Из Поволжья в Сибирь


ВЗГЛЯД В ПРОШЛОЕ

Юлия Давыдовна Фрибус - Черкасова - из тех 380 тысяч немцев из республики АССР немцев Поволжья, депортированных по Указу Президиума Верховного Совета от 28 августа 1941 г. "О переселении немцев, проживающих в районе Поволжья". Это - ее воспоминания о пережитом.

- Жили мы хорошо. Отец работал садоводом в колхозе, и у нас был свой сад. Наше село Фишер Марксштадтского района, как и другие, буквально утопало в садах. Беда пришла 16 июля 1938 г. Ночью нас разбудил стук в дверь. Незнакомые люди арестовали отца, он успел лишь успокоить, что это недоразумение, что он вернется Но не вернулся ни через день, ни через месяц, ни через год. Мы вообще его больше никогда не /видели. Его расстреляли 1 ноября 1938 г. в г. Энгельсе. Но об этом наша семья узнала через долгое время, полное скорби и печали, лишь через 53 года

Все эти годы мы искали отца, всюду писали. В сентябре 1959 года, через 21 год, нам выслали свидетельство о его смерти. Там было сказано, что он умер в 1942 году от цирроза печени, место регистрации смерти г. Маркс. Саратовской области. Мы не поверили, и я продолжала писать. И только в 1991 году нам прислали новое свидетельство о смерти отца. Не болезнь, а пуля оборвала его жизнь. Свидетельство сопровождалось письмом на мое имя В нем было сказано следующее :

"Уважаемая Юлия Давыдовна! Ваш отец, Фрибус Давид Фридрихович, 1879 г. рождения, уроженец Фишер Марксштадтского района конто- на АССР немцев Поволжья, был арестован 16 июля 1938 г. До ареста работал садовником в с. Фишер. 30 сентября 1938 г. постановлением тройки НКВД АССР НП Фрибус Д.Ф. был приговорен к расстрелу по обвинению в распространении клеветнических слухов и высказывание террористических намерений в адрес коммунистов. Постановление приведено в исполнение 16 ноября 1938 г. в г. Энгельсе Саратовской области. Место захоронения неизвестно, но нами принимаются необходимые усилия для установления мест захоронений жертв сталинских репрессий". Получила я и справку, снимающую обвинение с отца, о его реабилитации. Так через многие годы правда об отце все же дошла до нас. Отец же о печальной судьбе его семьи так никогда и не узнает.

После его ареста мы продолжали жить в своем доме. Я была комсомолкой, и довольно активной. Хозяйство у нас было большое, приходилось трудиться не покладая рук. Лето 1941 г. выдалось особенно благоприятным, ожидался хороший урожай. Но собирать его нам помешал Указ Президиума Верховного Совета от 28 августа 1941 г., определивший нашему народу иную судьбу - переселение в неизвестность. Мужчин к тому времени почти не осталось, кто воевал, кого расстреляли как отца. Женщины плакали, детишки тоже, за 24 часа, отпущенных на сборы, надо было успеть сделать все. Нас предупредили: вещей брать как можно меньше. а питание, мол, мы получим в дороге. Эшелоны, вагоны для скота, уже стояли на путях.

Наша семья втиснулась в один вагон. Со мной была мама - Доротея Ивановна Фрибус, брат Рихард, 1924 г. рождения, невестка Герлина Эйвольтовна, 1912 г., ее муж - Федор Давидович Фрибус, племянник Владимир Фрибус, моя доченька Элеонора, ей тогда было всего четыре месяца, и я, Юлия Давыдовна Фрибус, 1 922 г. рождения.

Страшно вспоминать условия в переполненном телятнике. Нас терзали жажда, голод, духотища, но больше всего неизвестность. За что? Вины за собой мы не чувствовали.

