Обвинительное заключение по делу Иванова А.А., Высокоса П.Л. и др.

Обвинительное заключение по делу Иванова А.А., Высокоса П.Л. и др.

Копия.

ОБВИНИТЕЛЬНОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ

По обвинению ИВАНОВА А.А., ВЫСОКОСА П.Л., КОЗЛОВА А.С., ЛАГЗДИНА Э.Ф., ХОХЛОВА И.Ф., ЧУДИНОВА Г.А., АРТЕМЬЕВА Н.И., ЛУКЬЯНОВА И.А., ЧЕРЕПАНОВА И.К. по ст.ст.58-2, 58-7, 58-11 УК РСФСР

Весной 1935 года в Курагинском районе Красноярского края организовалась группа вредителей членов контрреволюционной организации правых, пробравшихся к руководству партийным и советским аппаратом в районе.

В составе этой группы, как установлено следствием, руководящая роль в развале колхозов и сельского хозяйства района осуществлялась первым и вторым секретарями районного комитета ВКП/б/ Михайлов ИВАНОВЫМ и Александром ИВАНОВЫМ, председателем Райисполкома ВЫСОКОСОМ П.Л. и его заместителем КОЗЛОВЫМ А.С.

Указанные враги народа на протяжении двух лет своей работы в районе 1935, 1936 и начало 1937 г.г. ставили своей задачей:

а/ вербовку малых членов к.-р. организации правых;

б/ насаждение в колхозы и сельсоветы “своих” людей их числа кулацких, враждебных и белогвардейских элементов;

в/ развал колхозов и подрыв материального благосостояния колхозов и колхозников путем резкого снижения урожайности полей и уменьшения доходности колхозов;

г/ вызвать недовольство со стороны колхозников советской властью и партией;

д/ подготовку, таким образом, ослабления мощи и крепости советского государства на случай возможного столкновения СССР с иностранной капиталистической интервенцией.

Обвиняемый ИВАНОВ Александр задачи их к.-р. организации кратко сформулировал в своем показании следующим образом:

“1/ Развал колхозов района.

2/ Возбуждение населения против ВКП/б/ и советской власти, что привело бы к вооруженному восстанию и

3/ Расширение состава к.р. организации за счет вербовки людей, близких по к.р. убеждениям” /см.показания Иванова А. л.д. 331 т.II./

Наличие такой к.-р. организации правых подтверждают и другие обвиняемые по настоящему делу. Так, обвиняемый ВЫСОКОС П.Л. на вопрос следователя – “существовала ли в Курагинском р-не к.-р. повстанческая организация правых, члены которых проводили активную подрывную работу”, ответил: “да, - это так” /см.л.д.372 об. т.II/.

Аналогичные показания дал по этому вопросу и обвиняемый КОЗЛОВ А.С. на поставленный ему вопрос о существовании к.р. организации, Козлов ответил – “да”, в Курагинском районе существует повстанческая организация правых, имеющая в своей практической к.-р. работе непосредственные связи с правым краевым руководством, в частности, как мне известно, с Голюдовым и Лютиным”. /л.д. 346 т.II. Показания от 19/YII/.

Он же в последующем допросе 8 сентября на вопрос о задачах их к.р. организации характеризовал их следующим образом:

1/ “Развалить колхозы путем извращения политики партии и советской власти.

2/ Ущемлять интересы колхозников путем снижения получения хлеба на трудодень, чем возбудить ненависть населения к ВКП/б/ и советской власти и вести подготовку к восстанию против советской власти”. /л.д.361 т.II/.

Обвиняемые Ал.ИВАНОВ и КОЗЛОВ подтверждая наличие к.-р. организации не отрицают и своей руководящей роли в этой предательской организации.

Александр ИВАНОВ признал, что он завербован быв.первым секретарем ЦК ВКП/б/ Михаилом ИВАНОВЫМ, находящимся ныне в розыске, в январе 1936 года, при чем, эта вербовка его и прощупывание его настроения имела место еще ранее, в ноябре 1935 года, когда будучи вместе с Михаилом ИВАНОВЫМ в г.Ачинске, последний пытался доказывать ему неправильность политики партии в деревне. Несколько позднее, т.е. в январе 1936 г. ИВАНОВ Михаил прямо предложил ИВАНОВУ Александру вступить в организацию, на что и получил его согласие.

“После непродолжительных разговоров с мнением ИВАНОВА согласился и высказал в свою очередь недовольство политикой ВКП/б/, тогда Иванов М. предложил мне вступить на организованный путь борьбы с политикой ВКП/б/ и советской властью, я проявил к этому интерес и дал свое согласие, после чего ИВАНОВ М. сообщил мне, что в Курагинском районе уже создана такая группа и в состав ее входят ВЫСОКОС”.. /и друг… /см.показания А.Иванова от 24 августа л.д. 302 т.II/.

