Дело геологов


30 октября - эта памятная дата установлена не государством. Тридцатое октября объявили Днём политзаключенного сами узники политических лагерей, боровшиеся за свободу и победившие в этой борьбе. Решение Верховного Совета России от 18 октября 1991 года внесло его в государственный календарь под названием "День памяти жертв политических репрессий". Но это было лишь признанием уже одержанной победы.
(Газета "30 октября")
.

Эта драма начиналась с обыкновенного камешка - кусочка урановой руды - карнотита. Снйчас этот образец хранится в музее геологии Центральной Сибири. Теперь это просто образец №23. Однако именно этот небольшой по размеру камешек стал "краеугольным камнем" в печально знаменитом "Красноярском деле" геологов. Образец № 23 побывал в Москве, его держали в руках Лаврентий Берия, тогда министр внутренних дел, и, возможно, сам "товарищ Сталин".

Теперь остаётся только удивляться, сколь неубедительны были причины сыгравшие решающую роль в судьбе сотен специалистов-геологов, ставших жертвами политических репрессий в 1949- 1950 году - уже на излёте сталинского режима Об этом повествует книга "Жестокий уран", которой ещё только предстоит выйти в свет. Автор - Олесь Грек, член союза журналистов России - продолжает упорный поиск материалов и свидетельств. А мы предлагаем вашему вниманию историческую канву тех событий, изложенную по фрагментам будущей кни£и, опубликованным в газете "30 октября".

Прежде чем образец № 23 попал в руки генсека, он, по случайному стечению обстоятельств, был найден журналисткой, корреспондентом газеты "Правда" по Красноярскому краю Анастасией Шестаковой. Именно её рукой была составлена докладная записка "О предполагаемом районе месторождения, откуда происходит образец № 23, и где искать его аналогов". В этой записке журналистка с остервенением убеждала вождей, что в Хакасско-Минусинской котловине свила гнездо вражеская группа геологов, которая работает на японскую, американскую и другие разведки. Геологи умышленно скрывают от правительства и народа богатые урановые месторождения. Компроматы, собранные этой, несомненно, энергичной и целеустремленной женщиной, составляют пуды. Она неутомимо сновала между Москвой, Красноярском и Минусинском, копая всё глубже и глубже, штудируя отчёты геологов в поисках несоответствий. Их имена, руководствуясь этическими нормами, авторы книги "Жестокий уран" не упоминают за некоторыми исключениями. Что заставляло людей возводить напраслину, клеветать?

Бог знает. Здесь и зависть, и результаты воздействия истеричного воя в прессе о шпионах, засевших повсюду. Геологи СССР за период после революции до начала войны - 1941 года - успели многое, им красной завистью завидовали иностранные специалисты. В Южной Сибири всё чаще звучали имена Якова Эдельштейна, Ивана Баженова, Александра Булынникова, Вели Томашпольской и многих- многих других, которые после докладной записки Шестаковой окажутся в "шарашках" ГУЛАГА, в лагерях, тюрьмах, часть из них не выдержит методов ведения допросов и умрёт ещё во время следствия...

Авторы книги располагают свидетельством инженера-геолога, доктора геолого-минералогических наук, академика Михаила Русакова, репрессированного в 1949 году по этому делу. Он рассказывает: упадок сил и психическое потрясение от этого сверхстрогого режима, от унизительных процедур, от хронической бессонницы и кошмаров короткого полусна, от бесконечной оскорбительной площадной ругани, от катастрофического истощения, от сердечных припадков достигли такой степени, что, во-первых, все показания я стал писать под диктовку следователей со стереотипной фразы: я, нижеподписавшийся, признаю себя виновным в том, что вредительски и т.д.". А после вызова некоего "специалиста по физкультуре" я согласился подписывать любые протоколы и подписывал их, не читая, наперед зная, что в них искажено всё от начала до конца...".

Невинно осуждены были сотни людей.'"Вредителей" этапировали на геологические объекты ГУЛАГА: на Колыму, в Магадан, в Норильск, где в нечеловеческих условиях выжить удалось немногим. Бессмысленно. Страшно.

ПОСТСКРИПТУМ: Олесь Грек обращается к родственникам репрессированных геологов с просьбой прислать, если возможно, нотариально заверенные доверенности на право ознакомления со следственными делами в архивах Москвы.

Сельская новь (Балахта) 4 ноября 2005 года года
Материал предоставлен Балахтинским краеведческим музее


На главную страницу/Документы/Публикации/2000-е