам, как финны, немцы, калмыки, поляки, курды, корейцы, татары и др. По-разному сложились судьбы этих людей. В докладе подробно рассказывается об одном из таких репрессированных. Калмык Алексей Гучинович Балакаев (1928–1998) оказался сослан в Сибирь подростком. Суровая северная земля раскрыла в нем литературный дар и сделала его известным писателем Красноярского края и Калмыкии.

 КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА  репрессированные народы, принудительная миграция, депортация, Сибирь, калмыки в Красноярском крае, Балакаев.

В огромном спектре направлений общественной жизни, регулируемых деятельностью государства, миграционная политика — одно из самых сложных, противоречивых, болезненных для нашей страны. В отличие от многих других сфер, она не затрагивает лишь отдельные стороны жизни человека — здоровье, образование, занятость, — она включает их комплексное преобразование, коренное изменение условий существования.

Миграции (от латинского migratio) — перемещения людей между отдельными территориями и поселениями, связанные с постоянной, временной или сезонной переменой ими места жительства [16, с. 160]. Главная причина миграций — экономическая, но значительную роль также играют политические, национальные, религиозные и другие причины. Миграции бывает двух видов: внутренние и внешние (эмиграция и иммиграция). Во время СССР практически не было внешней, межгосударственной миграции населения. Въезд и выезд из страны без специальных разрешений были невозможны. При этом правительство поддерживало переселенческие процессы, продолжая колонизацию Сибири и Дальнего Востока.

Масштабы принудительных миграций в СССР были огромны. Можно выделить два типа депортаций:
― репрессивная — выселение одного этноса в другую часть страны;
― насильственная — принудительное переселение части этноса на освободившиеся по разным причинам земли.

Одной из репрессивных форм организованной миграции стала депортация целых народов и «зачистки» приграничных районов. Во время Великой Отечественной войны депортации осуществлялись по национальному признаку. В качестве причин выдвигались следующие: политические, наказание за пособничество врагу, превентивные меры для устрашения, военно-­стратегические и другие меры. Депортации привели к массовой гибели людей. Депортациям внутри страны в 1930‑х — 1950‑х гг. и послевоенным репатриациям подверглись около 12 миллионов человек. В это время возникли так называемые спецпоселения, повлекшие травматические изменения в образе жизни, национальном самосознании, культуре и языке целых народов.