Дальше ИВАНОВ А. показал, что Михаил ИВАНОВ связан непосредственно с бывш.первым секретарем Крайкома ВКП/б/ Акулимушкиным, арестованным и разоблаченным врагом народа и, что в составе организации кроме указанного выше ВЫСОКОСА входят также обвиняемые по настоящему делу КОЗЛОВ и быв.райпрокурор ЛАГЗДИН.

И, наконец, Александр ИВАНОВ в том же допросе показал, что к.-р организация правых возглавлялась М.ИВАНОВЫМ, ВЫСОКОСОМ и РАССОХОЙ, -“а примерно в апреле месяце 1936 г. в состав руководства нашей организации вошел я – ИВАНОВ Александр”.

Обвиняемый КОЗЛОВ также подтверждает руководящую роль в этой организации М. и А.ИВАНОВЫХ и ВЫСОКОСА, а о себе, в частности, заявляет, что он действовал по заданиям ВЫСОКОСА и Ал.ИВАНОВА, и, что его обязанностью являлась непосредственная и прямая деятельность по развалу колхозов.

На допросе у ст.следователя 8 сентября с.г. КОЗЛОВ заявил, что он был впервые завербован еще в 1930 году разоблаченным врагом народа САЛОМАТОВЫМ и, что возобновил он свою к.-р. деятельность по прибытию в Курагино ВЫСОКОСА, который и завербовал его в организацию правых.

“Я возобновил свою к.-р. деятельность в Курагино по приезде Высокоса, который и был завербован в к.-р. организацию правых. ВЫСОКОС рассказал мне, что он завербован в к.р. организацию правых и послан краевым руководством правых в Курагино для развертывания к.-р деятельности”. /см.л.д.361 т.II/.

Эти заявления самих обвиняемых, а равно и многочисленные показания свидетелей колхозников, характеризующих в своих показаниях деятельность врагов народа, разваливших колхозы и глумившихся над колхозниками подтверждают во первых наличие в Курагинском районе вредительской к.-р. организации, ставящей своей задачей борьбу против партии и советской власти с целью свержения советской власти и реставрации капитализма и связанной в своей политической деятельности с краевым руководством разоблаченных правых, как агентуры иностранных фашистских разведок и 2/ что руководящая роль в этой к.-р. организации правых по Курагинскому району принадлежала обвиняемым по настоящему делу ИВАНОВУ Александру, КОЗЛОВУ, ВЫСОКОСУ и скрывшемуся от следствия быв.первому секретарю Райкома ВКП/б/ М.ИВАНОВУ об аресте и розыске которого даны распоряжения /см.постановление прокурора л.д. 487-489 т.II/.

Для достижения своих вредительских целей враги народа Ал.ИВАНОВ, ВЫСОКОС и КОЗЛОВ использовали все средства, имеющиеся в их распоряжении и связанные с их руководящим положением в партийном и советском аппарате. В частности, вредители были озабочены расстановкой “своих” людей из числа враждебных и кулацко-белогвардейских элементов на руководящие посты в сельсоветах и колхозах в качестве председателей.

Так, в марте 1936 года Александр ИВАНОВ выдвинул в качестве председателя колхоза “Трудовой крестьянин”, вопреки вале колхозников обвиняемого по настоящему делу ЧУДИНОВА Г.А., несмотря на то, что ЧУДИНОВ уже дважды был осужден за превышение власти по ст.110 УК и за к.-р агитацию по ст.58-10 УК. На замечания ЧУДИНОВА о том, что он судился дважды ИВАНОВ А. ответил: “это ему известно и вопрос согласован с районными организациями” /показания Чудинова л.д.471 т.II/.

И ЧУДИНОВ в качестве председателя колхоза, привел его к развалу. За один только год его деятельности /с марта 1936 г. по март 1937 года/, в колхозе “Трудовой крестьянин” пало 315 голов скота и после его снятия с работы пало еще в апреле и мае 1937 года 213 голов, как следствие истощения поголовья и отсутствия кормов в истекшую зиму /л.д.233 и 255, т.I/. В 1936 году ЧУДИНОВ не организовал уборки хлеба и оставил под снегом 255 га хлеба, недосев весной 1937 года вследствие необеспечения семенами 181 га; за время его пребывания председателем этого колхоза вышло из колхоза 38 хозяйств /л.д.255-261 т.I/.

Наглость ЧУДИНОВА дошла до такой степени, что в разговоре с зам.пред.колхоза Меньшовым он, ЧУДИНОВ, предложил Меньшову забрать колхозную кассу, пустить колхоз “на чистую воду” и бежать.