Помню выгрузили нас на ст. Боготол, было это 14 сентября 1941 года. Выходили из вагонов шатаясь от свежего воздуха. Повезли нас в д. Моркилат Боготольского района мы прожили там полгода. Через полгода нас перевели в д. Большой Козуль, где мь; прожили до мая 1942 г. В мае 1942 года нам объявили, что теперь отправят на север Красноярского края

В Красноярске нас разместили на правом берегу, там было много людей, говорящих на разных языках - немцы, латыши, эстонцы, финны. Почти два месяца жили в палатках в ожидании транспорта. Потом посадили на пароход "М Ульянова" . Выгрузили нас недалеко от станка Алике Верхне - Имбатского сельсовета, Туруханского района. Станок Алике был небольшой, домиков 15 - 17, а нас - около ста семей. 15 семей поместили в конюшню, отгородив от скота перегородкой, остальных расформировали по другим станкам, а кого - по квартирам. Спешно стали строить барак для оставшихся.

Сразу же стали распределять на работу. Сноха попала в рыболовецкий колхоз, а меня зачислили на рыбучасток от Туруханского рыбозавода И стала я ловей первой категории. Работа тяжелая, как только шуга пройдет, мы идем на малые реки. ловим небольшую рыбешку, чтобы потом на Енисее добывать налима стерлядь и другую крупную рыбу. До Енисея шли пешком со снастями тащили километров 280 нарты. Лов длился две недели и больше. С собой давали продукты, но я их большую часть оставляла семье. Сами питались рыбой, ели даже ондатру. Дедушка Иванов, наш старшой, бывало, попавшую в сеть ондатру ошкурит, зажарит и скажет: "Ну. девчата, сегодня у нас мясной обед". Ели крапиву, саранку, грибы. .Одежда на нас никогда не просыхала. На ногах были бродни - это такой вид сапог, низ - головки из кожи конской, а верх - из брезента. Ноги - всегда мокрые. Приходили в палатки поздно, сами немного у костра обогреемся , а одежда и обувь никогда не просыхали Ранним утром натягиваем на себя все мокрое, и на реку - ловить рыбу. Есть рыба - будет хлеб, а нет рыбы - не будет хлеба.

В 1944 году нас перевели в Верхне - Имбатск, работала я хорошо, меня поставили обработчицей засольного пункта. А зимой - на лесозаготовки, пилили лиственницу для бондарного цеха. Почти семь лет прожили мы на севере. В 1949 году разрешили выехать, но в пределы Красноярского края. Так я попала в Ачинск. До 13 января 1956 г мы находились, как говорили, под комендатурой, т е. каждый месяц надо было отмечаться у коменданта. Им был И. И. Ярлыков.

В Ачинске я работала счетоводом - кассиром. Ехать было некуда, не стало немецкого Поволжья. Наши дома сразу же заселили ссыльными с запада. Доживаю жизнь в Ачинске, помогаю детям, одно плохо нет здоровья. Обращалась в Саратовскую прокуратуру, в суд. Лишь в апреле этого года получила от УВД Саратовской области справку о реалибилитации.

Приведу ее полностью: "Гр. Фрибус Юлия Давыдовна, год рождения, место жительства до применения репрессии АССР НП.

На основании Указа ПВС о переселении немцев, проживающих в районе Поволжья, от 28 августа 1941 года, была подвергнута по политическим мотивам и национальному признаку административному выселению из АССР ПН и направлена на спецпоселение в Красноярский край.

На основании ст. 2 пункта в ст. 3 Закона РСФСР от 18 10 91 г. "О реабилитации жертв политических репрессий" гр-ка Фрибус Юлия Давыдовна реабилитирована. Зам. начальника УВД Саратовской области. -

Н. ВОДОПОЛОВ "

Спасибо, хоть поздно, но сообщили. А я об этом и не знала.


НИКТО НЕ ЗАБЫТ?

Общество "Мемориал" продолжает публиковать списки необоснованно репрессированных города и района. а также граждан, подвергшихся депортации.

