Забытый минерал


Мало кто знает, что без слюды в прошлом веке не загорелась бы ни одна лампочка освещения, не могли стронуться с места ни одна автомашина, ни один танк и ни один самолёт. Всё потому, что в свечах зажигания должна была присутствовать слюда. Вся электротехническая и радиопромышленность не могли существовать без слюды. Мобильная техника, в том числе оборонная - тоже. Значит, слюда была стратегическим материалом. Отсюда то историческое внимание и уважение, которое на правительственном уровне было оказано слюде.

Красноярский край в производстве слюды занимал лидерские позиции в СССР. Достаточно сказать, что на Слюд-Баргинском руднике, который располагался на нынешней территории города Зеленогорска, впервые в России начали добычу минерала промышленным способом, и её объёмы позволили прекратить импорт слюды из-за рубежа. Родившаяся в 30-е годы Заозёрновская слюдяная фабрика стала одной из самых крупных фабрик и делила лидерские позиции только с Иркутской фабрикой. Сеть её филиалов и множество периферийных цехов раскинулись от посёлка Таёжного Канского района до Ачинска и Черногорска, включая Красноярск. Это был центр слюдяного производства в Красноярском крае. Так что есть о чём вспомнить.

На территории нынешнего Красноярского края рудознатцы впервые обнаружили месторождения слюды в 15-16 километрах от устья реки Тасеевой. Отдельные разработки, начатые в 1642 году, представляли собой ямы по две сажени в глубину и ширину. В 1658 году официальное разрешение на ломку слюды - грамоту Московского правительства получил енисейский посадский Алексей Жилин. Месторождение, которое он открыл, называется Кондаковским - по одноимённому названию ближайшей деревни. Это месторождение эксплуатировалось с перерывами до середины XX века. В начале прошлого столетия в Сибири было известно три крупных месторождения слюды: Мамское - в Якутии, Слюдянское - в Забайкалье и Канское (Канско-Баргинское) - при впадении речки Барги в Кан.

Слюдяная лихорадка

Начало прошлого века было временем не только "золотой", но "слюдяной лихорадки". Зародившаяся и бурно развивавшаяся электротехническая промышленность России требовала много слюды. Цены на неё во всём мире резко подскочили. И на поиски дорогого минерала бросились многочисленные искатели. Предприниматели вкладывали деньги в разведку и добычу. Среди таких разведчиков слюды были и братья Косовановы - Виктор Петрович и Вячеслав Петрович. Источники говорят о том, что первую заявку на освоение Баргинского месторождения Косовановы подали в 1903 году. Ими было изыскано 15 выходов слюдяных скоплений в пегматитах. Так началась первая в России промышленная добыча слюды. В 1915 году все отводы братьев Косовановых и соседние Шильникова приобрели акционеры общества "Сибирская слюда". В этом же году Баргинское месторождение было обследовано будущим академиком АН СССР А. Е. Ферсманом.

Александр Евгеньевич так описывает ситуацию на руднике в то время: "Разработка идёт под землёю горизонтальными ходами, прихотливо извивающимися, согласно простиранию жил, и довольно круто падающими на юг. Выламываемая слюда выносится на дневную поверхность, где после сушки поступает в особое помещение; здесь больше десятка девушек сортируют её, просматривая на свет её чистоту, расщепляют, оскабливают верхний слой, несколько разрушенный поверхностными водами, и ножом отрезают изломанные или загрязнённые края. Слюда затем сортируется по величине. Все остатки и вырезки от этой работы не пропадают; они вновь просматриваются мальчиками и девушками, часть их даёт после расщепления тонкие прозрачные листочки, другая - может служить материалом для приготовления различных слюдяных препаратов".

В 1917 году предприятие было национализировано, и дальнейшие разработки продолжались уже Советом народного хозяйства. Все горные работы велись ручным бурением. До 1918 года обрезная слюда полностью экспортировалась за границу. Копи тогда работали только шесть месяцев, причём до 12 февраля работы велись администрацией общества "Сибирская слюда", а с 12 февраля до конца июня Советом рабочих депутатов. С июля 1918 года слюдяные копи не разрабатывались за неимением средств.

В 1921-1922 годах рудник эксплуатировался Енисейским губернским советом народного хозяйства (ГСНХ). С осени 1922 года шахты вновь законсервировали и затопили. Геолог В. Анфимов, посетивший рудник в 1926 году, сделал анализ его состояния и отметил перспективность разработки месторождения. В 1927 году Канско-Баргинское месторождение по договору было передано Горным отделом ВСНХ СССР тресту "Русские самоцветы", который так и не приступил к разведочным и эксплуатационным работам.