Свидетель Меньшов А.К. так передает слова ЧУДИНОВА: “У тебя Меньшов колхозная касса, у меня колхозная печать, подготовим себе документы, пододенемся как следует, возьмем из кассы деньги, да и в разные стороны. Выведем колхоз на чистую воду, все равно с Вашими колхозниками ничего не сделаешь”… /л.д.237 т.I/.

Вредительская деятельность ЧУДИНОВА разоблачается показаниями свидетелей колхозников ДЕРКИНА Я.С., ИВАНОВА Ф.Т., ЕВДОКИМОВА А.Г., МЕНЬШОВА А.К. и др. /л.д. 228-249 т.I/.

В колхозе им.”Демьяна Бедного” в течение длительного периода времени с 1934 г. по 1936 год включительно председателем колхоза был ХОХЛОВ И.Ф., происходящий из кулацко-зажиточной среды: двое братьев по отцу и зять раскулачены и сосланы.

На протяжении 1935 и 1936 г.г. ХОХЛОВ буквально терроризировал колхозников подвергая их жесточайшему избиению и отбирая их имущество.

В конце 1935 года за невыход на работу ХОХЛОВ арестовал больную колхозницу Симакову Екатерину, имевшую справку от врача и посадил ее в холодный чулан, отобрал у нее вещи: одеяло, подушку, швейную машину и кадушки. Трое малолетних детей Симаковой разыскивали ее с утра до вечера, отец которых /муж Симаковой/ отсутствовал в это время на колхозных грузоперевозках. Только вечером этого дня Симакова была освобождена. Вечером на собрании колхоза ХОХЛОВ ругал Симакову, называл ее кулачкой без всякого к тому основания и ругал также бригадира, называя его “дураком” за то, что не выгнал Симакову из избы. /л.д.170, 185, 199/.

В августе 1936 года ХОХЛОВ избил в конторе колхоза колхозника Осипова П.Ф., искалечил ему руку, перебил палец, после чего Осипов свыше месяца лечился и был лишен трудоспособности /л.д. 177, 179/.

Летом 1936 года ХОХЛОВ избил беременную колхознику Журавлеву Е.И. за отказ /со слов Хохлова/ идти искать опоросившуюся свинью /л.д.199, 202, 190, 170/.

В июне 1936 г. ХОХЛОВ начал ухаживать и привязываться в колхознице Медведевой Александре 19 лет. Получив отпор со стороны девушки Хохлов обругал ее нецензурной бранью и с целью скомпрометировать Медведеву распустил слух по деревне о своем сожительстве с ней.

Девушка подвергалась оскорбительным насмешкам и, наконец, мать ее Анна Сергеевна заставила девушку пойти к врачу на освидетельствование. Возвращаясь из с.Паначево Медведева была встречена пьяным Хохловым, избита им и отправлена как арестованная в сельсовет, где она просидела сутки.

После освобождения Шура Медведева обратилась к быв.райпрокурору Лагздину, представила ему лично справки о нанесенных побоях и о девственности с просьбой о привлечении ХОХЛОВА к ответственности за побои и клевету. Дело было возбуждено летом 1936 года и без всяких мотивов прекращено народным следователем и прокурором Лагздиным в декабре 1936г. несмотря на совершенно неоспоримые доказательства виновности ХОЗЛОВА как в издевательстве над Медведевой, так и избиении ХОХЛОВЫМ других граждан /л.д. 173, 189, 188, 185, см.прил.уг.дело 1936 г. на Хохлова/.

Хохловым избиты 60-ти летняя колхозница Комарова Евгения, Комаров Егор Федотович, Комаров Федот, Заяпыкин Алексей 60-ти лет, Цивилев /л.д.183, 185, 182, 170, 190/.

ХОХЛОВ как вредитель и бандит принял все меры к развалу колхоза им.Демьяна Бедного. Так, в 1936 году в колхозе 70 га хлеба не убрано и ушло под снег, сена 50 га также не убрано, что вызвало бедственное положение колхозников с хлебом и семенами к весеннему севу 1937 года.

По его вине в марте 1936 года сгорела свиноферма колхоза и во время пожара погибло 56 голов свиней. Свиноферма загорелась еще в 1935 году и ХОХЛОВ был строго предупрежден о необходимости заменить железные печки-времянки, сменить дряхлого сторожа, поставить противопожарный инвентарь и проч. Однако, Хохлов, из вредительских побуждений, не выполнил этих необходимых мероприятий, что и послужило причиной для нового пожара, уничтожившего колхозную свиноферму /см.уг.дело 1936 г. на Хохлова л.д. 212-217 т.I/.

В этом же Н-Быстрянском сельсовете, на территории которого находился колхоз им.Демьяна Бедного, в качества председателя сельсовета состоял друг Хохлова, такой же бандит НЕСТЕРОВ, осужденный народным судом Курагинского р-на 20 мая 1936 года за избиения граждан, на пять лет лишения свободы и отбывает наказание /л.д.210/.

