Безвинно расстрелянные


Как это было.
От составителя

Прошлое не отпускает нас. Если прошлое предадим забвению, то не будет будущего, так учит история. Обратного хода история не имеет. Только старшее поколение, пережившее политические репрессии, помнит это трагическое время.

В 1999 и 2000 гг. обществом «Мемориал» при поддержке Правительства Республики Хакасия изданы два тома Книги памяти жертв политических репрессий, в которых собраны сведения более чем 5 тысяч репрессированных граждан, по так называемым уголовно-политическим мотивам.

Расстреляны без вины

Вниманию читателей предлагается книга «Безвинно расстрелянные», в которую включены сведения о расстрелянных гражданах Хакасии в 1920 - 1943 гг. Источник сведений - фонды ЦГА РХ. На обложке каждого архивно-следственного дела написано «Секретно». Фальсифицированные дела, насчитывающие порой несколько томов, годами хранились неприкосновенными. Только раз или два пересматривались они во время реабилитации - признании репрессированного не виновным. Некоторые реабилитированы недавно, спустя больше 80 лет (например, братья Майнагашевы). Да и сейчас комиссии в органах прокуратуры продолжают рассматривать дела, с тем, чтобы решить вопрос о реабилитации. В Книгу мы включили сведения о тех, кто умер во время следствия, не выдержав пыток, изощренных методов насилия в Минусинской тюрьме. В Книге указаны даты, место и даже время казни безвинных граждан. Не во всех архивно-следственных делах имеется время приведения приговора в исполнение. (Обычно казнь проводилась в темное время - суток от 19 ч. вечера до 5 часов утра).

В этой печальной книге имена свыше 2,5 тысяч расстрелянных граждан в Абакане, Минусинске, Красноярске и Ачинске. Свыше 80 % были расстреляны в Минусинске, недалеко от тюрьмы, в сосновом бору.

В книге приведены сведения о расстрелянных: об отце и сыне, братьях, односельчан, работниках всех профессий от чабана до председателя колхоза, от рабочего до директора треста, от домохозяйки до секретаря обкома партии. В числе расстрелянных представители 26 национальностей.

С особой жестокостью органы НКВД расправлялись с казаками, обвинив их в участии в контрреволюционных белогвардейских организациях. Они проживали в основном компактно в своих станицах: Арбаты, Имек, Монок, Таштып, Форпост и других. Среди расстрелянных: Сипкины (38 человек), Потылицыны и Чанчиковы (по 15 человек), Лалетины (14 человек), Терских (11 человек), Байкаловы (12 человек), Псаревы (9 человек) и другие.

По обвинению в буржуазном национализме расстреляно несколько сот хакасов. Среди них неграмотные трудолюбивые скотоводы, представители передовой хакасской интеллигенции. Расстреляны из рода Майнагашевых - 9 человек ; Боргояковых - 12; Чебодаевых - 7; Тинниковых - 7; Чертыковых - 8; Коковых- 6; Арыштаевых, Сунчугашевых, Чудогашевых (по 5 человек с каждого рода)... Расстреляны в апреле 1920 г. братья Степан Дмитриевич и Василий Дмитриевич Майнагашевы Минусинским УЧК. Братья Спирины - оба Николаи Афанасьевичи - один был командиром истребительного отряда № 1 в частях особого назначения Ачинско-Минусинского боевого района, другой - счетоводом колхоза «Аргыстар» Ширинского р-на.

В один день 13 июля 1938 г. в Красноярске братья Толстухины Федор Семенович - председатель облсуда и Михаил Семенович - зав. Ширинским райЗО; братья Пучкины Елупа Андреевич и Трифон Андреевич в Минусинске 4 октября 1937 г.; братья-пастухи колхоза «Пролетарский труд» Александровы Леонтий Андреевич и Никита Андреевич в Минусинске 8 декабря 1937 г. Расстреляны отец и сын: Баиновы Алексей Иванович и Яков Алексеевич в Абакане и Минусинске в 1938г.; Ганн Генрих Давыдович и Данил Генрихович в 1942 г. в Минусинске; Гефнер Егор Иванович и Иван Егорович в Минусинске в 1938 г. Репрессированы были муж с женой Жировы. Жиров Илья Тихонович - прокурор области - через 9 месяцев после ареста во время следствия умер в Минусинской тюрьме, жена Жирова Татьяна Никандровна была расстреляна в июле в Красноярске.

«Годы Большого Террора»

Из 2522 расстрелянных, включенных в Книгу - 93 процента были расстреляны в годы «Большого террора» (с середины 1937-го по октябрь 1938 г.).

