Комбинат на военный лад


Некруглые даты... Согласитесь, в них есть своё очарование. Они не претендуют на помпезное празднование — для этого существуют юбилеи — зато могут стать яркой отправной точкой для путешествия в глубины истории. Сегодня мы отправляемся в комбинатские будни 1942–го.


Строительство дороги

В кабинете уютно пахло дровами. За окном февральский ветер надрывался яростью непогоды. В неярком пятне 60–ваттной лампочки (строжайшая экономия!) на зелёном сукне широкого стола лежал отпечатанный на толстом полуватмане «Краткий отчёт о работе Норильского Комбината в 1941 году», над которым с вечным пером в руке склонился старший лейтенант госбезопасности, начальник Норильского Комбината НКВД СССР Александр Алексеевич Панюков.

Война шла на подступах к Москве, у стен Ленинграда... Теперь и здесь, в Заполярье, незримо пролегла линия фронта. И от «боевых действий» у печей, в забоях рудников, на стройках новых объектов комбината зависела судьба Отечества. Вот о чём скажет Панюков людям на хозяйственном активе 15 марта 1942 года. А мы с вами с помощью архивных документов и воображения перенесёмся в тот далёкий день и послушаем.

«Задачи, стоявшие перед Комбинатом в 1941 году, — с этого непременного вступления начал начальник, — целиком определялись переданным по радио 3 июля 1941 года обращением великого вождя народов товарища Сталина... Тов. Сталин говорит: «Мы должны немедленно перестроить всю нашу работу на военный лад, всё подчинив интересам фронта и задачам организации разгрома врага (...) Мы должны укрепить тыл Красной Армии». Как же Комбинат выполнил эти задачи?».

...В июле 1941–го в порты накопления грузов для Норильского Комбината — Мурманск, Кандалакшу, в Красноярскую контору — из Москвы приходит директива часть металла, обмундирования и стройматериалов снять с отправки. Ни А. А. Панюков, ни его новый заместитель по материально–техническому снабжению (МТС) В. С. Елян пока не знают об этом. Ситуация с недопоставками грузов в навигацию 1941 года в объёмах и цифрах разъяснится даже не к мартовскому хозактиву 1942–го, а ещё год спустя, когда наступит перелом в великой битве и погонят врага.

А пока «на мирном ладу» запасов предшествующих лет комбинат рапортует в октябре 1941–го в крайком ВКП(б):

– Программа строительных работ в сумме 110 миллионов рублей выполнена в сентябре с. г. К этому же времени выполнен план основной деятельности по всем показателям.

Программу строительства пересмотрят до конца года ещё дважды, при этом показатели основной деятельности по валовой продукции превысят 161%, а товарной — 149%. Чтобы «видеть», ощутить эти «уложенные» в кладках и бетоне объекты, посмотрим на строительную панораму Норильска декабря 1941 года.

Объёмы выполненных работ на БМЗ (Большом металлургическом заводе — там, где сегодня плавильное отделение никелевого) позволят запустить его первую очередь к началу апреля. В течение 1942 года будет запущена первая очередь (котёл и турбина) ТЭЦ мощностью 25 тысяч киловатт. Работающая в запредельном режиме ВЭС–2 выдаёт 7300 киловатт — мало, явно мало для расширяющегося производства!

За счёт реконструкции и расширения плавцеха ММЗ (Малого металлургического завода — в наши дни там работает участок ремонта трансформаторов) и аглофабрики вдвое увеличена их производительность. Построен цех разделительной плавки (это на той же площадке, где стоял плавильный, этакий руинный мемориал былого величия; автобус туда ходит — милости прошу взглянуть на краснокаменную историю). В основном завершено оборудование обжигового и электролизного цехов.


Театр на ул. Горной

Пущен в эксплуатацию новый РМЗ (ремонтно–механический завод, адреса он в истории не поменял), «имеющий исключительно большое значение для нормального хода строительства». И всё это вопреки слабой работе (выполнение задания на 85%) основного подрядчика УНР–7 (управления начальника работ). Комбинат никак не могла устроить ТАКАЯ работа, и командир УНР, кадровый военный, отправился смывать позор на передовой.

Перевыполнил план перевозок и погрузочно–разгрузочных работ на 152% Дудинский порт. Причём доля механизированных работ по отдельным видам ПРР составила от 45 до 82 процентов.

«Традиционно» в пути на Дудинку, под Игаркой, вмёрзнет в лёд караван судов с МТС и продпромтоварами, в том числе и овощами. И последние будут спасать по принципу «голь на выдумки хитра». Всего, разумеется, не спасут... И Панюков произнесёт с трибуны грозное, почти приговаривающее: «В системе снабжения нездоровым участком является Красноярская контора, где необходима коренная ломка в направлении организации хозяйства и подбора кадров». Кадры «подберут» позже, в 1943–м, «разломав» нездоровый коллектив по законам военного времени.
В 1941 году построено 5226 метров ШОССЕЙНЫХ дорог (по–видимому, дорога от Нулевого пикета до ММЗ) и 2213 метров железнодорожных путей (это так называемые внутризаводские пути).

«Неудовлетворительно обстоит дело с постоянным жилстроительством», план по которому выполнен на 50%, зато по «лагстроительству» — на 146%!