Таким образом в этом сельсовете при покровительстве врагов народа ИВАНОВА А., КОЗЛОВА, ВЫСОКОСА и прокурора ЛАГЗДИНА была создана система безнаказанных избиений запуганного и терроризированного населения, несмевших поднять голоса протеста, а раздававшиеся голоса, вроде заявления Медведевой, тонули в папках вредителя-прокурора ЛАГЗДИНА, не получая сколько нибудь законного и человеческого разрешения.

При наличии таких фактов ИВАНОВ А., ВЫСОКОС и КОЗЛОВ в июне 1935 года выдвинули НЕСТЕРОВА как передового председателя на районную партийную конференцию, а в конце 1935 и 1936 г.г. НЕСТЕРОВ и ХОХЛОВ посылались как передовые председатели на краевое совещание в г.Красноярск. Таким путем враги народа создавали авторитет своим ставленникам, таким же преступникам.

На должность председателя Сидоровского сельсовета КОЗЛОВЫМ, по прямой директиве ВЫСОКОСА, был посажен обвиняемый по настоящему делу АРТЕМЬЕВ, служивший в армии Колчака, быв.кандидат ВКП/б/. АРТЕМЬЕВ будучи ранее в 1935 и 1936 г.г. председателем колхоза “Комбайн” развалил его, оставил колхозников к весне 1936 года без семян и без хлеба. В 1936 году АРТЕМЬЕВ оставил под снегом 47 га пшеницы и 40 га овса. Семян вместе 485 центр.зерновых было засыпано только 80 цент. При нем же погибли 118 голов скота.

В результате его деятельности колхозники систематически получали крайне низкую доходность на трудодень, особенно в 1935 г. – 0,734 грамма и в 1936 г. – 1,200 гр. На трудодень /л.д.277-281 см.прил.дело о самоубийстве Кузина/.

В ноябре 1936 года колхозники избрали нового председателя честного труженика Андрея Кузина, который оказавшись в исключительно трудных условиях и не выдержав травли со стороны АРТЕМЬЕВА и КОЗЛОВА 24 апреля 1937 года покончил жизнь самоубийством выстрелом из ружья.

В своем предсмертном письме Андрей Кузин рисует свою честную сорокалетнюю жизнь и заканчивает словами ”я Кузин жил 40 лет и считаю жил я очень справедливо, а сегодня становят мошенником, люди, которые покончили колхоз “Комбайн”. В этом же письме Кузин излагает свои напрасные обращения за помощью к районным работникам: “Теперь ездят районные работники, как Козлов, все отчеты требуют, а почему то не помогают, лишь ругают председателя, а не так помочь или наставить на путь – как работать… был в РайЗО с годовым учетом, так как собаки служащие ни к кому нельзя подойти и спросить и с тобой говорить не хочут, поэтому жить нельзя малограмотному… Троцкистов много в Курагино и по деревням очень много врагов народа”… /л.д.423 т.II/.

Разумеется ни ИВАНОВ, ни ВЫСОКОС, как равно и прокурор ЛАГЗДИН не вскрыли роли КОЗЛОВА и АРТЕМЬЕВА и последние не были привлечены к судебной ответственности.

Осуждены были по ст.141 УК лишь классово-чуждые Голышев Семен и Мурзаев Поликарп, принимавшие участие в травле Кузина, приговорены народным судом 7 июля 1937 года к 5-ти годам лишения свободы.

Бывший директор Курагинского м/мясосовхоза Куликов изобличаемый обвиняемыми как член к.-р. организации правых, развалил совхоз, организовал громадную гибель скота в совхозе и после разоблачения его деятельности в совхозе обвиняемые ВЫСОКОС и ИВАНОВ отозвали его из совхоза и назначили заместителем Зав. РайЗО по животноводству. Дело о Куликовом выделено и объявлен розыск для предания его суду по ст.58-7 ЦУК /л.д.490 т.II/.

Расставляя своих людей указанных выше АРТЕМЬЕВА, ЧУДИНОВА, ХОХЛОВА, КУЛИКОВА и др. обвиняемые ИВАНОВ, ВЫСОКОС и КОЗЛОВ путем репрессии подавляли всякое противодействие низового актива, грубо зажимая самокритику.

В целях понижения урожайности и доходности колхозов враги народа, обвиняемые ВЫСОКОС, КОЗЛОВ и Ал.ИВАНОВ:

а/ Провели заведомо вредительское планирование посевных площадей перегружая планы одних колхозов и задерживая возможности роста посевных площадей в других колхозах, например по колхозу “13 лет Октября” и др., имевшим все предпосылки для увеличения посевных площадей.

