Книга памяти жертв политических репрессий Республики Хакасия. Том 3


Спецпереселенцы

Политбюро ЦК ВКП(б) от 20 мая 1931 г. и СНК СССР № 130-сс от 1 июля 1931 г. приняли Постановление «Об устройстве спецпоселенцев». Это положило начало государственной регламентации деятельности создаваемых в стране спецпоселений. Постановление стало первым документом, который затем определил правовой статус выселенных кулаков, принципы создания и функционирования спецпоселений, порядок трудового использования спецпоселков, оплату труда с 25% удержанием в фонд Советской власти на нужды поселков. Спецпоселения подчинялись ГУЛАГу, ОГПУ, НКВД и позже МГБ. Контроль за спецпереселенцами осуществляли комендатуры НКВД, МГБ. На 01.01.1953 на учете в МГБ СССР состояло 2 819 776 чел. спецпереселенцев. Их обслуживали 51 отдел спецпоселений, 19 отделений, 2916 спецкомендатур и 31 оперативно-розыскное подразделение.

Термин «спецпереселение» официально получил название при правлении Сталина и при поддержке политбюро. Система спецпоселения входила в систему ОГПУ–НКВД–МГБ. Население спецпоселений не было однородным, существовал целый ряд учетных категорий спецпереселенцев. Эти политические репрессии, руководимые правящей партией и ее карательными органами, можно считать беспределом в стране, государственным терроризмом в отношении миллионов сограждан.

Первой категорией репрессивной операции стали зажиточные крестьянские семьи, часть середняков и даже бедняки, которые выражали недовольство новыми порядками или местными советскими активистами. Более 2-х миллионов крестьян вывезли с родных мест на Европейский Север, на Урал и в Сибирь.

В Книге даются сведения о положении спецпереселенцев.

Министр внутренних дел СССР С.Н. Круглов в совершенно секретной записке от 20 июля 1949 г. И.В. Сталину приводит данные о выселенцах и спецпереселенцах (АП РФ, ф.3, оп.58, д.179, л.127-135.).

Министерство внутренних дел СССР докладывает о проделанной в первой половине 1949 г. работе по усилению режима в местах расселения выселенцев и спецпоселенцев, по организации точного учета, правильного и обязательного их трудоиспользования и укрепления административного надзора в местах поселения.

По состоянию на 1 июля 1949 года на учете в органах МВД всего состоит 2 562 830 выселенцев и спецпоселенцев (вместе с членами семьи).

Из этого количества выселенцев 2 096 102 человека, в том числе: немцев – 1 093 490, чеченцев и ингушей – 372 257, карачаевцев – 58 854, балкарцев – 32 522, калмыков – 77 663, крымских татар, греков, армян и болгар – 192 953; хешмилов, турок, курдов – 81 575; кулаков, националистов, бандитов и членов их семей, выселенных из Литовской, Латвийской и Эстонской ССР, – 94 779; греков, турок и дашнаков, выселен ных из Грузии, Армении, Азербайджана и с Черноморского побережья, – 57 246; кулаков, участников профашистских организаций, пособников немцам и членам их семей, выселенных из Молдавии, – 34 763 человека.

В соответствии с Указами Президиума Верховного Совета Союза ССР от 26 ноября 1948 г. эти лица расселены в местах поселения НАВЕЧНО.

Спецпоселенцев на учете состоит 466 729 человек, из них: бывших кулаков – 157 073; лиц, служивших в немецких строевых формированиях, легионеров и полицейских – 131 394; членов семей украинских националистов – 25 552; членов семей литовских националистов – 46 456; лиц, выселенных общественным приговором за злостное уклонение от трудовой деятельности в сельском хозяйстве и ведение антиобщественного паразитического образа жизни – 29 717; членов семей активных немецких пособников и «фольксдейч» – 5 509; сектантов (секта «истинно-православных христиан») – 1 028 чел.

Выселенцы и спецпоселенцы расселены в следующих районах Советского Союза: в Казахской ССР – 892 585 человек, в Средней Азии – 350 030 человек, в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке – 110 705 человек и в Центральных районах СССР – 153 973 человека».

Депортация коснулась 14 народов целиком и 48 народов частично («Российская газета» от 30.10.1996). Определяющими особенностями депортаций является их административный (внесудебный) характер и направленность не на конкретного гражданина, а целую группу лиц или целый народ.

