А без него здесь ничего бы не стояло…


Память

“Это квартира Кима?” – “Да”. – “Скажите, а вы знаете знаменитых норильчан –ваших однофамильцев?” – “Конечно, Михаил Васильевич Ким. На Ленинском проспекте есть мемориальная доска с его именем”. …И сегодня в Норильске живет немало мужчин и женщин с корейской фамилией Ким, но самым знаменитым был, остается и останется навечно основатель науки свайного фундирования Михаил КИМ.

Сорок лет назад, 9 сентября 1970 года, в Норильск привезли тело лауреата Ленинской премии Михаила Кима, скончавшегося в Красноярске во время командировки…

По версии архитектора Ларисы Назаровой, это произошло в кабинете директора Красноярского ПромстройНИИпроекта, которому подчинялась руководимая Кимом Норильская лаборатория оснований и фундаментов. Услышав невежественные замечания столичного специалиста-начальника, маленький, чуть подслеповатый человек встал со своего места, подошел к столу директора, стукнул от возмущения кулаком, упал и… умер.

“Мерзлотная” – от слова “мерзнуть”

В первый раз инженера-гидротехника Михаила Кима привезли на строительство Норильского комбината в 1936-м. Если верить документам, он прибыл с этапом на “Спартаке” в Дудинку 1 августа. Свое 29-летие он мог отметить во время пешего перехода в Норильск 8 августа по старому стилю или по новому – на месте в лаготделении.

К этому времени в Норильскстрое при геологическом управлении уже была мерзлотная лаборатория, созданная вскоре после приезда весной 1936-го экспедиции ленинградского комитета по изучению вечной мерзлоты при Академии наук СССР. Договор с комитетом и московским “Фундаментстроем” был подписан по инициативе начальника строительства Владимира Матвеева для того, чтобы получить ответ на вопрос, можно ли что-нибудь построить на вечной мерзлоте.

Похоже, что первую зиму зека Кима водили под конвоем не только в барак без пола и крыши на Заводской улице, бывший мерзлотной станцией и в прямом смысле слова “мерзлотный”, но и на строительство узкоколейки Норильск – Дудинка. Как известно, первая дорога также была ледяной, то есть уложенной прямо на снег. Мерзлотники перед началом строительства провели исследования, полив водой почти километровую снежную насыпь и уложив на нее рельсы… Насыпь выдержала…

Срок у бывшего аспиранта ленинградского научно-исследовательского института гидротехники был небольшой. Всего четыре года лишения свободы по 58-й статье без поражения в правах. Арестовали его в 1935 году за якобы участие в организации контрреволюционной группировки и нелегальные связи с антипартийными группами в Корее и Маньчжурии в 1924–1925 годах… Впрочем, арест в относительно вегетарианский год, возможно, уберег будущего лауреата от более страшной участи. Освободившись весной 1939-го, Ким не уехал из Норильска и через год возглавил мерзлотную станцию, оставаясь ее начальником четырнадцать лет.

Не враг, а друг

К 1954 году в Норильске, уже городе, практически не было ни одного промышленного сооружения, почти ни одного общественного и жилого здания, в исследованиях и разработке проектных решений по основаниям и фундаментам которых не принимал бы участие Михаил Ким. Еще в 1946-м он предложил разработанные вместе со строителями свайные фундаменты, вытеснившие в строительстве Норильска и Дудинки к окончанию эпохи Норильгага все прочие типы оснований. Хотя идею свайного фундирования приходилось отстаивать и доказывать почти десять лет.

Окончательная и бесповоротная победа над вечной мерзлотой, превратившейся из врага в союзницу, для Михаила Кима совпала с полной его реабилитацией.

22 сентября 1956-го, через 20 норильских лет, ученый перестал числиться “врагом народа”. К нему приедет и уедет жена с сыном, а Ким будет продолжать работать. С Заводской улицы, где в доме №24 у него с семьей была угловая комната, он переберется в комнату на Севастопольской, 6, но по-прежнему будет пропадать на работе, зачастую оставаясь в служебном кабинете до утра. Коварная вечная мерзлота требовала к себе постоянного внимания. Шаг за шагом ученый решал казавшиеся ранее неразрешимыми проблемы, и они становились настолько ясными, что его решения очень скоро включались в нормативные документы всех уровней.

Был ли Париж?

После 50 к Киму пришло и официальное признание его заслуг. Серебряные медали ВДНХ СССР – три. Орден Ленина в 1958-м и, наконец, звание Лауреата Ленинской премии в компании соратников. За четыре года до скоропостижной, но вполне предсказуемой смерти.

Для того чтобы обобщить и распространить опыт строительства на вечномерзлых грунтах, исследователь мерзлоты написал не менее полусотни научных работ, организовывал и принимал участие во всевозможных научных семинарах и совещаниях. Ездил всюду, где был нужен: в Якутск, Магадан, Мирный, Воркуту, Ленинград, Москву. В 1961-м Михаил Ким, еще не лауреат, но уже орденоносец, был включен в состав научной группы для участия в Пятом конгрессе по механике грунтов и фундаментостроения, проходившем в Париже. Документального подтверждения, что поездка во Францию состоялась, не нашлось. Вероятнее всего, в Париж вместо маленького интеллигентного корейца, пусть и с мировой известностью, улетел кто-нибудь “с холодной головой и горячим сердцем…”.

Последней поездкой Кима стала командировка в Красноярск, где он успел выступить с докладом на совещании по вопросам строительства в Сибири и на Дальнем Востоке.

…Этим летом накануне юбилейных торжеств Заполярная строительная компания привела в порядок могилу Михаила Кима на Голиково, а в День строителя на отремонтированной надгробной плите появился букет цветов. В благодарность за город на вечной мерзлоте.

Валентина ВАЧАЕВА

Заполярный вестник 10.09.2010


На главную страницу/Документы/Публикации/2010-е