б/ ликвидировали семенные участки, забирая хлеб с семенами участков вопреки постановлений Правительства на обязательные хлебопоставки и хлебозакуп;

в/ оставляя колхозы без своих сортовых семян завозили ежегодно ссуду со смешанными семенами и производили посев смешанными семенами с разными периодами созревания, допуская тем самым неизбежные потери при уборке;

г/ к весеннему севу 1937 г. ВЫСОКОС лично дал явно заниженные нормы высева по колхозам района, чем сразу и резко снизил урожай 1937 года;

д/ обвиняемые свели на нет работу контрольно-семенной лаборатории, не обеспечив ей никаких условий для работы и отказав заведывающему лабораторией свидетелю Кильдеватову в какой либо помощи и содействии в работе;

е/ проводили уборку зеленого хлеба комбайнами, пускали комбайны на неподготовленные и негодные участки. Комбайны ломались, простаивали, портили зерно, что вызывало возмущение колхозников против комбайновой уборки хлеба;

ж/ проводили посев в колхозах не всхожими и не проверенными на всхожесть семенами.

В то же время обвиняемые заведомо показывали в колхозах повышенную урожайность при определении его в комиссии и таким путем за 1936 год с 13-ти колхозов перебрали свыше 12000 цен. натуроплаты МТС, на основе данных фактического обмолота /л.д. 493/.

За 1936 год шесть колхозов в том числе разваленный и ослабленный колхоз “Коминтерн” были подвергнуты штрафу в общей сумме на 12000 руб., из них, в частности, колхоз “Коминтерн” на 6000 руб.

Все эти обстоятельства находят себе подобное подтверждение в многочисленных показаниях рядовых колхозников и руководителей колхозов, допрошенных по настоящему делу в качестве свидетелей /л.д. 494/.

Подобные же незаконные штрафы применялись в массовом масштабе и к отдельным единоличникам и колхозникам. Проверкой произведенной инспектором КрайФО Ярыгиным в августе 1937 года установлены значительные и массовые нарушения законов, выразившихся, в частности в незаконном изъятии последних жилых домов, каких только по двум сельсоветам Июсскому и Грязнухинскому изъято за 1935-1936 г.г. 42 дома /л.д. 517/.

Аппарат РИКа возглавлявшийся ВЫСОКОСОМ и КОЗЛОВЫМ издевательски относился к жалобами трудящихся, не рассматривая их длительное время и безосновательно отказывая в их удовлетворении с целью вызвать недовольство трудящихся. Это имело особенное значение в отношении красноармейских жалоб. Обвиняемый КОЗЛОВ по этому вопросу заявил на допросе: “для создания недовольства среди красноармейских семей и перенесения его в Красную Армию, мною и ВЫСОКОСОМ поступающие от красноармейцев и их семей жалобы оставлялись без движения, а если рассматривались, то отказывали” /л.д. 363 т.II, л.д. 530/.

В марте 1936 года по прямой установке ИВАНОВА М. и ВЫСОКОСА был ликвидирован колхоз “Крестьянин” в с.Курагино под видом слияния его с колхозом “Коминтерн”. Колхозники колхоза “Крестьянин” решительно возражали против подобного слияния несмотря на попытки районных работников добиться их согласия на двух общих собраниях членов колхоза и, тем не менее, Президиум РИКа постановил слить эти колхозы, несмотря на отсутствие в этот период времени и председателя колхоза Курагина и многих других колхозников, бывших в это время на лесозаготовках. Возвратившиеся с лесозаготовок председатель колхоза Курагин и колхозники с огорчением узнали о ликвидации своего колхоза и больше половины состава колхозников /38 хоз-в из 74-х/ сразу не вошли в колхоз “Коминтерн” и разошлись кто куда, а позднее еще вышло из колхоза 15 хозяйств бывших колхозников колхоза “Крестьянин” и к моменту производства следствия осталось из этого ликвидированного колхоза только 21 хозяйство /л.д. 136-150 т.I/.

Весной 1937 года в 7-ми километрах от районного центра в с.Мурино имел место неслыханный издевательский факт бойкота 12-ти колхозных дворов, путем запрещения им продажи таких предvетов первой необходимости как соли спичек и керосина. Этот факт бойкота имел место при следующих обстоятельствах: обвиняемый ЛУЬЯНОВ выходец из кулацко-зажиточного хозяйства, бывший колчаковец, будучи управляющим заготконторы Райпотребсоюза в беседе с зам. пред. СельПо, обвиняемым по этому делу ЧЕРЕПАНОВЫМ, заявил последнему, что в целях понуждения колхозников к сдаче кож именно в СельПО /а не в Загокож/ нужно запретить им продавать соль, спички и др.товары. Черепанов эту “установку” выполнил и в течении полутора месяцев не продавал этих товаров 12-ти колхозным хозяйствам, сдавшим кожи не в СельПО, а в Заготкож, поскольку это представлялось более выгодным ввиду отоваривания в Заготкож сдаваемой продукции. Колхозник Мелкозеров по этому поводу показал, что “он сдал кожи он заколотой коровы в Заготкож, где получил овчины и вскоре же уехал на лесозаготовки и оказывается, что навлек на свою жену и семью совершенно неожиданные страшные последствия, за то, что я сдал кожу в Заготкож меня сельпо бойкотировало и лишило самых необходимых предметом, без которых жить невозможно – соли, керосину, спичек… За время моего отсутствия /полтора месяца/ жена вынуждена была ходить за этими товарами в другой сельсовет, или покупать их нелегально через других граждан” /л.д. 284 т.I/.

