Новости
О сайте
Часто задавамые вопросы
Мартиролог
Аресты, осуждения
Лагеря Красноярского края
Ссылка
Документы
Реабилитация
Наша работа
Поиск
English  Deutsch

Материалы (информация) произведены, распространены и (или) направлены учредителем, членом, участником, руководителем некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, или лицом, входящим в состав органа такой некоммерческой организации

Добрая вера Веры


Таких добрых людей, как Вера ГОЛОВИНА, мало. Труженица тыла, коренная черногорка, жена фронтовика, совершившего подвиг. Вера Ивановна живет в старом маленьком домике на тихой улочке нашего города и трепетно хранит память о прошлом.

Ее назвали в честь Веры Баландиной. В детстве мать рассказывала, что об основательнице Черногорска местные жители всегда отзывались добрым словом. Вера Арсеньевна часто приезжала сюда, пила со старушками чай, делилась заграничными впечатлениями и интересными историями об ученых.

До войны семья Васильянских (девичья фамилия Веры Головиной) работала на шахтах Черногорских копей. Отец под землю спускался, мама была коногоном. “Раньше ведь уголек-то в вагонетках возили на лошадях, — вспоминает Вера Ивановна. — Завяжут ей глаза — и вперед”. После взрыва на шахте № 8 в 1931 году, который унес жизни 109 человек, они долго не могли прийти в себя, не спали ночами. Дядя Веры оказался в числе немногих выживших. Он с ужасом рассказывал, как шахтеры пробирались через шурф на поверхность. Долго еще тем, кто чудом спасся, мерещились крики умирающих горняков.

После трагедии Васильянские уехали в Коммунар на добычу золота. “На руднике работал отец, — рассказывает Вера Головина, — добытое золото сдавал и менял на боны. А старателям привозил вместо него ценные бумаги. Золота много там было. Отец никогда никому не говорил, куда едет. Всегда носил с собой пистолет”.

Оружие не спасло Ивана Васильянского. В 1933 году его арестовали. Подъехали на конях и увезли. За что простого человека назвали врагом народа, не знали ни родные, ни товарищи по работе. После его ареста семья вернулась в Черногорск. Здесь начались новые испытания. Последних лошадь и корову у семьи забрали. Мать Веры долго стучалась в разные двери в поисках работы — везде отказывали. Так до конца своих дней была уборщицей. “Не жили мы богато”, — вздыхает моя собеседница. В предательство отца она не верит — слишком уж был “простой”.Это от него, наверное, передались ей бескорыстная доброта и смирение.

Передовая шахта № 7, на которой трудились родители Веры, и для нее стала первым местом работы. Девушка устроилась туда официанткой. Там, в столовой, среди сотен лиц горняков она увидела его. Молодой выпускник легендарного ФЗО № 2 (сейчас профессиональное училище № 8) слесарь Михаил Головин был мечтой любой женщины: красивый, веселый, щедрый, с какой-то загадочной искрой в глазах. Познакомились, стали дружить. Вскоре началась война. В 1943 году Михаила (он к тому времени уже был мастером) вместе с его товарищем Мишей Пилипчуком призвали на фронт. Старший сержант Головин воевал в 92-м и 174-м стрелковых полках на Первом Белорусском, Первом и Третьем Прибалтийском фронтах, был парторгом роты. Награжден благодарностями (Вера Ивановна трепетно хранит их) за освобождение многих городов. Победу наш земляк встретил на Эльбе — участвовал в тяжелых сражениях, прикрывавших наступление на Берлин. Награжден медалями “За взятие Берлина”, “За освобождение Варшавы”, орденами Отечественной войны I и II степени, Красной Звезды и Славы.

Особую храбрость Михаил Головин проявил при прорыве обороны на западном берегу Вислы. Подвиг черногорца облетел всю страну в листовке, где описывались подробности вошедшего в историю боя. Правда, внуки солдата листовку затеряли, но в заветной папке мы с супругой героя нашли вырезку из газеты “Шахтер” от 23 февраля 1968 года, где напечатан текст листовки. Привожу его частично: “Слава героям великого наступления! Воины! Сражайтесь за нашу победу так, как коммунист Михаил Головин! Мужество и бесстрашие проявляют воины подразделения офицера Иванова. В бою при форсировании канала Н. образцы отваги и самоотверженности показал ст. сержант Михаил Головин — парторг стрелковой роты. Еще до нашей артподготовки, под сильным вражеским обстрелом герой-коммунист переправил через канал два пулеметных расчета и взвод автоматчиков. Это обеспечило успех боя. Мужественные воины! Возьмите себе в пример бесстрашного воина-коммуниста Михаила Головина. Сражайтесь храбро, как он, сметайте последние препятствия на пути к полному разгрому врага…”

Своими заслугами он не хвалился, про войну говорить не любил. Зато День Победы для Михаила Павловича был самым великим праздником. “Гуляли всегда всей улицей, — улыбается супруга, — уважали мужа, ценили. Друг у него был близкий — кавалер орденов Славы Жульмин”. После демобилизации Михаил вернулся в Черногорск. Любимая Вера дождалась. Уже через неделю молодые сыграли свадьбу. Построили дом, вырастили двоих детей. Михаил Головин так и продолжал работать на шахтах города (седьмой, третьей, шестнадцатой; на последней его завалило — чудом остался жив), был начальником участка, последние годы трудился в гараже АТК-7. Вера Ивановна много лет отдала торговле.

В 1972 году Михаила Павловича не стало. Волновался весь город, у него ведь было много друзей — не верилось, что такой замечательный человек ушел навсегда. Тезка Веры Баландиной вспоминает мужа, жалеет, что не все досказано в их совместной жизни. “Некогда было разговаривать — работали, — вспоминает Вера Ивановна. — Только когда кино военное идет, подсядет ко мне и плачет: “Смотри, Вера. Ведь и у нас так было. Сидишь в болоте, пить хочется. А вокруг — клюква, возьмешь ягодку, жажда еще больше. Рядом убитые, кровь течет. Только каску поднимешь, немцы по ней стреляют…” “Вот так и прошла жизнь”, — по щеке Веры Головиной бежит слеза, пока она тихонько морщинистыми руками перебирает фотографии и медали любимого мужа.

Анастасия РУДЕНКО Черногорск


/Документы/Публикации/2010-е