Разработки были продолжены только в 1928 году. А в начале 1930 года рудник перешёл в ведение треста "Союзслюда". На базе Баргинского рудника организуется Канское рудоуправление по добыче и обработке слюды. Особенностью этого события было то, что рудник приняли от Канской трудовой колонии. Первое время рудоуправление добывало слюду мусковит и выпускало её лишь в очищенном виде. Продукция отгружалась напрямую заводам-потребителям, которые имели свои цеха по щипке слюды. Часть её отправлялась Иркутской и Ленинградской слюдяным фабрикам для дальнейшей обработки

Слюдяное производство на Барге, а позже в Троицко-Заозёрном не ограничивалось сырьём только одного рудника. Оборонная промышленность, особенно в годы Великой Отечественной войны, поглощала большую часть слюдяных изделий. Заозёрновская слюдяная фабрика с 30-х годов завозила сырьё в основном из Восточно-Сибирских месторождений: Кондаковского, Мамского, Слюдянского, Бирюсинского, Алданского. Эпизодически сырьё поступало ещё из нескольких советских и зарубежных месторождений, в том числе из Индии, Кореи и Аргентины.

В 1931 году началось активное развитие Канского рудоуправления. В его состав вошёл вновь организованный Кондаковский рудник. Увеличивая объёмы добычи, осваивая новые технологии, слюд-баргинцы решили организовать свой цех по переработке слюды. В 1932 году был построен новый цех, где сосредоточили работы по очистке, полуочистке, колке и щипке слюды. Были организованы профильные бригады. Это значительно повысило эффективность всего производства. Обработка слюды мусковит в основном производилась из баргинского сырья, а флогопита - из привозного. В 1933 году продвинулись ещё на шаг вперёд в производстве слюдяной продукции. Был организован выпуск шаблонных изделий: стержневых, экранных, конденсаторных, прокладочных шаблонок. Начали готовить колотые подборы для выпуска авиашайб - продукцию, особенно востребованную в годы войны.

Но способы обработки были самыми простыми и трудоёмкими. Всё делалось вручную. Кололи слюду расколочным ножом на поверхности стола, обрезку делали обрезным ножом на дощечке, подвешенной через шею на грудь работницы с помощью верёвочки. Упирая пластинку колотой слюды краем в дощечку, резчица обрезным ножом удаляла дефекты пластинки. Она вынуждена была в течение всего рабочего дня находиться в неудобной позе с наклонённой вперёд и вниз головой. Это вызывало усталость шеи и глаз. Пальцы работниц, исколотые ножами, становились бесформенными.

На Слюд-Баргинском руднике оказались ссыльные с многих уголков края. Были семьи даже из соседних деревень Рыбинского района. Судя по регистрациям в похозяйственных книгах, спецпереселенцы со временем обустроились. Они жили в убогих маленьких избушках и домах, построенных частью бывшими вольнонаёмными горными рабочими, частью собственными силами. Все постройки в посёлке были из круглого леса, который заготавливали сами спецпереселенцы. У части ссыльных были приусадебные участки и скот. Как правило, это была корова, реже козы и свиньи. У некоторых - куры. На приусадебных участках выращивали картофель и другие овощи.

Снабжение переселенцев продуктами питания производилось из особого фонда, который отпускался наркоматом снабжения в распоряжение ОГПУ. Нормы зависели от рабочего статуса спецпереселенца (рабочий, иждивенец, сельхозработник). При 100-процентном выполнении нормы выдавали полный паёк (муку, мясо, сахар, крупы, животное и растительное масло). Иждивенцы получали в два раза меньше. Для них было не положено выдавать мясо и жиры. Позже иждивенцев вообще лишили пайков, что привело к повышенной смертности. Особенно сказался голод 1933 года. Тогда спецпереселенцам нечего было есть, и дети из самых бедных семей вынуждены были просить милостыню по соседним деревням. Да и позже было не сладко.