Он же ЛУКЬЯНОВ в разговоре с председателем Сельпо Кузнецовым предлагал ему использовать государственную торговлю хлебом для отоваривания заготовки шкурок сусликов, с чем, однако, Кузнецов не согласился.

На замечание свидетеля Кузнецова, что такие заготовки отоваривать нельзя, ЛУКЬЯНОВ ему ответил: “открыто это делать нельзя, а потихоньку можно” /л.д. 285 т.I/.

Для углубления созданных в колхозах продовольственных затруднений, к.-р. организация правых дезорганизовала государственную торговлю хлебом путем невыкупа нарядов на муку, срыва подвоза муки, в частности., невыкупа нарядов муки для колхозников весной 1937 года, вследствие чего в с.Курагино образовались огромные очереди трудящихся за хлебом. В апреле месяце стоявшие в очереди и не получившие хлеба 150 человек разбили хлебный ларек /л.д. 99-107 т.I, 535-540 т.II/.

Особая роль отводилась врагами народа бывшему райпрокурору обвиняемому ЛАГЗДИНУ Э.Ф., которого обвиняемый ВЫСОКОС, КОЗЛОВ и ИВАНОВ изобличают как члена к.-р. организации правы, хотя он ЛАГЗДИН и отрицает свою принадлежность к этой организации.

Будучи прокурором обязанным блюсти советский закон и разрешав поступающие к нему жалобу трудящихся ЛАГЗДИН использовал свои особые права и прерогативы прокурора для прикрытия деятельности вражеских элементов и в свою очередь вызывал естественное и законное недовольство граждан, не рассматривая поступающих от них жалоб и сигналов о неблагополучии в районе.

Так, ЛАГЗДИН, с целью укрытия врага народа ХОХЛОВА незаконно прекратил возбужденное против него уголовное дело, в котором ХОХЛОВ в достаточной мере был разоблачен в систематическом глумлении над колхозниками, их избиениях, арестах и изъятии имущества. Он же прекратил и обвинение ХОХЛОВА в уничтожении свинофермы.

В июне 1937 года у ЛАГЗДИНА были обнаружены в его квартире неразобранные 74 жалобы трудящихся, 48 следственных материалов, требовавших расследования по ст.ст. 58-7, 58-14, 116, 109 и др. 9 газетных заметок.

По всем указанным выше актам беззакония и издевательства над колхозниками бывший прокурор ЛАГЗДИН не реагировал.

В результате вредительской деятельности к.-р. организации правых в Курагинском районе ими нанесен колхозам района значительный ущерб.

  1. В уборочную кампанию 1936 года осталось на полях не убрано и ушло под снег 5708 га разных культур в том чисел в кучках 1889 га и в суслонах 3819 га /л.д. 497 т.II/.
  2. В посевную 1937 года план посева по району выполнен лишь на 89% и осталось невыполненным 5698 га /л.д.498 т.II/
  3. В результате вредительской деятельности обвиняемых колхозы на 1935 и 1936 г.г. резко ослабли и оказались не в состоянии выполнить первую заповедь колхоза - государственные обязательные поставки хлеба. Колхозы района в 1934 году выполнили полностью и в сроки как обязательные поставки, так и натуроплату и возврат сем.ссуд.

Колхозы района в 1935 году уже оказались не в состоянии возвратить полностью гос.сем.ссуды. И, наконец, в 1936 году колхозы района не смогли уже полностью выполнить ни обязательных поставок, ни натуроплаты, ни возврат ссуды. Причиталось обязательных поставок в 1936 г. – 97,397 ц., а выполнено 34702 ц., натуроплаты причиталось 54572, а выполнено 36279 и по возврату ссуд причиталось 44546 ц., а выполнено 32633 ц. /л.д.492 т.II/.

4. Пало в районе за 1935 год 6840 голjв скота, за 1936 г. 15220 голов и первую половину 1937 г. 8760 голов /л.д.499 т.II/.

5. Такая вредительская деятельность обвиняемых резко сказалась и на благосостоянии каждого отдельного колхозника, ударив по его трудодню. Ряд колхозов разорены.

Колхоз “Коминтерн” имел на трудодень в 1934 году – 7,41- кгр., а в 1935 г. – 0,246 кгр., в 1936 году – 0,828 кгр.

