Реабилитирован посмертно


Пожилая женщина, жительница Новой Еловки Мария Ефимовна Ковбасевич хранит уникальные документы. Это – пожелтевшие от времени справки об освобождении из заключения и из ссылки ее мужа, Василия Григорьевича. Заполнены они каллиграфическим почерком, поэтому весь текст легко читается. Поэтому мы приводим их полностью.

Итак, первая справка датирована 25 мая 1955 года, выдана исправительно-трудовым лагерем «Ч» 224/21. Обращает внимание то, что она напечатана типографским способом, под литером 6 – I-АА, и номером 0013423, ниже приписка ручкой - Ю-112. Вверху значится: «Форма «А». Видом на жительство служить не может. При утере не возобновляется». То есть утратить такой пронумерованный документ освобожденному из заключения было нельзя, тем более, что он являлся единственным.

Вот что было написано на первой странице справки:

«Выдана гражданину Ковбасевич Василию Григорьевичу, 1922 года рождения, уроженец с. Лиса Подгаецкого района, Тернопольской области, гражданство СССР, национальность украинец, осужденному Военным Трибуналом войск НКВД Тернопольской области 3 февраля 1946 г. по ст. 54 – 1 «а» УК УССР к лишению свободы на 15 лет КТР, с поражением в правах на 5 лет, имеющему в прошлом судимость – не судим, в том, что он отбывал наказание в местах заключения по 25 мая 1955 г. и по определению Постоянной Сессии Красноярского Краевого Суда от 18 мая 1955 г. с применением Указа от 14.7.54 г. освобожден 25 мая 1955 г. и следует к избранному месту жительства – в распоряжение УНКВД Красноярского края.

Начальник лагеря (ИТК) Сорокин.

Начальник отдела (части) Лещенко.»

Добавим, что на справке была фотография В.Г. Ковбасевича, заверенная печатью исправительно-трудового лагеря. На обороте значилось:

«Выдано продовольствие на 2 суток с 10.06.1955 г.
Выдан билет на проезд до ст. Дудинка железной дороги стоимостью рублей (прочерк) или деньгами на билет в сумме 28 рублей.
Подпись начальника финчасти – Пузанов.
Подпись освобожденного – Ковбасевич.»

А ниже – приписка ручкой:

«Выдано из фонда помощи 25 рублей, кассир п/я Ч 224/21 – подпись.» И ниже – число, 10.06.1955 г.

Обращает внимание тот факт, что бывший заключенный следует не к «избранному месту жительства», а в «распоряжение УНКВД Красноярского края». То есть он был расконвоирован, но оставался под надзором органов. Это подтверждает вторая справка за № 53127, выданная 2 апреля 1956 года Управлением МВД по Красноярскому краю. В ней значится:

«Гражданин Ковбасевич Василий Григорьевич, 1922 года рождения, уроженец с. Лиса Подгаецкий район Тернопольской области, осужденный 3 февраля 1946 года по ст. 54-1 «а» УК УССР, освобожден от дальнейшего нахождения в ссылке 12 апреля 1956 года на основании приказа Генерального Прокурора СССР, МВД СССР и КГБ при СМ СССР от 19 марта 1956 года.

Начальник Отдела УМВД – подпись».

Характерно, что фотография В.Г. Ковбасевича на этой справке заверена печатью Большеулуйского районного отделения милиции. А еще сверху стоит штамп: «Выдан паспорт серии ХI-ИЛ № 731131 24.04.1956 г. …РОМ Красноярского края». Скорее всего, выдан этот долгожданный документ в Большом Улуе. Он стал, вероятно, первым в послевоенной жизни Василия Григорьевича, поскольку тот более десяти лет находился вначале в заключении, а затем в ссылке.