При проверке Прокуратурой СССР в 1965 г. правомочности выселений из Прибалтики в 1941, 1948 и 1949 гг. было установлено, что сначала выселялись жители и только потом оформлялись дела, т.е. устанавливались основания для выселения.

Когда депортированные граждане Польши прибыли в 1940 г. в Сибирь, в их личных делах обычно не было документов, подтверждавших правильность их выселения. В Алтайском крае, где было расселено 10 016 осадников и беженцев, только 143 из них имели справки, подтверждавшие правильность выселения.

Спецпереселенцев помещали в изолированные спецпоселки НКВД, а административно высланных поляков расселяли под надзор НКВД в колхозах и совхозах. Они не имели права выезда за пределы административного района, отлучаться из поселков могли не более 24 часов.

Отношение руководства СССР к депортированным полякам часто менялось в зависимости от политической, военной и международной обстановки. После тяжелых поражений Красной Армии в первые недели войны против фашистской Германии, под нажимом западных союзников, Советское правительство заключило договор с легативным правительством Польши, находившимся в эмиграции в Великобритании. Вследствие этого договора 12 августа 1941 г. Президиум Верховного Совета СССР издал Указ об амнистии всех польских граждан – ссыльных и депортированных, заключенных в тюрьмы и лагеря, военнопленных.

С них сняли несправедливые обвинения. В документах они теперь значились как «бывшие граждане Польши».

По мере того, как угроза поражения СССР в войне уменьшилась, советское руководство ужесточило позицию в отношении эмигрантского правительства Польши. Новая волна арестов в 1942–1943 гг. вновь затронула депортированных граждан Польши. Их принуждали принимать советское гражданство.

После войны советское руководство «способствовало» строительству новой Польши. В результате советско-польского соглашения депортированные поляки получили возможность возвращения в Польшу.

Депортированные в июне 1941 г. из Прибалтики выселялись на 20 лет как ссыльнопоселенцы, т.е. с ущемлением в гражданских правах. Только в 1952 г. их перевели на положение спецпереселенцев (формальное сохранение статуса полноправных граждан СССР, но без права покинуть установленное государством место жительство).

Спецпереселенцы часто совершали побеги. 26 ноября 1948 г. Верховный Совет СССР издал Указ «Об уголовной ответственности за побеги из мест обязательного поселения лиц, выселенных в отдаленные районы Советского Союза в период Отечественной войны». Он определял, что депортированные высланы навечно, без права возврата к прежним местам жительства. Согласно указу самовольное оставление мест спецпоселения наказывалось 20 годами каторжных работ. В 1948–1949 гг. была проведена всесоюзная перерегистрация спецпереселенцев.

В ходе ее им пришлось пережить новые унижения. Они были вынуждены подписать бумаги, что не будут самовольно покидать места спецпоселений, с них взяли отпечатки пальцев и занесли их в персональные учетные карточки.

В момент депортации немцев и калмыков не было определено их правовое положение и срок их высылки. Процесс депортаций проходил по общей схеме, у НКВД был опыт раскулачивания и высылки крестьян.

Переселяемые немцы, калмыки не могли брать с собой в ссылку, как кулаки, лошадь и хозяйственный инвентарь. Разрешено было брать с собой вещи от 100 до 1000 кг, в зависимости от контингента спецпереселенцев. При расселении группы депортированных размещались в районах, отдаленных от железной дороги от 10 до 100 км. Причина таких размещений, таких подходов до сих пор неизвестна.

22 декабря 1943 г. НКВД был издан приказ № 001766 «Об организации комендатур спецпоселений УНКВД Алтайского, Красноярского краев, Новосибирской и Омской областей». Через полтора месяца нарком НКВД утверждает Положение о районных и поселковых спецкомендатурах НКВД.

На спецкомендатуры возлагались задачи агентурно-оперативного обслуживания спецпереселенцев по предупреждению побегов, розыску, выявлению антисоветских и уголовных элементов, ведению агентурных разработок и дел по преступлениям спецпереселенцев. Спецпереселенцам запрещалось отлучаться за пределы проживания отведенного населенного пункта.

Условия жизни спецпереселенцев были ужасными, особенно в 1940–1949 гг. Большинство из них жили в землянках, неприспособленных к зимним условиям бараках и складах. Лишь небольшая часть депортированных была подселена в дома местных сельских жителей, что приводило к большой скученности и даже неприязненным отношениям. По инструкции НКВД, спецпереселенцы должны были обеспечиваться жильем из расчета три квадратных метра на человека. На самом деле приходилось по одному квадратному метру на спецпереселенца.

