Новости
О сайте
Часто задавамые вопросы
Мартиролог
Аресты, осуждения
Лагеря Красноярского края
Ссылка
Документы
Реабилитация
Наша работа
Поиск
English  Deutsch

Материалы (информация) произведены, распространены и (или) направлены учредителем, членом, участником, руководителем некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, или лицом, входящим в состав органа такой некоммерческой организации

Наше все


Сегодня исполняется 110 лет со дня рождения легендарного Авраамия Павловича Завенягина. Половину этого срока его прах покоится в Кремлевской стене, но все это время личность Завенягина продолжает привлекать внимание историков, писателей, журналистов.

Ежегодно 14 апреля на малой родине Авраамия Павловича, в Узловой, отмечают день его рождения. Эта традиция не прерывалась и во времена пересмотра роли советских руководителей и их заслуг. Одна из центральных улиц и сквер в райцентре названы именем Завенягина, а в школе – правопреемнице той, где Авраамий Павлович учился, ежегодно вручается премия его имени.

Сегодня в Узловой и Туле пройдут торжественные мероприятия, посвященные 110-летию со дня рождения Завенягина.

В Норильске в этот день в 11 часов коллективы предприятий “Норильского никеля” почтят память легендарного директора минутой молчания.

В прошлом году на телеканале “Культура” показали фильм “Атомный нарком” из серии “Генералы в штатском”. Автор проекта Лев Николаев включил Завенягина в десятку гениальных ученых, изобретателей, организаторов и руководителей 1930–1960-х годов, повлиявших на ход истории.

Чуть раньше Евгений Киселев в программе “Наше все” о выдающихся людях России за последние сто лет, рассказывая в алфавитном порядке о трех персонах на каждую букву, на “З” выбрал Завенягина. (Интернет проголосовал за Зощенко, а народ в прямом эфире – за Зорге.)

Одной из последних книг журналиста и писателя Анатолия Львова стал фолиант “Авраамий Завенягин” из серии “Личность и время”, написанный в соавторстве с дочерью Завенягина, Евгенией. Кстати, Анатолий Львович снялся и в “Атомном наркоме”, вышедшем в эфир уже после его смерти.

Легендарная личность

Так сложилось, что автор из Норильска и стал главным биографом Завенягина, досконально изучившим не только норильскую трехлетку министра атомной промышленности, но и все, что было до и после. Да и большую часть завенягинской библиографии составляет написанное авторами с норильской биографией. Не обошли вниманием это имя Солженицын, Сахаров, Гранин, Разгон и другие, менее известные литераторы. Причем в “Архипелаге ГУЛАГ” Александр Исаевич ставит под сомнение определение “легендарный строитель Норильска”.

“...Да уж не сам ли он и камни клал? Легендарный вертухай, то верней...” Из перечня известных эту оценку поддержал только Лев Разгон, но ни Солженицын, ни Разгон с Завенягиным не пересекались. Под его началом работал Андрей Сахаров, написавший в своих воспоминаниях, что Генлен, или Аврамий, как за глаза называли Завенягина, был “несомненно, человек большого ума – и вполне сталинских убеждений... В его отношении к некоторым людям (потом – ко мне) появлялась неожиданная в человеке с такой биографией мягкость”.

Другой именитый ученый, генетик Николай Тимофеев-Ресовский, по свидетельству Даниила Гранина, считал Завенягина не только умницей, но и прекрасным, непосредственным и хорошим человеком. И это совсем не потому, что заместитель наркома внутренних дел вытащил его из лагеря. Зубр, избежавший благодаря Завенягину судьбы Вавилова, был человеком без примеси каких-либо хитростей или личных соображений. Завенягин ценил таких людей, да и сам был своего рода Зубром.

Он отстоял и оставил в науке не только Тимофеева-Ресовского и своего учителя, бывшего ректора Горной академии Ивана Губкина, но и будущего академика Александра Баева, одного из основоположников молекулярной биологии и генной инженерии СССР, и многих других своих современников, благодаря его вмешательству не ставших лагерной пылью.

С Баевым они были почти ровесниками и познакомились в Норильске, куда доктора привезли из Соловков в 1939-м. Начальник строившегося комбината перевел его с общих работ в больницу для вольнонаемных заведующим терапевтическим отделением. После досрочного освобождения в 1944-м из-за пятилетнего поражения в правах Баеву нельзя было выехать из Норильска, но он получил такое разрешение, хотя и не избежал волны повторных арестов 1949-го. Жена будущего академика, с которой они встретились в Норильске, разыскала Завенягина, уже заместителя Берии, и попросила помочь. Спасти от ареста ученого тот не мог, но пообещал отправить его на поселение в Красноярский край. После смерти Сталина Баев вернулся в Москву и многое сделал для науки, прожив до 90 лет.

Появление Надежды

Его заступнику судьба отмерила не очень долгую жизнь, в которой Норильск был на особом положении. И это не преувеличение. Начальником строительства Норильского комбината бывшего первого заместителя наркома тяжелой промышленности, бывшего начальника Магнитки и металлургического завода в Каменском Днепропетровской области, директора Ленинградского института по проектированию металлургических заводов и Московского института стали назначили в апреле 1938-го. В конце месяца Авраамий Павлович уже был в Норильске. О том, что может повторить судьбу своего предшественника, обвиненного во вредительстве, опальный Завенягин не мог не знать, но сумел переломить ситуацию, заложив за три года основы еще одного металлургического гиганта. При этом Завенягин по-прежнему позволял себе плыть против течения.

