Новости
О сайте
Часто задавамые вопросы
Мартиролог
Аресты, осуждения
Лагеря Красноярского края
Ссылка
Документы
Реабилитация
Наша работа
Поиск
English  Deutsch

Материалы (информация) произведены, распространены и (или) направлены учредителем, членом, участником, руководителем некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, или лицом, входящим в состав органа такой некоммерческой организации

Барак и пол цементный


Летом 1950 года рано утром мама обнаружила, что наш дом оцеплен солдатами. Нам дали час на сборы, погрузили в машину и в числе других селян увезли в лагерь, который находился в Брошневе Иваново-Франковской области. Там в бараках уже было много людей. Наша семья состояла из четырех человек – мама, бабушка, я – тогда мне было двенадцать лет – и восьмилетняя сестра. Так как лучшие места, где деревянный пол, были уже заняты, нам пришлось пристроиться туда, где пол цементированный. Никаких скамеек, в бараке можно было только стоять или ночью лежать. Барак не перегорожен, одно большое помещение и тут же туалет – на ночь ставили два ведра. Днем туалет был на улице, попасть туда можно было, отстояв очередь около часа. На ночь барак закрывали на замок с наружной стороны. Один раз в день приезжала кухня – на подводе большая деревянная бочка с жидким супом. Некоторым родственники привозили передачи, но основную часть на наших глазах забирала охрана.

Так мы прожили до осени. Потом нас погрузили в товарные вагоны, выдали сухой паек и отправили в дорогу. Спали в вагоне по очереди, так как всем лечь было негде. Ехали очень долго.

Довезли нас до станции Камарчага, погрузили на большие сани, которые подцепил трактор. Привезли в село Орешное Манского района, там были бараки, семьям давали комнату в восемь квадратных метров.

Благодаря местным жителям мы не умерли с голоду в эту зиму. Я пошла в школу, а вот сестра не могла ходить – сказался цементный пол в Брашневе. Окончив в Орешном школу, я подала документы в Красноярский лесотехнический техникум, но мне было отказано в связи с репрессией.

Пришлось идти учиться на курсы, а впоследствии уже в довольно зрелом возрасте окончила Новосибирский электротехнический институт, экономический факультет.

Теперь у меня вторая группа инвалидности. Мне уже 71 год, недавно я поехала на родину к оставшимся в живых родственникам. Сдала билеты для оплаты проезда, но мне ответили, что с первого января 2010 года компенсация за проезд не предусмотрена. А ведь в кои веки собралась, нечасто мы выезжаем за пределы края.

Хотелось бы обратиться к краевым властям с убедительной просьбой – разрешить, нам, безвинно репрессированным, поездку на родину один раз в год на льготной, хотя бы 50-процентной основе.

Дарья Захарова

«Городские новости», № 50 (2151), 09.04.2010 г.


/Документы/Публикации/2010-е