В годы Великой Отечественной войны одним из сосланных в Сибирь калмыков был Алексей Гучинович Балакаев
(1928–1998). Он родился 10 февраля 1928 г. в Калмыцкой АССР
под именем Алексея Балакана. В пятнадцатилетнем возрасте в годы сталинских репрессий оказался выслан в Сибирь
вместе со многими калмыками.
С 1943 по 1957 г. жизнь будущего народного писателя
Калмыкии была связана с Красноярским краем. Здесь он
обучался в Красноярской художественной школе имени
Сурикова, работал учителем рисования, начал заниматься
литературной деятельностью.
В романе «Тринадцать дней, тринадцать лет» А. Балакаев
повествует о горькой участи калмыцкого народа в годы сталинских репрессий.
Как сообщает историк В. Убушаев:
…депортация калмыков в восточные районы страны
в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета
и постановлением СНК от 28 октября 1943 года НКВД осуществлялась оперативно и жестоко. Морозным утром
28 декабря 1943 года начались горькие испытания калмыков. В 46 эшелонов было погружено 26 359 семей в количестве 93 139 человек. В нечеловеческих условиях ехали
13 дней разутые и раздетые старики, женщины и дети
(большинство мужчин в то время воевало на фронте).
Многие скончались в дороге, не выдержав голода и холода.
За первые два с половиной месяца погибло 11 466 человек. По первому этапу переселения было депортировано
93 тысячи калмыков, по второму — более 2,5 тысячи,
по третьему — около 1200 человек. Добавим к ним более
15 тысяч калмыков-­мужчин, отозванных из Красной Армии
в 1944 году. В Красноярский край прибыло 12 эшелонов
с калмыками-­переселенцами. В них 7525 семей в количестве 24 998 человек, из них мужчин — 448, женщин —
8845, детей — 11 705 [13, с. 1].
Самые трагические страницы биографии Балакаева
связаны с войной, во время которой он потерял отца. Потом
была Сибирь, холод и голод. Его переживания и тоска по родной земле четко отражены в романе «Тринадцать дней,
тринадцать лет» и рассказе «Три рисунка», переведенном
на 25 языков мира. Подросток Бадма — главный герой романа
«Тринадцать дней, тринадцать лет» рассказывает о том, что
довелось пережить самому Балакаеву. Вместе с матерью,
сестренкой и двухлетним братишкой он оказался далеко
от дома — в Козульском районе Красноярского края. Во время
Великой Отечественной войны спецпереселенцы, находясь на территории Сибири, трудились в основном в лесной
и горной промышленности, работали в сельском хозяйстве.
С января 1944 г. по февраль 1945 г. Балакаев жил в д. Красный
Яр Козульского района, работал в колхозе «Победа», потом
А. Г. Балакаев
Обложка романа
«Тринадцать дней, тринадцать лет»
Общество и власть 229
М. В. Резник
История принудительных миграций: историческая (травматическая) память
с февраля 1945 г. работал в Козульке в «Заготзерно», сначала
грузчиком, затем учеником плотника. В январе 1946 г. он
работает чистильщиком стрелок на железной дороге, позднее
художником в красном уголке. Выжить помогли отзывчивые
сибиряки. В очерке «Выслан навечно…» Балакаев отмечает:
Сибиряки, мои дорогие и милые сибиряки в первый же
день распознали нас, калмыков. Они увидели своими
собственными глазами, кого к ним привезли — стариков
и женщин, детей и подростков, убогих и беззащитных,
голодных и гонимых. Сибирячки побежали по домам,
принесли вареную картошку, молоко в крынках, накормили и согрели душевной щедростью. Сибиряки, русские
и украинцы, белорусы и чуваши, татары, давно освоившие дикие и холодные земли, одни — попавшие насильственно, другие — в поисках свободной земли, спасли
нас от верной смерти, поголовного исчезновения с лица
земли… [13, с. 1].
Позднее Балакаев напишет повесть «Солнце, благослови
меня» — о подростке, к которому в трудные годы войны внезапно приходит первая любовь. Мы не знаем наверняка, основана ли книга на реальных событиях, но можно утверждать,
что ее идея сформировалась на сибирской земле.
Балакаев на всю жизнь запомнил свою встречу с известным писателем Сергеем Сартаковым, который обратил
внимание на рассказ Балакаева «Первые шаги». Благодаря
его поддержке рассказ был опубликован в 1948 г. в газете
«Красноярский рабочий». С тех пор тема Сибири и пребывание в ней калмыков стала ведущей в творчестве Балакаева.
Романы «Звезда над Элистой», «Дикие собаки», «Тринадцать
дней, тринадцать лет», повести «Три рисунка», «Судите меня
сами», очерки «Выслан навечно…», «Лихая година» и другие
произведения посвящены тем памятным годам.