2 июля 1937 г. политбюро ЦК ВКП(б) приняло решение о проведении широкомасштабной «операции по репрессированию бывших кулаков, активных антисоветских элементов и уголовников». В соответствии с этим решением нарком внутренних дел СССР, Генеральный комиссар гос. безопасности Ежов 30 июля 1937 г. издает секретный оперативный приказ № 00447, по которому подлежат репрессиям 9 контингентов врагов народа. В приказе репрессируемые разбиваются на две категории. Относящиеся «к первой категории… подлежат немедленному аресту и по рассмотрении их дел на тройках — РАССТРЕЛУ»… Приговоры по первой категории приводятся в исполнение в местах и порядком по указанию областных отделов НКВД с обязательным полным сохранением в тайне времени и места приведения приговора в исполнение. Документы об исполнении приговора приобщаются в отдельном конверте к следственному делу каждого осужденного»*.
* Сборник законодательных и нормативных актов о репрессиях и реабилитации жертв политических репрессий. Генеральная прокуратура РФ ч. 1, с. 310-318

В начале августа 1937 г. в местные органы госбезопасности поступила телеграмма за подписью Сталина, в которой сообщалось, что «при областных отделах НКВД создаются особые тройки, которые должны разбирать дела троцкистов, шпионов, диверсантов и крупных уголовных преступников». Эти «спецтройки» состояли из председателя (начальника местного управления НКВД) и двух членов секретаря партийной организации и представителя местного Совета. Такой состав внесудебных карательных органов обеспечивал круговую поруку высших должностных лиц. На практике (по воспоминанием бывших чекистов) порядок был такой: составлялась повестка, или т.н. «альбом», на каждой странице которого обозначалась имя, отчество, фамилия, год рождения начальник облУНКВД писал на каждой странице красным карандашом большую букву «Р» и расписывался, что означало «расстрел». В тот же вечер или ночью приговор приводился в исполнение. С приговором о применении высшей меры наказания осужденного знакомили перед расстрелом. Обычно на следующий день страницы «альбома-повестки» подписывали другие члены тройки. В чекисткой практике 1937-1938 гг. широко практиковалось «осуждение по списку» или «осуждение по альбому», что еще более упрощало репрессивный процесс.

В августе 1937 г. на места стали поступать «контрольные» цифры на аресты и расстрелы. Хакасский НКВД получил наряд на 3 тысячи человек.

Органы НКВД перевыполнили план расправы над своими «врагами народа».

Перевыполнение планов по уничтожению врагов народа, как правило, поощрялось. (Начальник УНКВД ХАО 1935 - 1938 гг. был капитан госбезопасности Н.И. Хмарин был награжден орденом Ленина. В 1960г. был исключен из партии)*.
* Справочник «Кто руководил НКВД 1934-1941», с. 428

Массовая расправа над трудовым народом («Большой Террор») продолжалось до ноября 1938 г., когда по распоряжению высшего партийного руководства «тройки» были упразднены.

За годы «Большого Террора» 1937 и 1938 гг. из Хакасии было расстреляно 2288 человек, что составляет 91 процент (расстреляно в 1937 -724 чел, в 1938- 1564 чел.)

Расстрельная машина работала еженощно, набирая обороты: в сентябре расстреляли 89 человек, в ноябре 209, в декабре 37 г.- 377 человек. В 1938 г. в январе расстреляли 180 человек (осужденных в декабре 1937г.), в мае расстреляно 265 чел, в июне 132, в августе 365 человек, в октябре 283, в том числе 19 октября в одну ночь было расстреляно 226 китайцев и корейцев. Среди всех расстрелянных в годы сталинского террора 40 процентов были в возрасте от 18 до 40 лет. Они все пошли бы защищать Родину в годы Великой Отечественной войны.

«Признательные показания»

Миллионы репрессированных граждан обвинялись в совершении самых тяжких государственных преступлениях. Большинство арестованных «признавались» даже на первых допросах в том, в чем их обвинял следователь. Обвиняемые соглашались с тем, что они являются членами контрреволюционных организаций: офицерских, белогвардейских, националистических и готовят вооруженное восстание против советской власти, занимаются вредительством, готовят террористические акты и шпионажем в пользу неизвестного государства и т. д.

Для того чтобы успешно в срок выполнить плановые задания органы НКВД в 1937 г. получили право применять противозаконные методы ведения следствия. Сталин дает указание: «ЦК ВКП (б) считает, что метод физического воздействия должен обязательно применяться и впредь, в виде исключения, в отношении явных и неразоружающихся врагов народа, как совершенно правильный и целесообразный метод».*
* Журнал «Известия ЦК КПСС», 1989, № 3, с.145

Таким образом, самые грубые нарушения социалистической законности, пытки, истязания, приводившие к оговоркам, самооговорам, самоубийствам невинных людей, были санкционированы Сталиным от имени ЦК ВКП(б), от имени правящей партии.

