Новости
О сайте
Часто задавамые вопросы
Мартиролог
Аресты, осуждения
Лагеря Красноярского края
Ссылка
Документы
Реабилитация
Наша работа
Поиск
English  Deutsch

Материалы (информация) произведены, распространены и (или) направлены учредителем, членом, участником, руководителем некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, или лицом, входящим в состав органа такой некоммерческой организации

СТРОЙКА № 503 (1947-1953 гг.) Документы. Материалы. Исследования. Выпуск 3


О МИФАХ

Так получилось, что после 80-ти пришлось освоить и интернет. К нелепицам, тиражируемым книгами и книжонками, а больше всего СМИ, добавились и перлы из Сети. Блуждая по просторам интернета, какой только чепухи не начитался! Прежде всего, это касается воспоминаний «очевидцев» о Стройке 503.

Например, пишут о 3-й штрафной колонне вблизи Ермаково. Рядом действительно было озеро (полуозеро-полуболото). Мы его обычно обходили стороной, когда шли на работы. И вот «очевидцы» якобы утверждают, что когда бригада не выполняла план, то её загоняли в воду по горло. Я не знаю, раздевали их перед этим, или же они лезли в воду как были – в телогрейках, в ватных штанах, после чего они, конечно, должны были от воспаления лёгких умереть? Бригады почти все не выполняли норму, её практически на штрафной было не выполнить. Если бы практиковали такие наказания, то кто бы работал? Представьте себе: простоять по горло в холодной воде северного озера, а потом идти на работу? Ну, это вообще немыслимо. Если и был единичный эпизод с кем-то (что вполне допускаю), то стоит ли выдавать это за правило? Второе. Не выполнявших норму раздевали догола и привязывали к дереву, и гнус их заедал. Это кто-то где-то от кого-то слышал, как ставили в Соловках «на комарика». Я пробыл на штрафной довольно долго (не было у меня календаря, так что срока не помню), но при мне ни одну бригаду не загоняли в воду по горло. Да, сажали на штрафную пайку, да держали вместо 12 часов по 16 часов в карьере, но в озеро не загоняли. И я не видел вокруг лагеря ни одного привязанного скелета, который бы заела мошкара. Может быть, это мелочи. Но зачем же ещё и придумывать зверства? Их хватало во время сталинского режима, по горло хватало. И расстрелов, и мук, и унижений – всего хватало, но зачем же ещё сочинять?

И много-много другой чепухи, в воспоминаниях «очевидцев» и современных «летописцев».

Но всё равно противно – или вранье, или добросовестное заблуждение с чьих-то слов. Правда, с чужих слов есть «ляпы» и у великого А.И. Солженицына: «Заключённые от голода съели бочку солидола». Пусть кто-нибудь попробует съесть хоть ложку солидола. «…Заключенные убили и съели лошадь». Но тут уж я в теме: в оцепление заезжаешь только с солдатом, ибо за утрату лошади грозит большой срок, по инструкции от неё нельзя отойти, если её просто изнасилуют (кобылу, увы, да…), то уже за это у возчика будут неприятности. Страшного на 503-й стройке и в моём дальнейшем пути - Дудинка, Норильск - хватало, но я против недостоверности и излишней драматизации.

Р.А. Штильмарк целый день валялся на кровати в СКБ и писал роман, при помощи которого поднарядчик вор Василевский освободился. В сборнике «Полярная магистраль» (2006) написали чушь, будто писали они вместе – Василевский был туп и безграмотен. Но о «Полярной магистрали» вообще говорить не хочу. Чей заказ? Книга со специфическим «душком»: вводную, вступительную статью к «Полярной магистрали» написала весьма одиозная личность – Виктор Кириллин, «эксперт» на процессе Андрея Синявского и Юлия Даниэля. Попахивает...

Помпезная, роскошная «Полярная магистраль» - это вообще сборная солянка из времён и народов, там заумные изыски московских инженеров, далёких от практики. Они «прошвырнулись» вдоль дороги на моторном катере и вертолёте, плюс немного пешком, а я эту дорогу прошагал реечником да и так немало «отутюжил» (например, только за один раз 12 км протопал, когда вёз в другой лагерь движок ЭЛ-1 на модероне (трудная задача держать равновесие на одном рельсе и управлять лишь рычагом-коромыслом)).

