Книга памяти жертв политических репрессий Республики Хакасия. Том 2


Трагедия казачества в Хакасии

Жертвы политических репрессий... Кто они? Сегодня называется цифра в 60 миллионов человек. В таких невиданных масштабах под руководством партии коммунистов послушные ей «правоохранительные» органы – ВЧК-ОГПУ-НКВД-МГБ-КГБ – осуществляли истребление своего собственного народа...

Несколько лет тому назад мне удалось ознакомиться с материалами архива КГБ по Красноярскому краю. Одно из дел – по обвинению моего родного деда, потомственного енисейского казака Михаила Федоровича Байкалова, по печально известной 58-й статье. Вот что мне удалось узнать, листая страницы многотомного уголовного дела.

27 апреля 1933 года ОГПУ передало в суд материалы по раскрытию «белогвардейской подпольной повстанческой организации», в которую входили ячейки, расположенные в более чем двадцати населенных пунктах Западно-Сибирского края. Всего по делу проходило и было осуждено 198 человек. Всем им были предъявлены следующие обвинения: свержение власти вооруженным путем; отмена лишения избирательных прав, участие в выборах всего народа; передача земли в частное пользование, отмена принудительных хлебозаготовок; роспуск колхозов. 42 человека приговорены к расстрелу, 79 – к 10 годам лишения свободы, остальные получили по три-пять лет исправительных работ.

В материалах дела сохранилась краткая историческая справка. В ней говорится: енисейское казачество в годы гражданской войны в Сибири в подавляющем большинстве своем выступило на стороне белого движения и, следовательно, ДОЛЖНО БЫТЬ УНИЧТОЖЕНО ПОД КОРЕНЬ. Что всеми возможными способами и исполнялось. И неудивительно, что эти «белогвардейские повстанческие дружины были «раскрыты» именно в тех населенных пунктах, которые после октябрьского переворота и до 1920 года имели статус казачьих станиц и форпостов, что в члены «боевых бандгрупп» были записаны те, кто служил в царской армии или частях адмирала А.В.Колчака. В материалах дела перечислены станицы Минусинского казачьего округа Енисейского казачьего войска: Таштыпская, Арбатская, Монокская, Соленоозерная, Нижнеимекская и целый ряд других.

По делу, в частности, проходили Терских Иннокентий Алексеевич, казак, служил в армии Колчака. При отступлении с полком ушел в Китай, вернулся из эмиграции в 1923 году. Байкалов Егор Николаевич служил в годы первой мировой войны в Первом Енисейском казачьем полку. Ушел с полком в Забайкалье, служил у атамана Семенова, вернулся домой в 1927 году. Байкалов Василий Федорович в 1919 году был взят в плен партизанами П.Е.Щетинкина. Всего в этом списке значится двенадцать казаков под фамилией Байкалов.

Обвинения, предъявленные большинству, написаны словно под копирку. К тем, кто упорствовал и не признавал свою вину, применялась так называемая «конвейерная» система допросов. Арестованных морили голодом, избивали, оставляли у раскаленной плиты на 12-16 часов. В протоколе передопроса 1956 года мой дед Михаил Федорович Байкалов, прошедший ад сталинских лагерей, рассказал, какие пытки применялись для того, чтобы он подписал предъявленные ему обвинения: «Особенно хорошо мне запомнились допросы следователя НКВД Хохлова, который обвязывал вокруг головы шпагат и палкой туго закручивал его. Заключенных били постоянно, многие после допросов не могли до камеры дойти, их приносили на руках».

А вот показания другого уцелевшего узника сталинских лагерей Егора Николаевича Байкалова: «Следователь Буда вместе с Хохловым ежедневно избивали меня, подключали электрический ток, раздетого догола сажали в ледяной подвал. И через 14 дней я не выдержал, подписал все обвинения, хотя никаких преступлений не совершал».

Всего в бывшей станице Монокская в тридцатые годы было арестовано более ста человек. Живыми после отбывания наказания удалось вернуться только четверым. Хочу назвать их поименно: Егор Николаевич Байкалов, Михаил Федорович Байкалов, Михаил Никитич Воротников, Иннокентий Алексеевич Терских.

После отбывания первого срока в конце 1936 года мой дед Михаил и его старший брат Василий возвратились домой, а 4 декабря 1937 года были арестованы вторично. Обвинения были предъявлены те же самые: «Организация боевой повстанческой дружины, антисоветская пропаганда» и т.п. Следствие вел сотрудник НКВД младший лейтенант госбезопасности Потапов. Мне удалось ознакомиться с материалами и этого дела. По нему обвинялись «участники повстанческой группы»: М.И.Попов, проживавший до ареста в деревне Иудино (ныне село Бондареве), Р.Ф.Сипкин, уроженец станицы Арбатская, П.С.Голощапов, проживавший до ареста в деревне Табат.