Какие же не дозволенные методы применялись следователями, чтобы обвиняемый подписал «признание» своей виновности в преступлении?

Метод «конвейер»: обвиняемого допрашивали непрерывно по нескольку суток без отдыха (не давали спать, пить и кушать), пока тот не подписывает протокол, независимо, правильно или нет, изложены его слова (Письмо П.Н. Майнагашева Ворошилову из Колымы).

Метод «корректирования» документов в сторону усиления вины обвиняемого. Это видно в делах, где имеются отпечатанные на машинке протоколы и отсутствуют допросы обвиняемого.

Неграмотных крестьян заставляли вместо подписи ставить крестик или прикладывать отпечатки пальцев руки.

Метод «выстойки»: применялись к лицам, которые не желали подписывать сфабрикованные путем корректирования протоколы. Таких лиц Хмарин (нач. облУНКВД) и Дзедайтас (его заместитель) особенно рекомендовали держать на ногах. Вот их слова «Держите больше на ногах, скорее дадут показания и подпишут».**
** Cтатья « Черный июль», Автор Н. Абдин, второй том книги памяти жертв политических репрессий РХ, с.332-336

Метод «пытки»: когда следователи избивали обвиняемого, ломали руки, ребра, пока он в бессознательном состоянии не подпишет протокол обвинения.

Одним из методов быстрого разрешения вопроса виновности человека - незнание русского языка обвиняемыми, в первую очередь иностранцами.

В начале 1938 г. НКВД получено указание о репрессировании китайцев и корейцев. УНКВД Хакасии арестовало около 300 китайцев и корейцев не знали русский язык. Переводчиком к ним был приставлен платный сотрудник НКВД ЛИ-ЗЕН-КО (русская фамилия Лизенко). У обвиняемого переводчик спрашивал, где родился, что за семья, как воевал против японских захватчиков и т. д., следователь в протоколе записывал, что обвиняемый является японским шпионом, проводит подрывную и диверсионную работу по заданию японской разведки. Обвиняемые ставили в протоколах свои подписи.

При допросе в прокуратуре края в 1956 г. Лизенко подтвердил как фальсифицировались протоколы допросов китайцев и корейцев.

02.09.1938 г. Ежов (народный комиссар внутренних Дел) и Вышинский (Генеральный прокурор СССР) утвердили заочно списки арестованных иностранцев в основном по первой категории. Кровавая расправа над ними совершилась 19 октября 1938 года. В одну ночь были расстреляны в Абакане 126, в Минусинске 100 человек. Сейчас все они реабилитированы за отсутствием в их деятельности каких-либо преступных намерений.*
* Статья «Диверсионная группа японской разведки», Автор Н.Абдин, первый том Книги памяти жертв политических репрессий Республики Хакасия, с.463-464

Места массовых захоронений

Родственники осужденных долгие годы не могли узнать об их судьбе. МГБ дало указание сообщать, что осуждены они на 10 лет лишения свободы без права переписки. Позже пришло указание сообщать родственникам расстрелянного о том, что он якобы умер в лагере в годы войны, причину и дату смерти с выдачей свидетельства указывать по усмотрению Краевого КГБ. И только с 1991 г. родственники стали узнавать правду о смерти близких: когда и где он был расстрелян. Вот только не сообщалось место захоронения.

Пример: по указанию УКГБ по Красноярскому краю Таштыпский райЗАГС от 03.09.1959 г. выдал свидетельство о смерти за № 0234659 на имя ИЛЬЯСОВА Константина Сафроновича в том, что он умер 13.03.1943г. в возрасте 43 лет в МЕСТАХ ЗАКЛЮЧЕНИЯ (а где это место заключения - не указано), причина смерти - САРКОМА. Снова по указанию Красноярского КГБ Таштыпский ЗАГС выдает повторное свидетельство о смерти от 12.10.1995 г за № 261814 о том, что ИЛЬЯСОВ К.С. умер в возрасте 38 лет в Минусинске 07.08.1938 г. причина смерти - РАССТРЕЛ.

Почти 60 лет прошло, прежде чем родные узнали истинную правду о судьбе рабочего Таштыпского леспромхоза.

Так правящая партия и правительство старались скрыть массовые казни своих граждан и списать все расстрелы на годы войны.