«Недовыполнение плана по постоянному жилстроительству, — пояснил А. А. Панюков, — при одновременном выполнении по лагстроительству произошло с изменением направления работ из–за увеличения лагерного контингента». В заботах о нём в 1941 году отгрохают 12 041 кв. метр барачных хоромин.

Хороши, судя по отчёту, геологоразведчики, горнодобытчики. План геологоразведочных работ перевыполнен без малого вдвое! Запасы богатых руд возросли с 3,3 до 6,6 млн. тонн, что в пересчёте на металл больше на 76 тыс. тонн. Общий объём запасов к концу 1941–го составил 11 863 тыс. тонн.

Запасы угля увеличились с 208,7 до 317,4 млн. тонн. Беря в расчёт многофункциональность угля в норильской биографии многих лет, объёмы его запасов напрямую характеризовали жизнеспособность комбината. В течение 1942 года норильские учёные проведут успешные испытания по получению моторного топлива из богатых углей...

План по капитальному ремонту имеет просто стахановское — 427%! — перевыполнение! Вместе с тем, признаётся Александр Панюков, «развитие стахановского движения нельзя признать достаточным... опыт этих лучших людей (495 человек из тысяч работающих. — В. М.) Норильского Комбината мог бы быть значительно шире (...) Несомненно, развитие стахановского движения тормозилось и из–за отсутствия необходимого внимания по линии повышения обеспечения культурно–бытовых нужд стахановцев».

История «стахановства за колючей проволокой» достойна того, чтобы сказать о ней несколько слов, отвлекаясь от хозактива.

Первый начальник Норильскстроя и ИТЛ НКВД Владимир Изосимович Матвеев был, без сомнения, большим либералом и не меньшего калибра Человеком. Оттого, вероятно, стахановское движение «по–матвеевски» распространялось одинаково и на з/к, и на вольнонаёмных. За стахановство увеличивалась пайка, выдавалось новое обмундирование, выдавались патефоны, но главное — сокращались сроки. Сгинул Матвеев, и его либерализм постигла та же участь.

Лишь в 1942–м году стахановское движение среди заключённых развернётся настоящим подъёмом энтузиазма, продиктованным солидарностью с борющимся Отечеством. «О, люди, люди с номерами, — писал поэт–каторжанин А. Жигулин. — Вы были люди, не рабы...». Тысячи «людей с номерами» — это здесь, а по России — миллионы, в лютую зиму 1942–го они выиграли своё сражение за поруганную честь. Впрочем, скоро это снова забудется...

Норильск 1941 года — нянька и несомненный цементирующий центр Енисейского Севера: вверх по Енисею по посёлкам, до самого Красноярска, отгружается по 100 тыс. тонн угля, строятся целые улицы жилья (Курейка, Туруханск, Игарка) и перевалочные базы, пионерские лагеря и совхозы (Курейка, Дудинка, Атаманово). Это созидающее начало не остановится ни на миг даже в самые тяжёлые для Норильска и комбината военные дни. Потому–то и «увеличилась посевная площадь (это о Курейском совхозе. — В. М.) с 34,3 до 61,6 га». Поголовье КРС составило 269 голов, свиней — 355. Выросла урожайность овощей и картофеля на 33%. «Успех этого дела заставляет решать вопрос о дальнейшем расширении сельского хозяйства», — уверен Александр Алексеевич.

...Однако главное для собравшихся 15 марта 1942 года хозяйственных активистов было «под отчётной чертой». Чему учит «наш великий товарищ Сталин?» – спросил и сам же ответил Панюков: «Тому, что ценнейшим качеством большевика является отсутствие зазнайства». А коли так, то: «Либеральное отношение (к кому, интересно? — В. М.), боязнь «обидеть» приводят к тому, что фактические приписки (в отчётах. — В. М.) составляют 20%... люди превращаются в лодырей». Архивы скупо сохранили страницы расправ с «лодырями», лишь несколько приказов, но не только в ГУЛАГе.

«Следственные органы, вписывает в раздел «хищений и растрат» А. А. Панюков, слабо работают». Украдено (любопытно, чего и куда, если кроме зоны — только тундра без края?) на почти 5 млн. рублей. Деньги колоссальные, правда, позже половина возвращена, а другая половина?! «Формула «виновных нет» прямо говорит о притуплении бдительности в вопросах сохранности госимущества». Когда об этом и такими словами говорит начальник комбината и ст. лейтенант НКВД...

И задачи наступившего 1942–го словами–гирями летят в зал с обещанием «калёным железом выжечь» противников их выполнения, а в конце, разумеется: «...разрешите быть уверенным... каждая сэкономленная копейка является ударом по врагу... да здравствует великий, любимый наш вождь и учитель...».

Стоял весенний месяц март. Впереди были: копеечная, буквально, экономия (писание на бумаге с двух сторон), увеличение продолжительности рабочего дня и даже пересмотр работы в суровых климатических условиях, нешуточная готовность к артналётам, урезанные пайки и неимоверное напряжение сил и воли. И десятки возведённых объектов — тоже будут впереди. Но главное — впереди будет Победа. Одна на всех. И для каждого — своя.

По материалам Архивного отдела ЗФ ГМК подготовил Виктор МАСКИН
 Фото из архива газеты «Заполярная правда»

Заполярная правда 07.04.2010


На главную страницу/Документы/Публикации/2010-е