Новости
О сайте
Часто задавамые вопросы
Мартиролог
Аресты, осуждения
Лагеря Красноярского края
Ссылка
Документы
Реабилитация
Наша работа
Поиск
English  Deutsch

Материалы (информация) произведены, распространены и (или) направлены учредителем, членом, участником, руководителем некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, или лицом, входящим в состав органа такой некоммерческой организации

А в это время в Норильске


Из докладной записки к плану жилищного строительства по Норильскому комбинату заместителю Наркома Внутренних Дел СССР ст. майору госбезопасности тов. Завенягину А. П.:

«Контингент заключённых на февраль 1942 года — 22 тысячи 500 человек. Лагерь имеет жилых бараков (включая Дудинку и трассу железной дороги) в объёме 30 тысяч 169 квадратных метров жилых бараков, что даёт норму на одного человека 1,4 квадратного метра. Потребность комбината в рабочей силе определялась на 1942 год в количестве 16 тысяч 500 человек, но ввиду того, что в IV квартале 1941 года произошло непредвиденное уменьшение лагерного населения (освобождено по амнистии 1650 человек), план завоза необходимо увеличить до 18 тысяч человек... Начальник Норильского комбината и лагеря Панюков».

Из архивов НГМК:

«В апреле 1942 года боец ВОХРа Святобог С. Г. проявлял недовольство и нежелание работать в ВОХР. Заявлял: «...Если не уволят, покончу жизнь самоубийством». Обозвал командира и политрука фашистами. Святобог из ВОХР уволен, материал передан следственным органам».

Из приказов по Норильскому исправительно–трудовому лагерю НКВД СССР за 1944 год:

«Несмотря на ряд приказов по Норильлагу НКВД о наложении взысканий на заключённых за нелегальную переписку с родственниками, всё же такое нарушение продолжает иметь место...».

«2 января 1944 года заключённые Игнатов И. Р. (комендант 2–го лаготделения) и Хрынин В. Ф. (нарядчик 6–го лаготделения) были обнаружены в женском бараке лагпункта рудника 3/6. За нарушение лагерного режима з–к з–к Игнатова и Хрынина отправить в ШИЗО (штрафной изолятор. — Ред.) на 10 суток».

«Постоянной сессией окружного суда на лагпункте Каларгон показательным судом рассмотрено ряд уголовных дел по обвинению нескольких заключённых, вставших на путь контрреволюционного саботажа и умышленного членовредительства, совершённого также в целях саботажа. В числе осуждённых заключённые Шишков и Малышев за систематический саботаж и умышленное членовредительство приговорены к высшей мере наказания — расстрелу».

«Проверкой установлено, что вшивость во 2–м лаготделении полностью не ликвидирована... Объявляется выговор санинспектору Репринцеву, начальнику АХЧ Лещенко».

«Заключённый Падыгин А. А. руководством 1–го лаготделения был направлен на ловлю рыбы. Вместо честного отношения к работе з–к Падыгин грубо нарушил лагерный режим, выразившийся в связи с вольнонаёмным населением. За нечестное отношение к работе и связь с в–н населением з–к Падыгина водворить в штрафной лагпункт Каларгон сроком на 6 месяцев».

Татуировка зэка Норильлага «Возчик 1–го лаготделения з–к Селемет систематически нарушал установленный порядок работы, допуская быструю езду, грубое, нерадивое отношение к лошадям, игнорируя замечания работников гужтранспорта и ветнадзора. В результате такого отношения лошади, на которых работал Селемет, быстро теряли упитанность, слабели, травмировались и снимались с работы для лечения и восстановления трудоспособности. З–к Селемет с работы возчика снять, посадить в карцер».

Из распоряжения по Норильскому комбинату и ИТЛ НКВД от 8 сентября 1944 года:
«... организовать вывоз в Красноярск всех слабых, больных, а также физически недоразвитых несовершеннолетних осуждённых не старше 16 лет, содержащихся в Норильской детской колонии».

Из бюллетеней «Металл — фронту» за январь 1945 года:
«За последнее время в коллективе рудника 3/6 ослабла трудовая дисциплина, увеличилось количество отказов (от работы. — Ред.). Сейчас на большинстве участков работы начинаются с опозданием на два часа. Рудник испытывает нехватку бурильщиков, но многие бурильщики кончают работу на час–два раньше времени».

«Выездная сессия Таймырского окружного суда приговорила за контрреволюционный саботаж Н. Л. Лысака и С. Н. Беляева к высшей мере социальной защиты — расстрелу. К 10 годам лишения свободы приговорены: А. Кацина, П. Дывадов, В. Шалягин... Злостные отказчики от работы, все враги производства будут привлекаться к строжайшей ответственности по закону военного времени».

«Заполярная правда» благодарит за помощь в подготовке материалов Совет ветеранов войны и труда города Норильска, архивный отдел администрации г. Норильска, Музей истории освоения и развития НПР, учителя истории гимназии № 4 А. Мустафина

Заполярная правда 08.04.2010


/Документы/Публикации/2010-е