Книга памяти жертв политических репрессий Республики Хакасия. Том 1


Введение

Десятки миллионов наших соотечественников пострадали от незаконных политических репрессий, начало которым положил октябрь 1917 года. Физическое уничтожение дворянства и казачества, раскулачивание и насильственная коллективизация крестьянских хозяйств, создание искусственного голода, поиск и ликвидация «врагов народа», пытки и расстрелы в тюрьмах, издевательства и принуждение к непосильному труду в лагерях ГУЛАГа – все это не что иное, как геноцид государства против собственного народа.

В конце 30-х годов в жернова репрессивного механизма, представлявшего собой сложную систему несудебных и судебных органов, попало наибольшее количество честных, умных и мужественных людей. Именно в те годы правящая партия и правительство, претворяя в жизнь сталинский тезис о дальнейшем обострении классовой борьбы в период строительства социализма, предоставили карательным органам неограниченные полномочия в борьбе с «классовыми врагами». При этом исключалась всякая гласность в деятельности несудебных и судебных органов, отменялось право на защиту и обжалование несправедливых приговоров, зато приводить приговоры в исполнение требовалось немедленно...

Любой человек, независимо от национальности, подданства, должности, вероисповедания, по простому навету (даже анонимному) мог быть арестован и брошен в застенки. После чудовищных пыток, длившихся многие дни и месяцы, арестованный начинал возводить клевету на себя и других людей, признавался в совершении тяжких государственных преступлений. Знакомство с архивными следственными делами убеждает в том, что именно таким образом добытые признания служили основанием для вынесения приговоров ни в чем неповинным людям.

Оперативный приказ о проведении массовых арестов в отношении всех антисоветских элементов, подписанный наркомом внутренних дел СССР Ежовым 30 июля 1937 года, положил начало невиданному репрессивному беспределу. Генеральный прокурор СССР Вышинский во исполнение этого приказа обязал про-куроров краев, областей, военных округов и железных дорог присутствовать на заседаниях «троек». В своей шифротелеграмме он указывал: «соблюдение процессуальных норм и предварительные санкции на арест не требуются», «требую активного содействия успешному проведению операции. Возлагаю на Вас сохранение секретности в аппарате прокуратур о проводимой операции...»

Широкомасштабная кампания по поиску «врагов народа» незамедлительно была развернута на местах. Начальник УНКВД по Хакасской автономной области, член бюро обкома ВКП(б) Хмарин, выступая 20 октября 1937 года на XI пленуме Хакасского обкома партии, сказал: «В области был блок правых, троцкистов и националистов. Этот блок объединял бывших работников членов бюро. Они были врагами народа, членами контрреволюционной организации. Нет ни одного участка в советских и хозяйственных организациях, где бы враги народа не посадили своих ставленников. Цель, которая объединяла их, состояла в том, что они хотели ряд областей, в том числе и Танну-Туву, сделать буржуазным государством под протекторатом Японии.

Враги вели работу по ослаблению мощи обороны страны и экономики. Основная работа их была диверсия и шпионаж. Ведя подготовку к свержению Советской власти они сбалансировались с белогвардейцами... Из коренного населения враги народа выдвигали кулаков, их учили на советские деньги и переставляли с места на место...»*
__________________________________
*Филиал ЦГАРХ, Ф-2, оп.1, д.464, л.19, 23.

На этом пленуме исключили из партии и состава членов обкома ВКП(б) как «врагов народа» Б.С.Кубасова – первого секретаря ОК ВКП(б), М.Г.Торосова – председателя облисполкома, Н.И.Конгарова – ответсекретаря облисполкома, К.И.Чульжанова – первого секретаря ОК ВЛКСМ и многих других.

Познакомим читателей и с выпиской из резолюции общего городского партийного собрания г.Абакана от 16 июля 1937 г. (протокол № 5):

«Об итогах июньского пленума ЦК ВКП(б).

Каждый партийный и непартийный большевик должен помнить, что враги народа из троцкистско-бухаринской банды будут пытаться использовать выборы для своих вражеских контрреволюционных целей. Поэтому собрание подчеркивает, что все первичные парторганизации должны организовать массы на основе углубления и расширения большевистской критики на разоблачение и уничтожение врагов народа, что является важнейшим условием дальнейшего продвижения нас к полному коммунизму».**
__________________________________
**Филиал ЦГАРХ, Ф-3, оп.8, д.8, л.31.

В обстановке массового психоза мало кого удивляло то обстоятельство, что с сентября 1937 года в Хакасии резко возросло количество арестов. За короткий период времени следователям Хакасского УНКВД удалось «раскрыть» свыше ста контрреволюционных, повстанческих, буржуазно-националистических, офицерско-белогвардейских. кулацких, троцкистских, бухаринских и прочих организаций, стремившихся ликвидировать советскую власть.

УНКВД по Хакасской автономной области стало получать «контрольные цифры» на арест, называвшиеся «минимумом». Бывший председатель облисполкома С.Е.Инкижеков в своей книге «Пробуждение» вспоминает, как на одном из заседаний бюро ОК ВКП(б) начальник УНКВД Хмарин доложил, что получено задание арестовать 3000 человек. Одними из первых в зловещий «минимум» попали руководители области.