А «руководителем банд-группы» следователь НКВД Потапов сделал П.Н.Колосовского, бывшего подпоручика царской армии, который до ареста работал сельским учителем. Колосовский и Попов были арестованы в ночь на 4 декабря 1937 года, а 16 декабря расстреляны. Все остальные по постановлению «тройки» были приговорены к десяти годам исправительно-трудовых лагерей.

В материалах дела я обнаружил конверт, который был послан моим дедом на имя Сталина и Ежова из мест заключения. В письме «отцу народов» он писал о том, что осужден несправедливо, о том, как жестоко обращаются с заключенными. Конечно же, письмо до Сталина не дошло, а попало в УЛАГ Северного Урала, где дед отбывал срок.

В дальнейшем проверкой было установлено, что з/к Байкалов М.Ф. получил срок несправедливо, вина его не доказана.

Казалось бы, человек должен быть освобожден... Но не тут-то было! Дело посылается на доследование и попадает опять к младшему лейтенанту ГБ Потапову... И далее в документах говорилось: «Необходимо найти 4-5 человек, которые бы подтвердили, что Байкалов М.Ф. вел антисоветскую агитацию». И такие «люди» нашлись. Мне теперь известны их имена. Но не стану называть их, так как у них выросли дети и внуки...

А заключенный Байкалов был в итоге вызван к руководству лагеря, где ему и объявили, что снований для пересмотра дела нет. Было это в 1940 году. И еще долгих семь лет он провел в заключении – в лагерях Севураллага, Колымы, Северного Кавказа.

Я пишу все это не с целью призвать «свести счеты» с теми, чьими руками эти репрессии выполнялись, а для того, чтобы показать страшную атмосферу тех лет. В описываемых мною событиях дело дошло до того, что один из «поборников соцзаконности» в порыве страсти к стукачеству написал донос на своего собственного сына. Стоит его подпись и под большинством доносов, написанных на односельчан из Большого Монока.

Представители казачьего сословия одними из первых попали под большевистский молот наряду с дворянством, купечеством, духовенством. Еще в годы гражданской войны, а точнее 24 января 1919 года, был издан секретный циркуляр ЦК РКП(б) о репрессиях в отношении казачества. Позволю себе процитировать данный документ полностью: «Последние события на различных фронтах в казачьих районах – наши продвижения вглубь казачьих поселений и разложение среди казачьих войск – заставляют нас дать указания партийным работникам о характере их работы при создании и укреплении Советской власти в указанных районах. Необходимо, учитывая опыт года гражданской войны с казачеством, признать единственно правильным самую беспощадную борьбу со всеми верхами казачества путем поголовного их истребления. Никакие компромиссы, никакая половинчатость мер не допустимы. Поэтому необходимо: Провести массовый террор против богатых казаков, истребив их поголовно.

Провести беспощадный террор по отношению ко всем казакам вообще, принимавшим какое-либо – прямое или косвенное – участие в борьбе с Советской властью.

К среднему казачеству необходимо применять все те меры, которые дают гарантию от каких-либо попыток с его стороны к новым выступлениям против Советской власти.

Провести полное разоружение, расстреливая каждого, у кого будет обнаружено оружие после срока сдачи.

Всем комиссарам, назначенным в те или иные казачьи поселения, предлагается проявлять максимальную твердость и неуклонно проводить настоящие указания».

Вот как оно было в далекие 20-30 годы! Но сейчас часто доводится слышать, особенно от людей старшего поколения, что, мол, «при Сталине был порядок». И не задумываются они порой, какой страшной ценой он наводился. Давайте, уважаемые сограждане, помнить об этом всегда.

Сергей Байкалов,
и.о.директора Центра истории и культуры
енисейского казачества

Справка о реабилитации

Гражданин БАЙКАЛОВ МИХАИЛ ФЕДОРОВИЧ, 1902 года рождения, уроженец с.Монок Аскизского района, до ареста работавший бригадиром в колхозе «Горный Абакан», осужден/репрессирован по политическим мотивам постановлением тройки УНКВД Красноярского края от 9 декабря 1937 г. за проведение антисоветской агитации к 10 годам лишения свободы. Постановлением президиума Хакасского областного суда от 9 сентября 1963 г. БАЙКАЛОВ МИХАИЛ ФЕДОРОВИЧ полностью реабилитирован.

Книга памяти жертв политических репрессий Республики Хакасия. Том 2.
Республика Хакасия, 2000 г.


На главную страницу