Года четыре назад мы увидели неопубликованную рукопись Леонида Георгиевича Сизова, бывшего второго секретаря краевого комитета КПСС. Она посвящена истории создания и работе предприятий оборонного комплекса. В ней он вспоминает о том, что пришлось пережить семье его жены Августы Александровны. Её отец, Александр Иванович Медведев, был выслан с семьёй, где было 8 детей. "Дело было зимой. На обустройство мороз и зима времени не давали. В первую же ночь соорудили шалаши из хвойного лапника, костры для обогрева и работы. Нужно было выжить, сберечь семьи, в которых детей мал мала меньше, от подростков до грудных. Люд был трудовой, работы не боялся. Жизнь воспитывала в трудах от зари до зари. А тут надо было спасать семьи, побороть и голод, и хворь, а главное - соорудить избушку, согреться, дотянуть до тепла.

Вскоре пошли на работу, добывать комья слюды на шахте Уклонка. Часто в сырости и в воде по пояс добывали глыбы слюдяной руды и подавали наверх, в цех колки, разборки слюды и обрезки ножами. Потом появился цех, где щипали слюду. Тяжело было, но выжили, выстояли, детей на ноги поставили, образование дали и в люди вывели те ссыльные поселенцы, что были выселены в канскую тайгу".

Консервация рудника

В 1932 году произошло событие, в корне изменившее судьбу предприятия. Руководство Канского рудоуправления вместе с партийными и советскими органами проявило инициативу и предложило организовать в селе Заозёрном фабрику по выпуску слюдяных изделий. Близость железной дороги и возможность доставки сырья из любых месторождений, наличие резерва рабочей силы и возможность изыскания производственных и жилых помещений обеспечили одобрение предложения трестом "Союзслюда" и Восточносибирским крайкомом ВКП(б).

В сентябре этого года баргинцы приступили к организации цеха по обработке слюды в Заозёрном в помещении закрытой церкви. А уже 26 октября цех был включён в состав действующих цехов Баргинского рудника Канского рудоуправления. Сама Баргинская фабрика в это время была расширена вдвое. Вместе с организацией в 1933 году ещё и Рыбинской фабрики Канское рудоуправление превратилось в комбинат по добыче и обработке слюды. Первым руководителем Заозёрновского цеха в сентябре был назначен Фёдор Иванович Сафронов.

В 1934 году Баргинский слюдрудник был поставлен на консервацию, практически закрыт навсегда. Но рудник кроме слюды добывал ещё и минеральное сырьё - шпат, кварцы, пегматиты. Всего около 2-2,5 тысячи тонн в год для Красноярской и Хайтинской фарфоровых фабрик. В октябре 1936 года вышло распоряжение Главного управления неметаллов (Главнемета) и соответствующее распоряжение Всесоюзного треста "Союзслюда" от 22 декабря 1936 года, которыми предписывалось Канское рудоуправление с 1 января 1937 года разделить на Кондаковский слюдрудник и Заозёрновскую слюдфабрику. В структуру фабрики входили: Заозёрновский, Баргинский и Рыбинский цеха обработки слюды.

Перед руководством Заозёрновской фабрики стояли проблемы ускоренного наращивания производства щипаной слюды в условиях дефицита производственных и бытовых помещений, оборудования, кадров. Всё приходилось начинать почти с нуля. Обозревая ретроспективно всю историю фабрики с 30-х годов до конца 90-х, можно увидеть, что, несмотря на все трудности, люди совершили подвиг и сделали это предприятие лучшим в стране по своей отрасли.

К началу третьей пятилетки 1938-1942 годов фабрика должна была увеличить выпуск товарной слюды различных марок до 260 тонн (вдвое больше против 1937 года). Поэтому в срочном порядке продолжалось строительство фабрики, специализация цехов, филиалов, сосредоточение рабочей силы и её обустройство. Рабочим, имевшим в посёлке Слюдрудник свои дома и пожелавшим переехать в Заозёрный, администрация фабрики помогла перевезти жильё, дала материалы для восстановления на новом месте. Несколько десятков переехавших семей образовали своими усадьбами Баргинский посёлок (его ещё называли "кулацким"). Первую улицу посёлка назвали Баргинской, вторую - улицей Сурикова. В 1940 году закончилась перевозка всех объектов бывшего Баргинского слюдрудника.

К началу войны Заозёрновская слюдфабрика набрала силу и, несмотря на большой отток мужчин на фронт, успешно, в напряжённом труде, давала оборонной промышленности слюду и изделия из неё. Подавляющее большинство работников было стахановцами и мастерами социалистического труда, гвардейцами тыла. В эти годы не было не выполняющих нормы выработки. В 1943 году молодёжь района собрала средства на постройку самолёта "Рыбинский комсомолец". Во многих посёлках и деревнях привлекли женщин-надомниц щипать слюду. Также были созданы дополнительные участки в арендованных помещениях.