Недавно стало известно и о существовании специальных бланков отчетности, в которых отмечалось, сколько необходимо арестовать рабочих транспорта, промышленности, строительства; сколько служащих: ученых, врачей, адвокатов, инженеров, агрономов; сколько крестьян: кулаков, середняков, бедняков; сколько командиров и солдат Красной Армии, чекистов и сколько служителей культа...

С помощью статистики можно проследить за тем, как из месяца в месяц под руководством Ежова нарастала мощь репрессивного механизма: в октябре 1937 года в Хакасии осуждены 164 человека, из них расстреляны 130, в ноябре – осуждены 280 человек, из них расстреляны 220, наконец, в декабре – репрессированы 463 человека, из них были расстреляны 282 человека. В конце зловещего 1937 года карательные органы заметно активизировались. Так, за последние четыре дня декабря 159 человек из 226 арестованных были расстреляны. Видимо, под новый 1938 год чекисты решили перевыполнить «контрольные цифры» уничтожения людей...

По установленным нами сведениям, в 1937 году репрессированы 1082 человека, в 1938 году – 1029 человек, что составляет 69 процентов от числа всех граждан, подвергшихся незаконным арестам и наказаниям в 30-е годы. В 1937-1938 годах почти все люди, без вины оказавшиеся в застенках тюрем и НКВД, – 94 процента! – были приговорены к высшей мере наказания.

***

Правление Хакасской республиканской ассоциации жертв политических репрессий, считая своим долгом увековечить имена людей, без вины пострадавших в годы сталинского террора, решило подготовить и издать Книгу Памяти.

В первый том книги вошли сведения о 3070 гражданах, репрессированных несудебными и судебными органами. Разумеется, это далеко не полный список жертв политических репрессий. Ведь процесс реабилитации безвинно пострадавших продолжается до сих пор. Все новые имена жителей Хакасии, репрессированных и впоследствии реабилитированных, непременно будут опубликованы во втором томе Книги Памяти.

Думается, что публикация списков репрессированных поможет не только увековечить добрую память о них, но и позволит активизировать поиск документов родственниками пострадавших. Сведения о репрессированных выписаны из материалов, рассматривавшихся при их реабилитации президиумом Хакасского областного суда в 1957-1964 годах, президиумом Красноярского краевого суда в 1955-1994 годах, прокурором Красноярского края в 1989, 1991-1994 годах, прокурором Новосибирской области в 1992 году. Некоторые документы были представлены УФСБ РФ по Красноярскому краю, а также родственниками реабилитированных.

Мы допускаем, что возможны разночтения, ошибки в написании фамилий, имен, отчеств реабилитированных лиц. Большинство сотрудников ОГПУ–НКВД, фабриковавшие уголовные дела, не отличались грамотностью, а главное, мало внимания обращали на точность записей (бывает, даже в одном деле сведения на обвиняемого даются по-разному). Принимаем и критические замечания по поводу неточностей в указании места рождения и проживания реабилитированных лиц. Поскольку административно-территориальное деление страны с дореволюционных времен неоднократно менялось, во избежание путаницы эти данные также приводим в том виде, в каком они представлены в материалах дел.

Мы сочли необходимым указать, какие обвинения были предъявлены безвинным людям, какие несправедливые приговоры им были вынесены. Включены и данные об их реабилитации. К сожалению, собраны неполные сведения о некоторых реабилитированных гражданах.

Наряду со списками в книге публикуются некоторые рассекреченные законодательные и нормативные акты о репрессиях, сведения о тех группах и организациях, которые якобы действовали на территории Хакасии, а также ксерокопии архивных документов. Думается, все это позволит полнее представить картину трагедии 30-40-х и начала 50-х годов.

***

Во втором томе Книги Памяти планируем опубликовать продолжение поименных списков реабилитированных граждан, а также воспоминания очевидцев трагических событий – родственников погибших, бывших политзаключенных, бывших сотрудников правоохранительных органов.

Надеемся, что юристы, историки, краеведы и студенты все-таки примут участие в работе по восстановлению исторической правды. Предстоит раскрыть суть массовых репрессий, проводившихся в отношении крестьян в период коллективизации и раскулачивания. Необходимо рассказать о трагедии репрессированных народов бывшего Советского Союза: более 20 тысяч поляков, немцев, калмыков, финнов, латышей, литовцев, эстонцев, греков и представителей других народов находились в лагерях ГУЛАГа на территории Хакасии.

Наша работа, раскрывшая пока лишь частицу чудовищных преступлений государства против народа, думается, поможет выработать механизм противодействия подобному геноциду в будущем.

Николай Абдин,
председатель Хакасской республиканской
ассоциации жертв политических репрессий

Замечания, пожелания, дополнения
Просим направлять по адресу:
662600, г.Абакан, пр.Ленина, 67, а/я 717


На оглавление

На главную страницу