325 Полигошко Савелии, Тимонино
326 Потехин Ф. М., ссылка в д. Селедково Назаровского района
327 Потехин
328 Потехин Аф. И., ссылка в д.Селедково Назаровского района.
329 Рожнов Леонтий Павлович, 1903 года рождения, до ареста рабочий маслозавода г Ачинска, плотник хороший. Вызывали якобы в горисполком. С тех пор, с 1937 года, ничего родные не знают.
330. Роо Леонид Георгиевич, 1909 года рождения, нач. планового отдела в ашхабадском или бакинском тресте. Находился в 1940 - 1941 годах в Каргапольлаге.
331. Ремиз Лука, до ареста жил в д. Черемшанка Большеулуйского района, арестован в 1936 г.
332. Редьков Александр Семенович (мать Мария Степановна)
333. Родной Григорий Осипович, 1904 года рождения, до ареста житель села Тимонино, колхозник, по ложному доносу арестовали 1 1 февраля 1938 г., приговор выносила тройка УНКВД Красноярского края 26 мая 1936 г. Дело Родного Г.О. рассмотрено на Президиуме Красноярского краевого суда 14 декабря 1957 г., постановление тройки от 26 мая 1938 г. отменено и дело в отношении Родного Г. О. производством прекращено за отсутствием состава преступления Родной Григорий Осипович - реабилитирован.
334. Рудковский Павел, до ареста жил в д. Заворки. Арест, в 1930
г.
335. Рудковский Кондрат, до ареста жил в д. Задворки: Арест, в 1930 г.
336 Романенко, арестован в 1937 году.
337. Роспопов, арестован в 1937 году
338. Ремизов Ф., д. Тимонино
339. Рихтер, врач педиатр
340. Рихтер, врач - гинеколог
341. Риб С. П., ссылка в Красноярский край
342. Риб Н.А., ссылка в Красноярский край.
343. Русак Лев, отбывал ссылку в Козульке
344. Романовский
345. Рыбарчук
346. Расчихин
347. Рубен Федор Янович, 1990 года рождения, уроженец Витебской губернии, латыш, беспартийный, до ареста проживал в д. Олуга Ачинского (ныне Большуелуйского) района Красноярского края, работал в колхозе, арестовали 25 ноября 1937 года Ачинским РО НКВД, тройка, обвинили в том. что якобы он "являлся участником фашистской шпионской организации, ставившей своей целью поднятие вооруженного восстания против Сов. власти при нападении на СССР фашистских стран.Решением комиссии НКВД СССР и Прокуратурой СССР от 2 февра¬ля 1938 г. Рубену Ф. Я. назначена высшая мера наказания - расстрел Постановление о расстреле приведено в исполнение 5 марта 1938 г. в 23 часа, в г. Ачинске Красноярского края. Определением военного трибунала Сибирского военного округа от 6 декабря 1957 г. Рубен Федор Янович реабилитирован за отсутствием состава преступления.
л 348. Смоляк Мартин Францевич, до ареста работал на лошадях возчиком в артели "Кожзавод" г. Ачинска, арестовали по ложному доносу в 1937 г. Умер 17 мая 1947 г. Реабилитирован посмертно.
349. Стариков Павел Антонович, 1898 года рождения, до ареста работал на Марганцевом руднике, бурразведчик, шахтер. Арестовали 24 ноября 1937 г.
350. Соскин Антон Андреевич арестован в Ачинске в 1937 г. ст 58
351 . Стрелков
352. Смолкин Степан^ Никитович, 1892 года рождения, до ареста жил в с. Боровка Ачинского района, работал на ж. д. ст. Тарутино ремонтным рабочим 3 - й дистанции пути. По ложному доносу арестовали 14 февраля 1938 года без суда и следствия постановлением тройки НКВД по Красноярскому краю приговорен к высшей мере наказания - расстрелу. Степана Никитовича расстреляли в г. Ачинске. Дело Смолки- на С. Н. было пересмотрено Президиумом Красноярского краевого суда 25 апреля 1958 г. Смолкин Степа Никитович реабилитирован посмертно.

 

Ачинская газета 1993 г.

Архив Ачинского «Мемориала». Муниципальное бюджетное учреждение культуры «Ачинский краеведческий музей имени Д.С.Каргополова»

 


На главную страницу/Документы/Публикации/1990-е