Колхоз “Памяти Ленина” в 1934 г. – 5,160 кгр., в 1935 г. – 2,186 кгр., в 1936 г. 1,200 кгр.

Колхоз “Трудовой крестьянин” в 1934 г. – 4,500 кгр., в 1935 г. – 1,436 кгр., в 1936 г. 0,820 кгр.

Всего по району в среднем: в 1934 году – 4,660 кгр., в 1935 г. – 1,700 кгр., в 1936 г. – 2,194 кгр.

Так вредители нанесли жестокий удар по колхозникам /л.д. 511 т.II/.

Такая деятельность обвиняемых вызывала значительный выход колхозников из колхозов, разложение трудовой дисциплины в ряде колхозов и провоцировала недовольство и озлобление трудящихся против советской власти и партии.

Допрошенные в качестве обвиняемых ПОКАЗАЛИ:

1. ИВАНОВ А.А. признал себя виновным в том, что он с января 1936 года является членом к.-р. организации правых и проводил к.-р. вредительскую работу.

2. КОЗЛОВ А.С. признал себя виновным в том, что в к.-р. организации правых он состоял еще в 1930 году и возобновил свою вредительскую к.-р. вредительскую деятельность в организации правых в Курагинском районе с начала 1935 года

3. ВЫСОКОС П.Л. признал себя виновным частично, а именно в том, что выполнял к.-р. вредительские задания правых, отрицая свою принадлежность к к.-р. организации правых.

4. ЛАГЗДИН Э.Ф. признал себя виновным частично в задержке рассмотрения дел и жалоб, отрицая свою принадлежность к к-.р. организации правых.

  1. ХОХЛОВ И.Ф. признал себя виновным частично в отдельных незаконных арестах граждан и в том, что не принял мер к предотвращению пожарной опасности в свиноферме.
  2. ЧУДИНОВ Г.А. признал, что вредительские установки ВЫСОКОСА и ИВАНОВА он проводил, не будучи с ними организационно связан.
  3. 7. АРТЕМЬЕВ Николай Иванович признал себя виновным лишь в том, что оставил колхоз “Комбайн” без семян, отрицая принадлежность свою к правым, а равно и виновность свою в травле Кузина Андрея, приведшую последнего к самоубийству.

    8. ЛУКЬЯНОВ И.А. виновным себя не признал и отрицает свое участие в проведении бойкота граждан в Муринском сельпо.

    9. ЧЕРЕПАНОВ И.К. виновным себя признал в том, что он по предложению Лукьянова провел в Муринском сельпо издевательский бойкот колхозников, запретив продавать им соль, спички и керосин.

    На основании ИЗЛОЖЕННОГО:

    1. ИВАНОВ Александр Александрович, рождения 1906 г., урожд. с.Перово Партизанского р-на Красноярского края, служащий, имеет высшее образование, не сужден, исключен из ВКП/б/ как враг народа, разведен, последняя занимаемая должность секретарь Курагинского Райкома ВКП/б/.

    2. КОЗЛОВ Андрей Степанович, рождения 1899 года, урож. с.Ачадово, Зубо-Полянского р-на, Мордовской АССР, служащий, имеет высшее образование, женат, исключен из ВКП/б/ как враг народа, не судим, последняя занимаемая должность заместитель председателя Курагинского Райисполкома.

    3. ВЫСОКОС Поликарп Леонтьевич, рождения 1897 года, уроженец д.Глинчи, бывш.Пшеничковской волости, Каневского уезда, Киевской области, служащий, имеет среднее педагогическое образование, женат, исключен из ВКП/б/ как враг народа, последняя занимаемая должность председатель Курагинского Райисполкома.

    ОБВИНЯЮТСЯ в том, что будучи руководителями к.-р. фашистской организации правых в Курагинском районе на протяжении 1935, 1936 и начала 1937 г.г. они проводили активную вредительскую деятельность, направленную на развал колхозов, на подрыв мощи Советского государства, имея своей целью свержение советской власти и восстановления капитализма, т.е. совершили преступление предусмотренное ст.ст. 58-2, 58-7 и 58-11 УК РСФСР.

    4. ЛАГЗДИН Эдуард Фрицевич, рождения 1893 года, уроженец г.Риги, служащий, имеет нисшее образование, женат, исключен из ВКП/б/ как враг народа, не судим.

    ОБВИНЯЕТСЯ в том, что будучи членом к.-р. фашистской организации правых в Курагинском районе и исполняя обязанности райпрокурора активно проводил вредительскую деятельность правых; укрывал от ответственности преступную деятельность классово-враждебных элементов, создавал недовольство трудящихся, оставлял без рассмотрения их жалобы и заявления, неосновательно отказывал в их удовлетворении, не вел следствия по преступлениям растратчиков и расхитителей общественной собственности, т.е. совершил преступление, предусмотренное ст.ст.58-7, 58-11 УК РСФСР

    5. ХОХЛОВ Иван Федорович рождения 1902 года, уроженец с.Курагино, того же района, Красноярского края, крестьянин, грамотный, женат, исключен из ВКП/б/ в 1933 году за пьянство и половую распущенность, не судим.