По свидетельству очевидцев, с его приездом Норильстрой приобрел второе дыхание. В первые же дни новый начальник распорядился организовать проектный отдел и опытный металлургический завод. В Москве он ознакомился с тем, как идут дела с проектированием Большого металлургического (никелевого) завода в ленинградском СНОПе (сейчас Гипроникель). Убедившись, что работы ведутся медленно и неуверенно, он предложил свой вариант поэтапного строительства металлургического завода в условиях Крайнего Севера от временного ОМЦ до современного БМЗ.

В самом начале Авраамий Павлович как-то поинтересовался, кто назвал железнодорожную станцию Шеей, предложив заменить Шею Надеждой, так как поблизости находилось плато с таким названием. Осенью 1938-го почти все станции были переименованы приказом начальника строительства.

И снова с нуля

Последняя завенягинская зима в Норильске стала первой, когда без перебоев действовала железная дорога. В феврале начался монтаж металлоконструкций БМЗ. В марте на опытной обогатительной фабрике провели испытания селективной флотации, предстояла проверка нового метода в промышленном масштабе. (Первая промышленная плавка будущего НГМК состоялась еще весной 1939-го.) Основные сооружения комбината – ТЭЦ, БМЗ, рудник открытых работ “Угольный ручей” – дали энергию, руду, металл уже без Завенягина. Но и потом он был в курсе всего происходящего в Норильске, несмотря на занятость главным делом жизни – атомным проектом.

В апреле 1941 года Завенягина назначили первым заместителем наркома внутренних дел в звании генерал-лейтенанта с подчинением строительных подразделений НКВД. Приказ о назначении в Норильск подписывал Ежов, а освобождал от обязанностей начальника строительства Норильского комбината и лагеря НКВД Берия. Собственно атомным министром Авраамий Павлович стал незадолго до смерти, в 1955-м. Десятью годами раньше, в конце 1945-го, заместителю наркома НКВД поручили организацию Первого главного управления по атомной промышленности при Совнаркоме СССР. Это было новое дело не только для Завенягина, но и для страны. И снова все с нуля. Завенягин помогал Курчатову строить экспериментальный атомный реактор, закладывал первый комбинат в Кыштыме по производству оружейного плутония и обеспечивал разработку атомных и водородных бомб. Как и Курчатов, Завенягин облучился во время ликвидации аварии на промышленном атомном реакторе.

По определению близких, Авраамий Павлович, как государственный деятель, был человеком своего времени и идейные соображения были для него очень важны. Он был идейным смолоду и, возможно, немного фанатиком в хорошем смысле этого слова. Но еще он был человеком чести, не способным на закулисные интриги. В его характере читались и принципиальность, и чувство собственного достоинства.

Справка “ЗВ”

14.04.1901 – родился на станции Узловая Тульской губернии.
1923–1930 – учеба в Горной академии (Москва) на металлургическом отделении.
1930 – назначен директором института стали. В том же году срочно переведен в народный комиссариат РКИ СССР.
1931 – директор Государственного института по проектированию металлургических заводов (Гипромез), Ленинград.
1932 – замначальника главного управления металлургической промышленности ВСНХ СССР.
1932–08.1933 – директор металлургического завода им. Дзержинского в г. Каменском Днепропетровской обл. Здесь установлен рекорд страны по выплавке чугуна. Коллективу – премия наркомата, директору – автомобиль “Паккард”.
09.1933 – 1937 – директор металлургического комбината в Магнитогорске.
02.1937 – спас от репрессии И.М.Губкина, академика, бывшего ректора Горной академии.
03.1937 – первый заместитель народного комиссара тяжелой промышленности.
08.04.1938 – приказ о назначении начальником Норильстроя.
28.04.1938 – прибыл в Норильск.
03.1939 – присутствовал на ХVIII съезде ВКП(б). Из Норильска прислана телеграмма съезду о первых тоннах чернового никеля.
05.04.1939 – на приеме у Сталина поддержан комплексный перспективный план социально-экономического развития комбината. Принято Постановление о форсированном развитии Норильского комбината.
08.04.1941 – назначен заместителем народного комиссара внутренних дел.
1943 – награжден орденом Ленина.
29.10.1949 – присвоено звание Героя Соцтруда.
1953–1955 – заместитель министра среднего машиностроения.
01.1954 – награжден второй Золотой медалью “Серп и молот” с вручением ордена Ленина.
1955–1956 – заместитель председателя Совета министров СССР, министр среднего машиностроения.
31.12.1956 – Авраамий Павлович Завенягин умер.
25.02.1957 – Норильскому комбинату присвоено имя А.П.Завенягина.
12.04.1984 – спущен на воду ледокол “Авраамий Завенягин”.

Валентина ВАЧАЕВА

Заполярный вестник 14.04.2011


/Документы/Публикации/2010-е