Обзор архивно-следств. дела СО-16214, ИЦ УВД Краснояр. края.

Обзор архивно-следств. дела СО-16214, ИЦ УВД Краснояр. края.

Дело N 2349. Начато 28.01.46 г., окончено 12.03.46 г., передано в суд 8.04.46 г.

Обвиняется Григорий Демидович КОТЛОВ, 1899 г.р., заключённый ЧЕРНОГОРСКОГО спецлагеря УИТЛиК УНКВД КК, по ст. 58-10. В лагере работал в строительной бригаде на шахте N 15 и одновременно фотографом, жил при своей "фотографии" (о Г.Д.КОТЛОВЕ см. также сообщ. Н.Г.Котловой и обзор архивно-следственного дела СО-27510).

В деле лежит копия ответа от 2.09.53 г. из лагсуда УИТЛиК КК - начальнику 1-го спецотдела УМВД КК КАРАМБИРОВУ и прокурору ИТЛ "ДС" (Главное управление и ИТЛ Енисейстроя МВД СССР) мл. советнику юстиции ШАДРИНУ - о высылке прокурору "ДС" дела Г. Д.КОТЛОВА, по которому он был осуждён в 1948 г.

Г.Д.КОТЛОВ - русский, беспарт., обр. 3 класса сельской школы. Арестован 31.01.46 г., содержится в МИНУСИНСКОЙ тюрьме.

Постановление о возбуждении уголовного дела вынес 28.01.46 г. нач. отдела при ЧЕРНОГОРСКОМ с/л ст. лейтенант ЗИНОВЬЕВ, утв. нач. ОЧО (оперчекотдела) УИТЛиК УНКВД капитан ПОЛЕНОВ.

Постановление на арест от 28.01.46 г. утвердил нач. УНКВД КК генерал-майор СЕМЕНОВ.

Основания для возбуждения дела: Г.Д.КОТЛОВ "в августе 1945 г.в зоне Черногорского спецлагеря восхвалял капиталистический строй и демократию Англии и Америки, в резкой форме высмеивал Советское государство"; "в сентябре 1945 г. в бараке зоны касаясь вопроса об амнистии ... высмеивал карательную политику Советской власти", и т.п.

31.01.46 г. предъявлено постановление "об избрании меры пресечения" (в стандартном бланке зачёркнуто "на свободе" и вписано "в зоне": "находясь в зоне, может повлиять на ход следствия"). В протоколе обыска, также от 31.01.46 г., указано: "ничего не обнаружено и не изъято".

В анкете указан состав семьи: жена Ермолина Пелагея Михайловна, фотограф в артели инвалидов в Черногорске, дочь Вера 1930 г.р. и сын Виктор 1932 г.р. (старшие дочери не указаны).

Далее (л.д. 7) имеется копия приговора Хакасского облсуда от 6.01.45 г. (председательствующий МИЯГАШЕВ, заседатели ТЕПЛЯКОВА и ТУГАРИНА, прокурор МИЛЬДЕР).

Г.Д.КОТЛОВ был рабочим на шахте N 3 в ЧЕРНОГОРСКЕ (в т/а). Его забрали 1.11.44 г., в тот же день отправили в МИНУСИНСКУЮ тюрьму.

На суде ему дали 10 лет и 5 "поражения" по ст. 58-10 ч.2, Обвинения: "в мае 1944 г. в общежитии N 5 восхвалял жизнь дореволюционной царской России"; "в мае 1944 г. в кузнице шахты клеветал на материальное положение рабочих"; "в сентябре 1944 г. клеветал на советскую печать и радио, высказывал недоверие к Красной армии".

На следствии и в суде Г.Д.КОТЛОВ не признал себя виновным. Свидетелями обвинения были Жарких, Воеводин, Добродеев, Вычужанин, Пискарёв.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РСФСР в заседании 2.02.46 г. рассмотрела кассационную жалобу КОТЛОВА и оставила приговор без изменений.

Далее в деле имеется характеристика на Г.Д.КОТЛОВА (л.д. 9). N л.д. 3893, прибыл в спецлагерь 10.02.45 г. из ОЛП 1-го района. Работал в строительной бригаде N 12, по совместительству фотографом. Выполнил производственное задание за январь 1946 г. на 100%. Взысканий не имеет. Подп.: нач. с/л АРНАУТОВСКИЙ, нач. КВО ЕРЕМИН.

