Книга памяти жертв политических репрессий Республики Хакасия. Том 2


Во имя правды
Из выступления Н.С.Абдина на открытии памятника-ансамбля жертвам политических репрессий Хакасии в Абакане

Мы отдаем дань памяти безвинно погибшим и пострадавшим от тоталитарного режима...

Политические репрессии в бывшем СССР начались со дня провозглашения Советской власти, с 7 ноября (25 октября) 1917 года. Эта дата определена Законом о реабилитации жертв политических репрессий, подписанным Президентом России.

Репрессии начались с декрета «О красном терроре» и продолжались в течение десятилетий. Это и расстрел царской семьи, и физическое уничтожение казачества, и гонения на передовую интеллигенцию, и раскулачивание трудового крестьянства, и массовые расстрелы в 30-е годы, и депортация поляков, немцев Поволжья, калмыков, финнов, греков, народов Северного Кавказа, Прибалтики, Западной Украины...

Пик политических репрессий приходится на 1937-1938 годы. Под руководством верхушки партии большевиков ее карательные органы устроили массовый террор. Любой человек независимо от национальности, подданства, должности, вероисповедания по простому навету (даже анонимному) мог быть арестован и брошен в тюрьму НКВД.

В Хакасии следователи НКВД только в годы «большого террора» «создали» на бумаге свыше ста «антисоветских» организаций. Местные органы НКВД получали контрольные цифры – планы на арест, называвшиеся «минимумом». Существовали специальные бланки отчетности, в которых отмечалось, сколько необходимо арестовать работников транспорта, промышленности, строительства, сколько служащих (ученых, врачей, адвокатов, инженеров, агрономов), сколько крестьян (кулаков, середняков, бедняков), сколько командиров Красной Армии и сколько служителей культа.

Например, летом 1937 года НКВД Хакасской автономной области получил план арестовать 3 тысячи человек.

В первую очередь были арестованы руководители обкома ВКП(б), облисполкома. Затем репрессиям подвергли других руководителей, рабочих, крестьян. Только в 1937-1938 годах было расстреляно 94 процента арестованных. Скорбный расстрельный список насчитывает имена свыше двух с половиной тысяч реабилитированных. Но сбор сведений о расстрелянных продолжается.

Среди тех, кто был расстрелян, – Сизых Сергей Иванович – первый секретарь Хакасского обкома ВКП(б), Торосов Михаил Григорьевич – председатель облисполкома, Чульжанов Киприян Александрович – первый секретарь обкома ВЛКСМ, Москвитин Константин Тихонович – директор областного Дома культуры, Абрамов Андрей Семенович – сторож Сонского леспромхоза, Вовака Иван Алексеевич – член колхоза «Красный цвет» Бейского района, Чертыков Клан (Константин) Ильич – шаман, Ким Дон Сам – крепильщик шахты № 3 (Черногорск), Сирк Иоган Яковлевич – инженер треста «Хакаслес», Тетервин Сарра Яковлевна – домохозяйка совхоза «Овцевод», Ганн Андрей Михайлович – тракторист совхоза «Июсский», священник Абаканской церкви Скорбилин Алексей и многие, многие другие.

Сейчас некоторые удивляются: как мог человек признать себя виновным, если не виноват? Но ничего удивительного в этом нет. После чудовищных пыток, длившихся неделями, месяцами, арестованного вынуждали подписывать клевету на себя и других людей, признаваться в совершении тяжких государственных преступлений.

Приведение приговора в исполнение (расстрел) иногда проходило мучительно, раненых добивали ломами в целях экономии патронов. От родных и близких скрывали место и дату расстрела репрессированных. И похоронены они не по-человечески, не по религиозным канонам, а в общих траншеях...

Тяжелая участь постигла и семьи репрессированных, спецпереселенцев. Жены и дети «врагов народа» считались изгоями общества, взрослых увольняли с работы, детей исключали из пионерской организации, комсомола, для них были закрыты учебные заведения. Они, пережившие эти ужасные для себя годы, теперь (после ухода на пенсию) считаются реабилитированными или пострадавшими от политических репрессий.

Реабилитация в стране началась с 1956 года, но в брежневский период она была прекращена, вновь продолжилась лишь с 1989 года. Сейчас прокуратура и МВД Республики Хакасия продолжают юридическую реабилитацию репрессированных граждан.

Но нет до сих пор реабилитации общественной. И, видимо, не дождаться покаяния за сломанные судьбы невинно осужденных, расстрелянных, сосланных, депортированных!

Чтобы не повторилось подобное в будущем, общество «Мемориал», ассоциации и союзы репрессированных настаивают на проведении авторитетного суда на государственном уровне или в какой-то другой форме. Несправедливо, когда гитлеровский фашизм осужден, а сталинизм пытаются до сих пор оправдать и обелить. Должно же когда-нибудь утвердиться торжество правды и справедливости.

Пусть этот памятник жертвам политических репрессий призывает людей к бдительности при выборе каждого нового президента России, бдительности при выборе партий, рвущихся сегодня к власти.

26 октября 1996 года

Книга памяти жертв политических репрессий Республики Хакасия. Том 2.
Республика Хакасия, 2000 г.


На главную страницу