Кстати, не говоря о технических вопросах, книга «Полярная магистраль» и историческую нишу не закрывает: прокатились москвичи по стройке, откушали тайменя, навесили им лапшу на уши охотник Руслан и бывший одичавший директор (то ли совхоза, то ли рыболовецкой артели). Да ещё с каким-то бывшим престарелым не то графом, не то князем побеседовали (или переписали о нём откуда-то?) и отбыли в столицу.

О трассе. Дома полная библиотека по этой стройке. Есть и «Полярная магистраль», где полно навешанной лапши на уши, не знаю, кто у этих специалистов из Москвы был консультантом. Чего я там только не узнал для себя «нового»! Заключённых кормили курами – это мог сказать только безумец. Якобы, когда трассу ликвидировали, все 254 лошади бросили погибать в тайге. Чушь полная! Я сам отправлял лошадей на этап, я этих лошадей встречал в Дудинке – я лошадник, я каждую лошадь игарско-ермаковскую в физиономию, «в лицо» знал, они потом работали в Дудинке, и в шахту в Норильск их отправляли, я их там видел, они таскали вагонетки.

А вот книга ребят из Надыма хорошая! (Гриценко В., Калинин В. «История мёртвой дороги». Екатеринбург: Баско, 2010). Но они детально знакомы с одним «плечом» - 501-й стройкой, а игарское «плечо» - 503-я стройка – за Вами! Это ведь было государство в государстве! Равное - только Колыма. Там и населения было побольше, а у «нас» 200-250 тысяч (с вольными и МВД). Но ведь в мире даже целые страны – и того меньше!

О 503-й стройке писала также семейная пара норильских журналистов (и в журнале, и в интернете). Во-первых, что зачёты учредил, узаконил Барабанов. Да, он достойный был человек, Герой Социалистического Труда, но не в компетенции полковника было вводить зачёты. Зачёты были введены Президиумом Верховного Совета. Есть определённый указ. Мне подвезло, зачёты учредили в марте 1949 г., а я прибыл на стройку в августе, и у меня сразу пошли высокие зачёты.

Второе. Где-то эти журналисты слышали, что когда бригада работала на трассе, и сил уже не было, а ещё надо уложить 50 или 100 метров шпал и натянуть на них рельсы, и пришить их костылями (безумно трудная работа), то на трассе ставили стол, на него – спирт, клали колбасу, сыры, папиросы (в общем, рай земной!), и говорили заключённым: «Вот сделаете 100 метров – этот стол ваш». Четыре года я пробыл на 503-й стройке, я не видел ни одного человека, который ел с этого стола.

Следующее. «Историки» сообщают, будто в каждом лагере была охотничья бригада (не знаю, из чего она стреляла – заключённые не имеют права иметь ружей), что эта бригада ловила рыбу (очевидно, в Енисее? Ведь в Барабанихе и Туруханке рыбы почти не было – это очень холодные, с быстрым течением, реки, а Енисей-то феноменально богат рыбой). Это что – заключённых в каждом лагере кормили куропатками и осетрами? Нигде не встречал.

Правда, на абезьском направлении была бригада ловцов-рыбаков, человек 16-18 бесконвойников, которыми руководил лейтенант, это была непыльная работа – они браконьерски перегораживали реку и действительно ловили рыбу. Я не знаю, куда шла эта рыба. И ещё я знаю: на одном из лагпунктов, где я был, старик, охранявший пустой лагерь рядом, ловил рыбу и приносил моему начальнику зоны и оперуполномоченному свежий улов, но кормил он только их. Но какому, простите, идиоту, пришло в голову, что зону в 600-800 мужиков можно накормить дичью и рыбой?

Ну, и наконец, мелочь, последнее.

Многие авторы рисуют план зоны, измеряют, фотографируют остатки зон, и я из одного издания в другое читаю о лагерной «архитектуре»: вахта (ну, все знают, что такое вахта – обычно она перед входом, справа); ворота (они обычные, наверху – несколько рядов колючей проволоки), и вот якобы над воротами была площадка, по которой ходил вооружённый стрелок. Я прошел 10 лагерей – ни в одном лагере над воротами, куда выгоняют заключённых, не было подобной площадки, по которой бы ходил охранник. И зачем он там нужен? Ведь его же в любой момент палкой, камнем любой заключённый сшибёт из зоны. И сколько таких небылиц!


 Оглавление След.страница