Имя на обелиске


О солдате Великой Отечественной Николае Тихоновиче Фомине впервые я услышала в 1970 году, когда собирала материал об истории возникновения посёлка речников Подтёсово, где его помнят до сих пор.

Строительство начиналось здесь в 1936 году, в глухой тайге. Лишь по берегу были разбросаны небольшие деревеньки. Лес-сосняк заготовляли тут же, в лесу. На лошадях подвозили кругляк, шкурили, закатывали на козлы, расчерчивали, размечали натянутой бечевой. И далее начиналась самая ответственная, трудоёмкая, изнурительная операция: продольной пилой вручную из бревна выпиливали брус! Непревзойдённым мастером в этом был десятник-бригадир (позже нормировщик и прораб) Николай Тихонович Фомин, который вскоре обучил этому искусству ещё несколько человек.

Заготовляли также мох на соседних болотах для конопатки, летом гнали из берёзы дёготь, ведь только намазываясь им, спасали себя и скотину от гнуса, помогали колхозникам заготовлять сено. По 25-30 огромных зародов ставили. И повсюду поспевал прораб - Николай Тихонович.

Беда пришла неожиданно. Приехавшая принимать дом комиссия (с представителями НКВД) усмотрела "вредительство": дом этот первый оказался не точно в одну линию с будущими такими же, а стоял чуть наискось. Фомин объяснял, что в земле оказалось непреодолимое препятствие - огромный многотонный камень-валун, потому пришлось совсем немного сдвинуть траншею... Объяснения оказались неубедительными: вредительство - и всё тут. Тут же Николая Тихоновича забрали и увезли с собой в неизвестном направлении. Был 1937 год... Но всё же нашлись смелые, добрые люди, в том числе из высшего начальства и органов НКВД. Через несколько месяцев нужнейшего стройке человека всё же отпустили... И вскоре в Подтёсове красовалось уже восемь двухэтажных домов, построена была пекарня, амбулатория, некоторые цеха завода, начала возводиться дамба.

И тут грянула война! Молодёжь, комсомольцы сразу стали подавать заявления и добровольно уходить на фронт, поредела и бригада Фомина. Сын Николая Тихоновича Алексей (живёт ныне в Лесосибирске) вспоминает:

- У меня сохранились все три копии заявлений, где отец просился добровольцем на фронт, указывая состав семьи и наш, троих детей, возраст... И на всех - отказ. Бронь не снимается: необходимо продолжать строительство объектов. Лишь в мае 1942 года мы провожали отца и многих других подтёсовцев на фронт. До берега шли пешком, младшую сестрёнку Валю отец нёс на руках, мы с братом шли рядом. В Красноярске в то время были сформированы два добровольческих отряда. Отец был записан во второй, сапёрный... Как мы все ждали от него писем, этих треугольников, написанных химическим карандашом! Мама вслух их по несколько раз перечитывала. Весной 1944 года отец написал: "Дали мне в товарищи "Максимку" - станковый пулемёт..." Больше писем от отца не было. Лишь после запросов командование ответило, что погиб он геройски, и указало, где похоронен...

Не суждено будет увидеть Николаю Тихоновичу, как в посёлке начнут строиться уже и каменные дома, как появятся улицы и дамба, обозначится затон, а судоремонтный завод станет самым мощным в РСФСР! Однако начало положил именно он вместе с товарищами, которым не всем посчастливилось вернуться в родной посёлок: 69 фамилий значатся в Подтёсове на обелиске погибших воинов - и Фомин Николай Тихонович среди них. В любые праздники жители посёлка, молодёжь, дети приносят сюда живые цветы.

Людмила ЕРЕМЕЕВА, краевед. Подтёсово - Красноярск

Красноярский рабочий 08.04.2010


На главную страницу/Документы/Публикации/2010-е