Боль сердца


Сибирь в период сталинщины являлась местом, куда, с начала 30-х годов и вплоть до разоблачения культа личности Сталина на ХХ съезде КПСС, беспрерывным потоком «прибывали» люди со всех уголков страны.

Лагеря в лесах, вокруг горнодобывающих и промышленных объектов густой сетью покрыли сибирские просторы и стали местом существования и тяжелейшей работы для тысяч несчастных.

В населённых пунктах поселились люди, отбывающие свой срок «лишения в правах». Среди них были и такие, которым ссылка была определена на бессрочный срок.

Не остались без «внимания» и семьи «врагов народа».

«Мельница» сталинщины молола исправно. Требовались новые жертвы, и они находились.

Сколько расстрелянных, оторванных от очагов предков, погибших от голода и болезней, сколько разбитых на веки семей, человеческих трагедий?

Никто не в состоянии учесть боль, причинённую Сталиным и его подручными, никто не может назвать количество жертв того периода!

Сейчас проводится большая работа по восстановлению справедливости и в отношении жертв репрессий, имевших место в период 30-40-х и начала 50-х годов.

Указом Президиума Верховного Совета СССР отменены внесудебные решения, вынесенные в период репрессий «тройками» НКВД-УНКВД, коллегиями ОГПУ и «Особыми совещаниями» НКВД-МГБ-МВД СССР.

Принимаются меры по обеспечению необходимой помощи реабилитированным в осуществлении их прав и интересов, а также в создании памятников жертвам репрессий, в содержании в надлежащем порядке мест их захоронения.

Предстоит большая работа по выявлению и учёту лиц, пострадавших в период произвола, вскрытию тайн и судеб людей.

Определённую работу взяло на себя и вновь созданное Всесоюзное добровольное историко-просветительское общество «Мемориал».

Одной из задач Общества предусматривается восстановление исторической правды о беззакониях сталинизма, изучения их причин и следствий.

Общество собирает, обрабатывает и хранит в соответствии с действующими нормами информацию, а также материальные реликвии и ценности, связанные с фактами и обстоятельствами репрессий и сопутствующих им событий.

Общество будет благодарно лицам, приславшим в наш адрес сведения о судьбах необоснованно репрессированных граждан, воспоминания, документы и другие материалы.

В частности, нас интересуют сведения о судьбе жены советского разведчика Рихарда Зорге – Максимовой Екатерины Александровны. Она была арестована в 1942 году и после 9 месяцев тюрьмы находилась в ссылке в Б-Муртинском районе.

В письме к матери она написала, что здорова и надеется, что после войны и возвращения Ики (так она звала Рихарда Зорге), они смогут погостить все вместе в Красноярском крае.

К сожалению, её мечта не осуществилась. 3 июля 1943 года, находясь в больнице, она умерла. Могила Максимовой не известна. О её смерти сообщила матери Елена Васильевна Макеева (медсестра больницы).

Сведений о смерти Екатерины Александровны в архивах районного ЗАГСа не имеется. Известно, что Макеева была учительницей, но во время войны работала в больнице медсестрой.

Макеева в письме больницу именует под номером 5 с припиской, что она была районной.

Как сообщили нам в крайздравотделе, районные больницы нумерацию не имели и высказали предположение, что больница была системы МВД. Не известна судьба и Макеевой. Возможно, что она могла бы внести определённую ясность в судьбе Максимовой.

Нам сообщили, что Макеева жила в с. Никольское (Туган), что она была замужем за Палагиным и после его смерти уехала на Запад.

Возможно, что в районе кто-либо знает о судьбе Максимовой и Макеевой. За любое сообщение будем благодарны.

Нас интересует судьба и других репрессированных, проживающих в районе.

Мой адрес: 660112. Красноярск, 112. Абонементный ящик 5845. Лелайс Александр Константинович.

А. Лелайс, член общества «Мемориал».
Маяк коммунизма, № 35, 23.03.1989.


На главную страницу/Документы/Публикации/1980-е

Красноярское общество «Мемориал» НЕ включено в реестр общественных организаций «иностранных агентов». Однако, поскольку наша организация входит в структуру Международного общества «Мемориал», которое включено в данный реестр, то мы в соответствии с новыми требованиями российского законодательства вынуждены маркировать нашу продукцию текстом следующего содержания:
«Материалы (информация) произведены, распространены и (или) направлены учредителем, членом, участником, руководителем некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, или лицом, входящим в состав органа такой некоммерческой организации».
Отметим также, что Международный Мемориал не согласен с этим решением Минюста РФ, и оспаривает его в суде.