Голод был постоянным спутником депортированных, в отличие от местных жителей, большинство спецпереселенцев не имели своего хозяйства и огородов.

В Сибири труд депортированных широко использовался без учета их квалификации в совхозах, колхозах, шахтах, на лесоповале. На тяжелых работах использовали труд женщин и детей. Например, калмыки более чем 90% были скотоводами. Но многих отпра вили на рудники и леспромхозы. Работая на износ, спецпереселенцы получали зарплату меньше, чем местные жители, с них удерживали 25% зарплаты в пользу НКВД.

Государственный комитет обороны ( ГКО) в 1942 году принимает ряд постановлений (10.01, 14.02, 07.10, 14.10) о мобилизации советских граждан, принадлежащих к национальностям воюющих с СССР государств: немцев, румын, венгров, финнов, итальянцев. Призывной возраст для мужчин с 15-16 до 51-55 лет, а также женщин в возрасте от 16 до 45 лет. Все они были включены в состав «трудармейцев», или так называемые «рабочие колонны НКВД». Мобилизованные трудармейцы размещались в специальных лагерях НКВД.

Система охраны и содержание почти ничем не отличались от других лагерей ГУЛАГа. Их труд использовался на промышленных предприятиях Урала, Сибири, Казахстана. Только в Уральском регионе «трудармейцев» работало 235 тысяч человек. В 1946 году «рабочие колонны» были расформированы.

С 1940 года в Хакасскую автономную область на спецпоселения привозят эшелонами ссыльных эстонцев, литовцев, поляков, немцев. В годы Отечественной войны расселяют финнов, греков. В послевоенные годы в товарных вагонах привезли калмыков, представителей народов Северного и Черноморского побережья, Кавказа, Прибалтики, Украины, Молдавии и других регионов СССР.

Появляются новые спецкомендатуры и их участки. По сведениям ИЦ УВД Красноярского края, на учете в крае состояло в 1956 г. 135 067 спецпереселенцев (старше 16-летнего возраста). В Хакасской автономной области на учете находилось 17 995 человек (с 16 лет и старше)

Указами Президиума Верховного Совета СССР в 1956 году депортированные народы были сняты с учета спецпоселения и освобождены из-под административного надзора органов МВД. Но вторым пунктом этих указов было записано: «Установить, что снятие (указан конкретно депортированный народ) ограничений по спецпоселению не влечет за собой возвращение им имущества, конфискованного при выселении, и что они не имеют права возвращаться в места, откуда они были высланы». И только позднее законодательный орган государства принимает постановления об отмене 2-го пункта и разрешает право возвращения высланных народов к местам прежнего проживания, кроме немцев, крымских татар. В 1991 г. был принят Закон РФ «О реабилитации жертв политических репрессий», а в 1994 г. правительство утвердило порядок возврата или выплаты гражданам стоимости незаконно конфискованного имущества в период политических репрессий. Эта установленная компенсация не составляет реальную стоимость всего конфискованного имущества. В Республике Хакасия около 700 наследников по закону первой очереди получили денежную компенсацию за незаконно изъятое имущество родителей при раскулачивании в начале 1930-х гг

В среднем полученная компенсация составляет в современных рыночных ценах до 3-5% стоимости всего имущества.

Российские немцы не дождались ни возвращения в места, откуда были высланы, ни восстановления государственности на Волге, где до войны была автономная республика. Депортированные немцы в конце 1980-х гг. получили разрешение покинуть пределы Советского Союза и выехать на историческую родину – в Германию.

6 апреля 1991 г. Председатель Верховного Совета РСФСР Б. Ельцин подписал Закон «О реабилитации репрессированных народов», в котором записано:

«Политика произвола и беззакония, практиковавшаяся на государственном уровне по отношению к этим народам, являлась противоправной, оскорбляла достоинство не только репрессированных, но и всех других народов страны. Ее трагические последствия до сих пор сказываются на состоянии межнациональных отношений и создают опасные очаги межнациональных конфликтов».

Данные о спецпоселенцах и спецкомендатурах 1940–1950-х гг. Хакасии сохранились в архивах МВД по Красноярскому краю. Все персональные документы о депортированных народах хранятся в информационном отделе УВД Красноярского края. Для установления документа о реабилитации необходимо обратиться в г. Красноярск. В этом томе публикуются рассекреченные документы о репрессивных мерах и реабилитации депортированных народов.


На главную страницу