Сейчас нам в основном известны места расстрелов и захоронений Свыше 80 процентов казненных наших граждан расстреляны в Минусинске, в сосновом бору. Тамже, в общих траншеях они похоронены. Расстрел проводили исполнители Хакасского УНКВД, так как каждый должен казнить «своих» врагов. Исполнители выезжали в Минусинск на расстрел в определенные для них дни. В Абакане расстреливали в специальном бункере УНКВД, устроенном под землей, куда вел подземный ход из подвала двухэтажного деревянного здания УНКВД на набережной реки Абакан. Сейчас этого здания нет.

В Минусинске казни проводились изуверскими методами. Иногда с целью экономии патронов, раненных добивали ломами, часто исполнители были нетрезвыми, занимались мародерством.* Трупы расстрелянных вывозили на острова реки Абакан. Один из бывших ветеранов городской милиции рассказывал, что летом 1938 г. во время наводнения Абакана на острова вынесло много трупов. Вся Абаканская милиция 3 дня вылавливала трупы и свозила в ямы на острове.
* Cтатья «Черный июль», Автор Н. Абдин, второй том книги памяти жертв политических репрессий РХ, с.332-336

Памятники

По обычаю многих народов на местах массовых захоронений ставят памятные знаки. Виновник всех незаконных репрессий - родное государство - не принимает решение об увековечении памяти безвинно погибших своих граждан. Памятники по настоянию общественных организаций и родственников жертв репрессий установлены: в Минусинске, на месте массовых расстрелов в сосновом бору в 1992 г. установлен крест. В Абакане по ул. Т. Шевченко в 1996 г. сооружен памятник-ансамбль, где на курганной стене написаны имена расстрелянных граждан. Авторы памятника-ансамбля скульптор Вячеслав Кученов, архитектор Михаил Семизоров, художник Андрей Секунда. 22 организации внесли свой вклад для сооружения этого памятника. Основной объем работ выполнен и безвозмездно вложены средства бывшим коллективом АО «Монолит», который возглавлял Василий Сергеевич Астанаев.

Знакомясь с архивными делами, мы уточнили имена еще сотен расстрелянных граждан в годы репрессий, чьи имена не были увековечены.

Благодаря Правительству Республики Хакасия  в октябре 2004 г. сооружен дополнительный памятник, где написаны имена 546 расстрелянных граждан Хакасии, а также подготовлена и издана предлагаемая сейчас вниманию читателей книга «Безвинно расстрелянные».

Кто восполнит ущерб жертвам репрессий?

Тяжелая участь постигла семьи расстрелянных и осужденных на долгие годы ГУЛАГа, откуда вернулась только малая часть. Нанесенный моральный и материальный ущерб родным репрессированного государство никогда не восполнит. Чем измерить сиротские слезы, безрадостное детство и изувеченную молодость «детей врага народа»?

По гуманным законам виновник (государство) должен нести ответственность за безвинную гибель человека без срока давности. (В архивно-следственных делах написано «Хранить вечно»).

Какова цена человеческой жизни погибшего по вине государства?
В Великобритании, например, стоимость человеческой жизни в денежном эквиваленте, исходя из затрат общества на подготовку человека и потери от его состоявшейся отдачи оценивается в 50 тысяч фунтов стерлингов, а в США - в среднем 240 тысяч долларов - (это уже не один миллион по нашим рублям).
У нас тоже есть подобные оценки: жизнь погибшего человека, имевшего семью оценена в 23789 рублей, а не имевшего семью - в 19510 рублей.*
* Статья «Цена пожара» из газеты «Аргументы и факты», № 8 (489) от 24 февраля - 2 марта 1990, Автор С. Груздь, сотрудник управления пожарной охраны. Новосибирск.

Наше государство с принятием законов о реабилитации выплатило возвратившимся из каторги или близким умершего в лагере - двухмесячный заработок. Согласно справке о реабилитации или признании пострадавшим от политических репрессий государство установило ряд льгот. Но с 2005 г. их решили ликвидировать и заменить небольшой денежной компенсацией.

Государство так и осталось в неоплатном долгу перед своими гражданами - жертвами политических репрессий прошлой тоталитарной системы страны.

При составлении этой Книги возможны немало противоречий и искажений. Мы понимаем, что правильно расшифрованы не все записи сделанные малограмотными следователями УНКВД, которые писали со слов, со слуха и как бог на душу положит. Не исключены ошибки и в написании фамилий, хакасских имен, названий населенных пунктов.

Просим извинить, мы сделали, что смогли.

Николай Абдин,
председатель Хакасской республиканской
общественной организации
«Общество Мемориал»


На главную страницу Оглавление