После полного восстановления в гражданских правах, выдачи паспорта Василия Григорьевича направили в Новую Еловку. Здесь он повстречал Марию Ефимовну Мисник, которая стала его женой. Вскоре у них родились сын Александр и дочь Надежда. Сам он устроился в Комсомольскую машинно-тракторную станцию, трудился сварщиком. Потом МТС переименовали в РТС, а затем в Новой Еловке на ее базе организовали отделение «Сельхозтехники». Позже Василий Григорьевич перешел на работу на строящийся Ачинский нефтеперерабатывающий завод. Здесь оформился на пенсию. А еще 12 июня 1981 года ему вручили медаль «Ветеран труда», на основании решения исполкома крайсовета от 3 июня 1981 года. Ушел из жизни Василий Григорьевич Ковбасевич 14 ноября 1987 года. Конечно, на столь ранней кончине сказались годы, проведенные в лагере и в ссылке.

Уже после его смерти была получена справка о реабилитации, которую выслала прокуратура Тернопольской области Украины. Она выдана 24.03.1993 г. за № 13/877-93. Текст гласит:

«Гр. Ковбасевич Василий Григорьевич.
Год и место рождения 1922, с. Носив Бережанского района Тернопольской области.
Место жительства до ареста - с. Грыньки Лановецкого района Тернопольской области.
Место работы и должность до ареста – в личном хозяйстве.
Когда и какими органами осужден, репрессирован – 8 февраля 1946 года ВТ войск НКВД Тернопольской области.
Квалификация содеянного и мера наказания с учетом изменений, вносившихся в приговор /несудебное решение/ - ст.ст. 54-1 «а», 54-11 УК УССР к 15 годам каторжных работ с конфискацией имущества.
Арестован 27 декабря 1945 г. Освобожден 24 мая 1955 г.
Содержался под стражей в местах лишения свободы 9 лет, 4 месяца, 27 дней…
На основании ст. 1 Закона Украинской ССР «О реабилитации жертв политических репрессий на Украине» от 17 апреля 1991 года гр. Ковбасевич Василий Григорьевич реабилитирован.
Старший помощник облпрокурора,
старший советник юстиции В.П. Гориневский».

Казалось бы, все точки над «i» расставлены, однако вопросы все равно остаются. Даже несведущий заметит, что в приведенных справках за 1955 и 1956 годы отсутствует главное слово, о реабилитации В.Г. Ковбасевича. Приводятся ссылки на разные указы и приказы, но нигде не сказано, что он полностью реабилитирован, и с него сняты все обвинения, как надуманные и ничем не обоснованные. А что так и было, нет никаких сомнений. Просто власть не торопилась извиняться. А ведь человек ни за что, ни про что получил немалый срок – 15 лет каторжных работ с конфискацией имущества, да еще пять лет поражения в правах. Возможно, главная его «вина» состояла в том, что он оказался на оккупированной фашистами территории. А затем, уже после прихода Красной Армии, не вступил в числе первых в колхоз (помните сноску, что работал в личном хозяйстве, то есть являлся единоличником с 1944 по декабрь 1945 года. Или – до своего ареста.

Обращает на себя внимание и тот факт, что политические заключенные с такими большими сроками не попали под реабилитацию ни в 1953, ни в 1954 годах. Хотя органам уже было ясно, что они сидят ни за что. Более того, и в 1955 году В.Г. Ковбасевича не отпускают на свободу, а отправляют в ссылку, пусть и на неполный год. И даже после освобождения от спецпоселения и восстановления в гражданских правах бывшие политические заключенные получали специальную отметку в паспорте. По ней сведущий сотрудник (правоохранительных органов, либо отдела кадров) сразу должен сообразить : перед ними – бывший зэка. Так что Василий Григорьевич подобное отношение к себе испытал в своей жизни не раз. Благо, что не озлобился, не обижался на государство, хотя в душе точно знал – он ни в чем не виноват. Это подтвердила и справка о реабилитации, хотя и получена она уже после его кончины.

Владимир УСКОВ.
Газета «Вестник Большеулуйского района» 30.07.2010


На главную страницу/Документы/Публикации/2010-е