Макаренко Андрей Петровичц

Макаренко Андрей Петрович

Президиуму Верховного Совета РСФСР
от з/к Макаренко Андрея Петровича
рожд 1888г., осужденного военным трибуналом
Красноярской ж.д. по ст. 58 п. п. п. 9-10-11 УК
РСФСР к 20г ИПЛ и к 5г поражения
в правах, отбывающего наказание
при командировке ГКО г. Магадан
Колымского края, УСВИТЛс НКВД
ДОК

Жалоба — заявление

Родился я в с. Д(о)реевском Чаусовской волости, Стародубского уезда Черниговской губернии в 1988 (?) году, родители мои были, до революции, крестьяне-середняки; в 1894 году, как малоземельные, переселились жить в Сибирь, когда мне минуло 6 лет; образование — малограмотный, женат, имею 9 человек детей, из коих 6 человек в возрасте

18-16-15-12-8-6 лет находятся на моем ижд(е)вении; был членом ВКП(б) с 1925- 1929г., исключили за самообрастание (выстроил для своей семьи деревянный домик (8 на 10 аршин)

с 1929г. б/партийный, под судом и следствием ранее не состоял. С 16 летнего возраста пошёл рабочим на жел. дорогу, где и проработал до дня моего ареста с 1905 -1913 рабочим, с 1913 — 1920г. переездным сторожем. С 1920-1937 подстаршим ремонтным рабочим.

Арестован 15. 05. 1937гю, при обыске ничего предосудительного обнаружено не было.

Следователь обвинял меня, что: 1) смененная, якобы, «мною» простая накладка на жел. дор. мосту, после прохода поезда дала трещину; 2) что, справляя на станционных путях пучины, я, якобы вбивал костыли вместо 9-ти дюймовых — простые; 3) что в 1937 году справляя стрелку №29 я, якобы, сделал уширение до 23-24 мм.

4) что агитировал против подписки на заем словами: «конца этим подпискам не будет», и будто бы жаловался на частые стахановские декадники, сравнивая их, якобы, с работами в Сиблаге. В подтверждение этих обвинений следователь ознакомил меня с показаниями свидетелей: Гамова П.А(В), Рудакова С., Свириденко П.П. и Букина Ф., подтверждавших эти обвинения.

Суть дела в следующем:

1) В сентябре м-це 1936г., я перевозил в вагончике инженерно-технические приборы для испытания моста через р.Чулым на 573 км. В вагончике была артель из 8-ми человек, из коих было выделено двое сигналистов для ограждения вагончика, Воронин Гавриил Павлович и Кривощапов Петр. Поезд №77 шел не по правильному закривление пути, и когда я заметил, что поезд №77 идет по нашему пути, где стоял вагончик, - я бросился навстречу поезду с красным флагом, благодаря чему поезд подошел уменьшенным ходом, тихо к вагончику и протащил его около 30 метров не причинив ему никакого вреда. В составленном тогда акте ни о каких повреждениях не говорилось и никто не был привлечен к ответственности. Об этом в деле говорится совершенно другое и записано следователем, что вагончик был разбит.

2) В октябре 1936г. на ж.д. мосту меняли лопнувшую накладку, бригадиром работ был Воронин П., рабочими - Кривощапов и я. Я менял на ровнительном приборе новую накладку, а Воронин и Кривощапов меняли простую накладку, которая после прохода поезда оказалась лопнувшей. Никакого акта об этом не было составлено и трещина в накладке не грозила опасностями для прохода поезда по мосту.

В деле следователь записал, что простую накладку делал будто бы я, а не Воронин и что лопнувшая накладка могла быть причиной провала моста.

3) В 1937 году справляя на станционных путях пучины, я категорически отказывался выполнять распоряжения дорожного мастера Гамова П.А. вбивать костыли менее 9-ти дюймов. На собраниях я часто критиковал Гамова за его неправильные расстановки рабочих сил и за пьянки его с бригадирами.

В деле же говорится, что я самостоятельно вбивал костыли размером менее 9-ти дюймов.

4) В 1937 году я исправлял стрелку №29, сдал работу исправной ж.д. мастеру Малюшину П.Г.

В деле указано, что я, якобы, сделал уширение до 23-24 мм и было это обнаружено после 4-х дневной сдачи моей работы.

5) Агитацией против подписки на заем я никогда не занимался и был первым всегда подписчиком на месячные оклады зарплаты, что можно проверить по ведомостям зарплаты.