Сразу после "ареста", 31.01.46 г., был первый допрос. Следователь - ст. оперуполномоченный оперчекотдела УИТЛиК, млад. лейтенант СМАГИН (как и на всех последующих допросах обвиняемого и свидетелей). Г.Д.КОТЛОВ рассказал свою биографию.

В 1918 г. его мобилизовали в армию Колчака, в 7-й Кузнецкий полк, расквартированный в Томске. Через месяц после мобилизации его арестовали за участие в восстании, но через 4 месяца выпустили и отправили в "команду дезертиров". Ещё через 3 месяца он заболел тифом, а когда выздоровел, получил отпуск и уехал домой, в Абаканское (Краснотуранск).

В колчаковскую армию он не вернулся, а вместо этого вступил в отряд Щетинкина. До 1920 года он оставался в отряде, а когда партизан распустили по домам, вернулся в КРАСНОТУРАНСК. Тогда же, в 1920 году, он вступил в ВКП/б/ и был избран секретарём волостного комитета. Эту должность он занимал до 1923 г., когда его исключили из ВКП/б/ за "несогласие с организацией сельхозкоммун".

После этого он работал фотографом в собственном ателье, но в 1931 г. его забрали и дали 5 лет по ст. 58-10. В тот раз он признал себя виновным. Он сидел в БЕЛБАЛТЛАГЕ и был досрочно освобождён в апреле 1934 г. Он вернулся в КРАСНОТУРАНСК и работал фотографом, но теперь уже в государственной фотографии.

В 1936 году ему опять дали 5 лет по ст. 58-10. На этот раз он не признал себя виновным (ему дали новый срок по "старому" делу 1931 года, а новых обвинений не предъявляли).

Он сидел в АМУРЛАГЕ. По окончании срока его "задержали" и выпустили только в июне 1942 г.

После освобождения он работал фотографом в ЧЕРНОГОРСКЕ, а потом его мобилизовали в "трудармию", на шахту N 3 (там же, в ЧЕРНОГОРСКЕ).

На вопрос следователя об "антисоветской агитации" Г.Д.КОТЛОВ ответил: "Антисоветскую агитацию среди заключённых спецлагеря не проводил". Так же он отвечал на последующих допросах: 13.02.46 г., 15.02.46 г., 12.03.46 г., и на очных ставках с ШИЛЛЕ, ГЕЛЬБРЕХТ, БРЕЙТИГАМОМ (см. ниже).

Допросы свидетелей (этим же СМАГИНЫМ) начались ещё с сентября 1945 г. Первый из них - допрос Г.Е.Рехлова (7.09.45 г., л.д. 18-19).

РЕХЛОВ Гурий Ермилович, 1907 г.р., родом из Идры, осуждён по ст. 116. С 1.08.45 г. он работал вместе с Г.Д.КОТЛОВЫМ на шахте N 15 в 61-й бригаде.

В спецлаге сидел также его однофамилец (видимо, УРЧ их перепутала и дала справку по однофамильцу Г.Е.Рехлова):

РЕХЛОВ Иван Эмануилович, 1915 г.р., арестован 2.10.43 г. в дер. Усть-Мажур Таштыпского р-на, осуждён 8.10.43 г. на 5 лет и 3 п/п по ст. 109. Прибыл из Минусинской тюрьмы 12.12.43 г., умер в лагере 9.08.45 г.

Далее (5.11.45 г., л.д. 20-21) следует допрос Брейтигама.

БРЕЙТИГАМ Евгений Иванович, 1901 г.р., украинец, родился и жил в ХАРЬКОВЕ, артист эстрады. В 1941-1943 гг. (в период оккупации) работал статистом в харьковском оперном театре, а с марта по декабрь 1943 г. служил старшиной в 25-й гвардейской дивизии. В 1944 году осуждён "особым совещанием" на 5 лет по ст. 54-1а (вместе с женой, см. ниже). В спецлагере был руководителем самодеятельности, весной и летом 1945 г. жил в одной комнате с Г.Д.КОТЛОВЫМ.