На подъёме

В 1949 году трест "Союзслюда", в чьём управлении находилась фабрика, подчинили МВД РСФСР. Это означало, что на рудниках и фабриках слюдяной промышленности опять начнут использовать труд заключённых. И точно! В 1950 году в Заозёрный были направлены 100 девушек из Первомайской детской трудовой колонии. В 1951 году в посёлке Таёжный открыли один цех щипки слюды на базе лагеря заключённых и секретного монацитового рудника, а второй - на базе зданий горного управления. Работали они до 1955 года. В посёлке Камала Рыбинского района также организовали цех в двух отделениях. Одно - в лагере заключённых-женщин, другое - в построенном помещении для вольнонаёмных.

К январю 1952 года основное и периферийное производство Заозёрновской фабрики состояло из цехов N 1, 2, 3, расположенных непосредственно в городе, и цехов в Уяре, Таёжном и Камале. Участки были в Рыбном, Усть-Барге, Ильинке, на Ирше и в Ачинске. Была продолжена практика надомничества. Общий состав работающих в то время достиг 5908 человек. Четыре послевоенных десятилетия фабрика активно развивалась, наращивала мощности, осваивала новые виды продукции, постоянно улучшала условия труда, быта и культуры своих трудящихся. Вместе с фабрикой рос и хорошел город Заозёрный во многом за счёт слюдяного производства. Большая заслуга в этом специалистов, передовиков производства и руководителей предприятия, среди которых непременно следует отметить вклад Михаила Васильевича Новикова. Он 40 лет отдал слюдяной промышленности и более 20 лет возглавлял фабрику. После себя оставил ещё особо ценный след - летопись трудового коллектива.

Новое время

В конце 90-х годов XX века судьба Заозёрновской слюдфабрики, как и многих других крупных предприятий России, сложилась весьма драматично. Падение производства, начавшееся после 1985 года, привело к освобождению площадей. В 1991 году на них были открыты цеха по изготовлению радиокомпонентов для изделий производственного объединения "Искра" в городе Красноярске. Фабрика вошла в состав ПО "Искра" и стала называться Заозёрновским заводом радиокомпонентов (ЗЗРК). В 1994 году завод акционировали, и его хозяином стало акционерное общество открытого типа с логотипом "Заозёрновский завод радиокомпонентов". Вместе с радиоизделиями выпускали и щипаную слюду. Сырьё привозили с далёких Ковдорского и Алданского месторождений. В 1995 году было выпущено всего 24 тонны щипаной слюды, в 1999 году - одиннадцать тонн. Подъём произошёл в 2000 году - 33 тонны! Но многомиллионная задолженность предприятия в этом же году привела к полному банкротству. Последний директор фабрики В. И. Зубарев сказал, что сегодня растёт спрос на молотую слюду, которая используется в изготовлении красок типа металлик для автомобилей, автомобильных шин, теплоизоляционных материалов.

В стране сейчас работают успешно только две фабрики - Липецкая и Ленинградская. Но знаменитая Заозёрновская фабрика не исчезла совсем. Новые акционеры создали маленький цех в здании бывшей фабричной столовой. Узнав об этом, мы с особым чувством, которое может быть вызвано только соприкосновением с былой славой, вошли в цех. Нас встретил пустующий первый этаж, где стояла линия обрезочных станков и металлические коробки с кусками слюды флогопит различных размеров. На втором этаже открылась картина, до боли знакомая по рассказам, фотографиям и архивным материалам, цеха щипки слюды. Там за столами сидели уже немолодые женщины и работали тонкими ножами. Некоторые приезжают сюда из города Зеленогорска. Технология вся прежняя: стол, нож, ячейки по размерам слюды и незамысловатые станки.

Прошло первое столетие со дня начала промышленного освоения баргинских месторождений. Многое изменилось. Нет того рудника и посёлка, нет той большой Заозёрновской слюдфабрики и более чем пятитысячного коллектива. Но остаются воспоминания об этом героическом времени и нетронутые ещё богатства недр, которые ожидают своего часа.

Геннадий ВОЛОБУЕВ, Людмила ВОЛОБУЕВА. Зеленогорск.

Красноярский рабочий 08.06.2011


На главную страницу/Документы/Публикации/2010-е