6) На стахановских декадниках я работал хорошо, это могут подтвердить многие рабочие и никогда их не сравнивал с работами в Сиблаге, а наоборот получил даже около 6-ти премий

Теперь о свидетелях:

1) Гамов П.А. дорожный мастер - был злой на меня за мою критику о неправильном его распределении рабочей силы, за выявление его пьянок с другими бригадирами и за мой отказ вбивать костыли разм менее 9-ти дюймов в пучины.

2) Рудаков Сергей - мостовой сторож показал, что не Воронин, а я, якобы, устанавливал простые накладки, что всегда будет опровергнуто как рабочими так и начальником дистанции. Показание его, что он, заметив трещину в накладке, остановил поезд — тоже ложь, потому что дежурным мостовым сторожем был тогда Разуванов Илья и показания его, Рудакова С., науськаны Гамовым, с которым он часто выпивал и даже премировывался зря.

3) Свириденко П.П. - бригадир, подтвердил показания Гамова и Рудакова о случаях в октябре и сентябре м-цах 1936 г. в то время, как он был переведен на наш участок только в декабре 1936 года. Свириденко участник приятельских пьянок и попоев Гамова с другими бригадирами.

4) Букин Ф. - бригадир подтвердил, что мои работы носили вредительский характер, в то время как он Букин, был бригадиром другого отделения и находился от нас тогда в 6-ти километрах. В подтверждение ложно-клеветнических показаний Гамова, Рудакова, Свириденко и Букина я просил следователя вызвать свидетелей моей стороны: 1) Разуванова Илью, 2)Ярош Григория 3) Чеботарева Петра 4) Посылаева Николая; 5) Сергеева Александра 6) Сикорскую 7) Шишацкую
но в этом мне было следователем отказано.

Эти свидетели проживают на ст. Ачинск Красноярской ж.д. Следователь ответил мне так: «Что я вам буду перемарывать протоколы допроса?» И когда я стал вторично просить, то он мне ответил, вернее крикнул «Замолчать!», добавив потом: «Вас будут судить на той же станции, где были эти происшествия и вы можете просить суд об их вызове».

Несмотря на то, что я долгое время не хотел подписывать протоколы допроса с клеветой на себя, но в конце концов при физическом воздействии со стороны следователя, я вынужден был подписать их, чтобы сохранить свою жизнь себе.

С делом следователь не дал мне ознакомиться

Суд отказал мне в моем ходатайстве о вызове свидетелей с моей стороны, мотивируя тем, как сказал судья: «Теперь поздно — разве теперь я буду вам вызывать ваших свидетелей!?» Вам надо было об этом просить следователя раньше, и я тогда бы их вызвал на суд заблаговременно.»

Судья спросил Букина Ф.:»Вы сами видели вредительские работы Макаренко или слыхали о них?», то на это Букин ответил, что только слыхал. Когда я просил разрешения задать некоторые вопросы свидетелям противной стороны, то в этом мне было судьой отказано. Обвиняемых по делу было трое, суд длился всего1/2 часа и вынес мне высшую меру наказания с конфискацией лично принадлежащего мне имущества, но кассинстанци(ю) было заменено 20 лет ИТЛ, с поражением в правах на 5 лет.

….....протоколы допроса с ложными обвинениями, не дав воэможность вызвать свидетелей с своей стороны. Суд длился ½ часа, приговорив несчастных к высшей мере наказания — расстрелу Макаренко А.П., Парамонова К.М., Опаркова Семена - 3-х человек по одному делу

(4) Копию с жалобы снял Макаренко Михаил Андреевич, подлинник находится у меня, а также справка о реабилитации Макаренко Андрея Петровича.

Свидетельство о смерти в 1944г. также у меня, но в нем не указано место, где он умер (прочерк) и причина смерти указано: у(п)опление (сам ли он утопился или утопили намеренно НКВД, а это бывало, что и специально заключенных топили вместе с баржами). Это нужно выяснить через Магаданское областное КГБ.

(5) Из письма отца (единственного и последнего кроме этой жалобы) полученного матерью от отца известно что отец работал бондарем в бухте Ногаева.

(6) С судьбой подельников — Парамонова Калистрата Максимовича Агаркова Семена — мне ничего неизвестно.

Макаренко Михаил Андреевич
26 мая 1989г.


На главную страницу