Следователю он повторил такие слова КОТЛОВА: "В Англии, в США в управлении участвуют много партий, есть свобода мысли и слова, нет преследований (за собственное мнение)". Г.Д.КОТЛОВ "постоянно ведёт такие разговоры и своё мнение отстаивает упрямо и настойчиво". "У него в фотографии всегда много народу (приходят фотографироваться), мне это не нравилось".

Далее (11.12.45 г., л.д. 22-23) следует допрос Я.Г.Шилле.

ШИЛЛЕ Яков Григорьевич, 1903 г.р., поляк, родился и жил в ДНЕПРОДЗЕРЖИНСКЕ, ДНЕПРОПЕТРОВСКОЙ обл. Столяр, а в 1941-1943 гг. (в период оккупации) конюх в санитарном обозе. В 1944 году осуждён "особым совещанием" на 5 лет по ст. 54-1а. Семья в Коми (вероятно, в ссылке). С 14.02.45 г. сидел в ЧЕРНОГОРСКОМ спецлагере, работал бригадиром в столярной мастерской (у него некоторое время работал Г.Д.КОТЛОВ).

На допросе он повторил такие слова КОТЛОВА: "В Америке рабочие бастуют (если недовольны зарплатой), а у нас только попробуй! Сразу засадят в лагерь, и будешь работать вообще бесплатно".

И ещё: "Если бы у нас были и другие партии, не только коммунистическая, то сколько бы голосовало за коммунистов на выборах? Вот потому коммунисты никогда и не допустят появления других партий, что боятся потерять власть".

Далее (также 11.12.45 г., л.д. 24) идёт допрос Шахматова.

ШАХМАТОВ Иван Иванович, 1905 г.р., красноярец, капитан-судоводитель, осуждён 11.09.42 г. водно-линейным судом Енисейского бассейна на 5 лет по ст. 109.

Далее (14.12.45 г., л.д. 25) следует допрос К.Н.Зупонец.

ЗУПОНЕЦ Клавдия Николаевна, 1901 г.р., родом из Енакиево, русская, осуждена в 1944 году "особым совещанием" на 5 лет по ст. 54-1а. На допросе она объясняла, что приходила в фотографию узнавать новости. Она повторила такие слова КОТЛОВА: "Несчастные люди - украинцы, над ними русские издеваются ни за что! Объявили изменниками стариков и старух, которые никому ничего плохого не сделали, и погнали в лагеря. Какие они изменники? Я думаю, украинцы за всё когда-нибудь отомстят".

У КОТЛОВА часто спрашивали об амнистии, на которую ещё не у всех умерла надежда. Он отвечал, что Англия и Америка должны оказать давление на СССР, чтобы выпустили хотя бы тех, кто сидит по ст. 58-10 (в это время проходила международная конференция юристов, о которой писали в газетах, но КОТЛОВ отзывался об этой конференции скептически).

На предупреждения, что за такие разговоры ему вместо амнистии могут добавить срок, он отвечал: "А мне всё равно, я от советской власти освобождения не жду, а живу только надеждой, что вмешаются Англия и Америка".

Далее (12.01.46 г., л.д. 26) следует допрос Тимофеевой.

ТИМОФЕЕВА Ксения Фёдоровна, 1914 г.р., родом из д. Курск, Курагинского р-на, парикмахер. Арестована 4.07.42 г. в Курагинском р-не, осуждена 4.09.42 г. на 4 г. по ст. 109. Прибыла из Минусинской тюрьмы 26.09.42 г. В спецлаге работала по специальности, освобождена 13.01.46 г. (т.е. на след. день).

Далее (2.02.46 г., л.д. 27) следует допрос И.Х.Гельбрехт.

ГЕЛЬБРЕХТ Иогана Христиановна, 1911 г.р., родом из Житом. области, немка, образование среднее, медицинский лаборант. В 1944 году осуждена "особым совещанием" на 5 лет по ст. 54-1а. В спецлаге работала в цехе ширпотреба.

Далее (6.02.46 г., л.д. 29) следует допрос Л.И.Брейтигам.

БРЕЙТИГАМ Лидия Ивановна, 1905 г.р., украинка, жена Е.И. БРЕЙТИГАМА. Родилась и жила в ХАРЬКОВЕ, в 1944 году осуждена "особым совещанием" на 5 лет по ст. 54-1а.

Далее (27.02.46 г., л.д. 30) следует допрос М.О.Викторовой.

