Новости
О сайте
Часто задавамые вопросы
Мартиролог
Аресты, осуждения
Лагеря Красноярского края
Ссылка
Документы
Реабилитация
Наша работа
Поиск
English  Deutsch

Материалы (информация) произведены, распространены и (или) направлены учредителем, членом, участником, руководителем некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, или лицом, входящим в состав органа такой некоммерческой организации

Вещи генетика Паншина


Семейная реликвия

В биографиях супругов Паншиных все удивительно и необычно. Под стать хозяевам и их вещи.

Родственники у Игоря Борисовича Паншина – ученого-генетика с мировым именем – тоже были необычные: генерал, ректор университета, известная оперная певица, дед занимался селекцией орловских рысаков и переписывался с Дарвином. Игорь выбрал генетику и успел написать до войны несколько научных трудов, которые разошлись на цитаты в иностранной литературе.

Однако любимец Сталина (а потом Хрущева) агроном Лысенко пошел войной на генетику, генетиков сослали в лагеря. Вот почему воспетый Граниным Зубр, ученый Тимофеев-Ресовский, не вернулся в Россию из командировки в Германию. В годы войны он по-прежнему занимался научными исследованиями под немецкой «крышей», компанию ему составил взятый в плен ополченец Игорь Паншин. Вот он, в европейском костюме, на фотографии, сделанной в Берлине в 1945 году. Следующий этап биографии был закономерным: арестован и осужден. Отбывал срок в Норильлаге.

О лагере генетику Паншину – врачу-лаборанту норильской санэпидемстанции – всю жизнь напоминали самодельный чемодан и мебель, изготовленная заключенными. Мебель он получил в награду за проведенную судебно-медицинскую экспертизу – микробиологические и бактериологические анализы. С дарителем – начальником политотдела Норильлага – потом жил на одной площадке, вместе ходили на охоту. Тундру он любил. Вместе с женой каждое лето отправлялся на озеро Собачье.

У него был шанс изменить судьбу. В 60-е Тимофеев-Ресовский приглашал на работу в серьезный научно-исследовательский институт. Он отказался. Перед смертью его нашла стипендия Сороса. Но по крупному счету война сломала научную карьеру. Об этом и рассказывают вещи генетика Паншина.

Коммунарский рушник

Война помешала Паншину стать крупным ученым. Об этом рассказывают его вещиСреди вещей жены Паншина Александры Федоровны тоже есть необычные. Например, самодельная сумочка и заштопанный рушник с занимательной легендой. Он достался ей от родной тети, которая вышивала его, будучи коммунаркой. Коммуна располагалась в бывшем княжеском имении Кирсаново. После революции его разграбила банда атамана Антонова, но привели в порядок реэмигранты из Америки. Скинулись по 200 долларов, купили тракторы, легковую машину, сеноуборочную технику и прибыли в Кирсаново, чтобы помочь родной стране преодолеть разруху. Вскоре коммуна была объявлена лучшим советским колхозом.

Теперь это предметы музейной коллекцииВ это время в Англии бывшие хозяева Кирсаново рассказывали англичанам про бесхозяйственность большевиков и свое разграбленное имение. Одна аристократическая чета решила увидеть его воочию. К путешественникам присоединился Бернард Шоу. В имении гости обнаружили идеальный порядок, коммунаров в шляпах, отлично говорящих по-английски, и вышивающую тетю будущей жены генетика. Знаменитый драматург решил, что именно так выглядят советские колхозники.

И рушник, и самодельную сумочку, вышитую уже подругой, Александра Федоровна передала в фонды Музея истории освоения и развития НПР. Здесь же хранится мебель генетика Паншина, его портфель, фанерный чемодан, с которым он вышел из лагеря, тундровый топорик, фотографии и документы. Семейные реликвии уже принадлежат истории.

Татьяна РЫЧКОВА

Заполярный вестник 05.04.2010


/Документы/Публикации/2010-е