    ОБВИНЯЕТСЯ в том, что будучи председателем колхоза им.Демьяна Бедного проводил к.р. вредительскую деятельность, приведшую к развалу колхоза, уничтожению свинофермы, систематически глумился и издевался над колхозниками, подвергая их избиению, арестам и изъятию имущества, т.е. совершил преступление, предусмотренное ст.58-7 УК РСФСР.

    6. ЧУДИНОВ Григорий Александрович рождения 1888 года, уроженец г.Т.юмени, Омской области, грамотный, из рабочих, женат, исключен из ВКП/б/ в 1933 году в связи с привлечением к уголовной ответственности, судим дважды по ст.110 ч.Y УК, в 1930 году к I году принудительных работ – отбыл, и в 1933 году по ст.58-10 УК к ПЯТИ годам лишения свободы – отбыл 9 месяцев и условно досрочно освобожден.

    ОБВИНЯЕТСЯ В ТОМ, что будучи председателем колхоза “Трудовой крестьянин” проводил к.-р. вредительскую деятельность, приведшую к развалу колхоза, т.е. совершил преступление, предусмотренное ст.58-7 УК РСФСР.

  4. АРТЕМЬЕВ Николай Иванович рождения 1901 года, уроженец с.Пойлово, Курагинского р-на, Красноярского края, служащий, грамотный, женат, служил в 1919 году в армии Колчака, исключен из кандидатов ВКП/б/ в связи с настоящим делом, не судим.

ОБВИНЯЕТСЯ в том, что будучи председателем колхоза “Комбайн” проводил к.-р. вредительскую деятельность, приведшую к развалу колхоза, а позднее, будучи председателем Сидоровского сельсовета, на территории которого находился колхоз “Комбайн”, не только не оказал помощи вновь избранному председателю колхоза “Комбайн”, Кузину Андрею, но и активно включился в травлю Кузина вместе с Козловым и другими к.р. элементами, приведшую к самоубийству тов.Андрея Кузина, т.е. совершил преступление, предусмотренное ст. 58-7 УК РСФСР.

8. ЛУКЬЯНОВ Иван Андреевич, рождения 1901 года, уроженец с.Ермаковск, того же района, Красноярского края, окончил 2-х классовую школу, женат, б/парт., из кулацко-зажиточного хоз-ва, служил в 1919 году в армии Колчака, не судим, последняя занимаемая должность – Управляющий Заготконторой Курагинского Райпотребсоюза и

9. ЧЕРЕПАНОВ Илья Кузьмич, рождения 1893 года, уроженец с.Б.Яр, Муринского сельсовета, Курагинского р-на, грамотный, женат, б/парт.., судим в 1927 году по ст.116 УК к I году 6 мес. лишения свободы – наказание отбыл.

ОБВИНЯЮТСЯ в том, что ЛУКЬЯНОВ дал в к.-р. целях распоряжение по проведению издевательского бойкота колхозников путем запрещения продажи им предметов первой необходимости – спичек соли, и керосина, а ЧЕРЕПАНОВ это к.-р. задание Лукьянова выполнил, проведя этот бойкот в отношении 12 хозяйств колхозников на протяжении 1 ? месяцев, т.е. совершил преступление, предусмотренное ст.58-7 УК РСФСР.

На основании ст.26-а УПК РСФСР перечисленные обвиняемые подлежат преданию суду Спецколлегии Красноярского Краевого Суда.

П/п.Ст.Следователь - МАКСИМОВ.

Красн.Крайпрокуратуры –

УТВЕРЖДАЮ: Краевой Прокурор – ЛЮБОШЕВСКИЙ.

Составлено 13 сентября 1937 года

в пос.Минусинске.

Копия верна: Ст.следователь Крайпрокуратуры

В.Максимов.

КХЗ ф.26 оп.1 д615


На главную страницу

Красноярское общество «Мемориал» НЕ включено в реестр общественных организаций «иностранных агентов». Однако, поскольку наша организация входит в структуру Международного общества «Мемориал», которое включено в данный реестр, то мы в соответствии с новыми требованиями российского законодательства вынуждены маркировать нашу продукцию текстом следующего содержания:
«Материалы (информация) произведены, распространены и (или) направлены учредителем, членом, участником, руководителем некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, или лицом, входящим в состав органа такой некоммерческой организации».
Отметим также, что Международный Мемориал не согласен с этим решением Минюста РФ, и оспаривает его в суде.