Вышедший в дальнейшем роман А. Балакаева «В степи
орлиной» рассказал о том, как в 1942–1943 гг. на территории
Калмыкии проходила борьба с фашистскими оккупантами.
Несмотря на несправедливость и ссылку, Балакаеву удалось
показать в своей книге, что только интернациональное единство русских, калмыков, украинцев и других народов помогло
освободить Родину от страшного врага.
Только в 1957 г., спустя тринадцать лет после восстановления Калмыцкой автономии, депортированным калмыкам разрешили вернуться домой. Вместе с ними уехал
и А. Г. Балакаев. Он продолжил заниматься литературной
работой, был главным редактором Калмыцкого книжного
издательства. Сегодня творчество Алексея Гучиновича Балакаева признано достоянием всероссийской и мировой классики.
История принудительной миграции А. Г. Балакаева
является редким случаем со счастливой судьбой. Но важно
Обложка повести
«Солнце, благослови
меня»
Обложка романа
«В степи орлиной»
Общество и власть 230
М. В. Резник
История принудительных миграций: историческая (травматическая) память
помнить и то, сколько тысяч людей не смогли адаптироваться к сибирским условиям
и погибли. Историческая (травматическая) память — это стресс для целого народа.
Так, депортация калмыцкого народа на целых тринадцать лет прервала развитие
национальных культуры, искусства и литературы. В настоящее время мы можем
наблюдать национальные распри как одно из следствий принудительных миграций,
как результат исторической (травматической) памяти ранее депортированных народов. На этом фоне до сих пор возникают стереотипы и предрассудки, усугубляющие
национальные конфликты и противоречия.
Список литературы
[1] Балакаев А. В степи орлиной: хроника одной трагедии / авт. пер. с калм. Н. Родичева; ред.
В. И. Золотухин. Элиста: Санан, 1995. 496 с.
[2] Балакаев А. Тринадцать дней, тринадцать лет: роман / неавт. пер. с калм. Я. Мустафина;
подстроч. пер. Ц. Балакаевой. Элиста: Санан, 1995. 496 с.
[3] Гохун В. Роман А. Г. Балакаева «Тринадцать дней, тринадцать лет» о депортации калмыков // Вестник Томского государственного университета. 2012. № 363 (окт). С. 7–9. URL:
http://sun.tsu.ru/mminfo/000063105/363/image/363–007.pdf.
[4] Демографическая история Западной Сибири (конец XIX — XX вв.) / отв. ред. В. А. Исупов.
Новосибирск: Институт истории СО РАН, 2017. 238 с.
[5] Иванов А. С., Михалев Н. А. Этнические депортации населения СССР в современной зарубежной историографии // Вопросы истории. 2018. № 10. С. 162–175.
[6] Игнатова Н. М. Историография принудительных миграций // Вопросы истории. 2018.
№ 6. С. 159–168.
[7] Миграция населения и мобильность трудовых ресурсов: монография / Н. М. Пестерева,
Ю. В. Янина, Л. А. Сахарова [и др.]. М.: Русайнс, 2017. 108 с.
[8] Мобилизационная роль Советского государства в хозяйственном освоении Сибири
(1920–1980‑е гг.): сб. науч. тр. / Рос. акад. наук, Сиб. отд-ние, Ин-т истории. Новосибирск:
Сибирское научное издательство, 2012. 249 с.
[9] Писатели Енисейской губернии и Красноярского края: справочник / Гос. универ. науч.
б-ка Краснояр. края. Красноярск: Растр, 2015. 312 с.
[10] Полян П. Не по своей воле: история и география принудительных миграций в СССР. М.:
О.Г.И. — Мемориал, 2001. 327 с.
[11] Сарнова В. В. Принудительные миграции населения СССР в Западную Сибирь в период
Второй мировой войны: монография. Новосибирск: Новосибирский государственный
университет, 2012. 274 с.
[12] Синицын Ф. Л. Инициативная группа бывших руководящих работников Калмыцкой
АССР и ее усилия по освобождению калмыцкого народа из спецпоселения (1944–1956 гг.) //
Российская история. 2011. № 2. С. 125–141.
[13] Толстова Г. Сибирь — суровая и нежная // Красноярский рабочий. 2003. 4 марта.
[14] Убушаев В. Б., Убушаев К. В. Калмыки: выселение, возвращение, возрождение. 1943–
1959 гг. / Федеральное агентство по образованию, Калмыцкий гос. ун-т. Элиста: Изд-во
Калмыцкого ун-та, 2007. 494 с.
[15] Хозяйственное освоение и социально-­демографические процессы в Сибири в XX — начале
XXI века: монография / В. А. Ильиных [и др.]; отв. ред. В. А. Ламин. Новосибирск: Сибпринт,
2012. 255 с.
[16] Юдина Т. Н. Миграция: словарь основных терминов: учеб. пособие для студентов высших
учебных заведений, обучающихся по специальности 040201 «Социология» и другим гуманитарным специальностям. М.: РГСУ: Академический проект, 2007. 472 с.

Материалы VIII Сибирского исторического форума (2021 г.)