ВИКТОРОВА Мария Осиповна, 1889 г.р., родом из к-на Красный Яр (АССР НП), немка. В 1944 году осуждена "особым совещанием" на 5 лет по ст. 54-1а. В спецлаге работала уборщицей.

Далее (5.03.46 г., л.д. 31) следует допрос Монастыршина.

МОНАСТЫРШИН Дмитрий Степанович, 1894 г.р., родом из Каптырево, Ермаковского (ныне Шушенского) р-на, русский, плотник, невоеннообязанный, на оккупированной территории не был. Осуждён в 1941 году на 10 лет по ст. 58-10 ч.2. Когда Е.И.БРЕЙТИГАМ ушёл от КОТЛОВА, МОНАСТЫРШИН поселился на его место.

На вопросы следователя он отвечал: "что-то там КОТЛОВ говорил, но я этих разговоров не слушал и в них не вникал, так что про антисоветскую агитацию ничего сказать не могу".

Далее (7.03.46 г., л.д. 32) следует допрос С.Я.Луковенко.

ЛУКОВЕНКО Сарра Яковлевна, 1909 г.р. Немка, родилась и жила в ВАСИЛЬКОВКЕ (р/ц ДНЕПРОПЕТРОВСКОЙ обл.). В 1941-1943 гг. (в период оккупации) жила на ст. УЛЬЯНОВКА (т.е. там же), не работала. В 1944 г. осуждена "особым совещанием" на 5 лет по ст. 54-1а. В спецлаге работала в цехе ширпотреба.

На допросе она сказала, что КОТЛОВ говорил: "коммунисты поработители народа".

Далее (8.03.46 г., л.д. 33) следует допрос И.С.Венденгоф.

ВЕНДЕНГОФ Ирина Семёновна, 1902 г.р., родом из Павлограда, украинка. В 1944 г. осуждена "особым совещанием" на 5 лет по ст. 54-1а.

Следователю она сказала: "в политических вопросах не разбираюсь, в разговоры не вникала".

Далее следуют протоколы очных ставок с ШИЛЛЕ, БРЕЙТИГАМОМ и ГЕЛЬБРЕХТ (все от 9.03.46 г., л.д. 34-39). КОТЛОВ уверенно отрицает "агитацию": если и говорил, то только о том, что его самого осудили ни за что. Свидетели его неправильно поняли: он говорил не то и не так, как они рассказывают.

9.04.46 г. состоялось подготовительное заседание спецлагсуда УИТЛиК (предс. ЛАКС, заседатели ЮШКОВ и ЗАРХИНА, прокурор ГАЛЬЧЕНКО <прокурор по надзору за местами заключения>).

Суд состоялся 25.04.46 г. в ЧЕРНОГОРСКОМ спецлагере (председательствующий ЛАКС, заседатели ТРИТЕНБАХ и ТРОЕГУБОВ, прокурор ВОЛКОВА, адвокат ВАСИЛЬЕВ).

На суд были доставлены свидетели: Брейтигам, Шилле, Шахматов, Зупонец, Гельбрехт, Викторова и Луковенко.

Г.Д.КОТЛОВУ выписали ещё 10 лет и 5 поражения, после чего его отправили обратно в МИНУСИНСКУЮ тюрьму ("следств. Тюрьма N 3"). 26.04.46 г. он получил копию приговора (л.д. 62).

12.05.46 г. КОТЛОВА отправили из МИНУСИНСКА в КРАСНОЯРСК, в "ОЛП 1-го района" УИТЛиК КК (судя по угловому штампу, этот ОЛП прежде находился в составе ЕНИСЕЙЛАГА, начальник ОЛП-1 АФАНАСЬЕВ).


На главную страницу

Красноярское общество «Мемориал» НЕ включено в реестр общественных организаций «иностранных агентов». Однако, поскольку наша организация входит в структуру Международного общества «Мемориал», которое включено в данный реестр, то мы в соответствии с новыми требованиями российского законодательства вынуждены маркировать нашу продукцию текстом следующего содержания:
«Материалы (информация) произведены, распространены и (или) направлены учредителем, членом, участником, руководителем некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, или лицом, входящим в состав органа такой некоммерческой организации».
Отметим также, что Международный Мемориал не согласен с этим решением Минюста РФ, и оспаривает его в суде.