Мулла в стайке


Вся страна торжественно отмечала Рождество Христово. Во всех храмах проводились службы. В связи с этим мне вспомнились мои школьные годы.

В советские времена была запрещена религия, были закрыты и уничтожены многие храмы, церкви и мечети. Были репрессированы и расстреляны тысячи служителей культа. Одного такого я знал лично.

Наше поколение было воспитано против религии и служителей культа. Нам представляли их, как каких-то варваров, которые одурманивали сознание людей и жили на их иждивении. Про Рождество и Пасху даже песня была: “Эй, пионеры-богомаловеры, где же ваше Рождество? Наше Рождество снегом занесло, вот где наше Рождество”.

И вот теперь, зная прошлое и теперешнее отношение к религии, я испытываю противоречивые чувства. Хотя я и неверующий, но религию не отрицаю, потому что религия — это дисциплина и воспитание людей только в лучшем духе: не укради, не убий… Только вот наших современников ещё долго придётся перевоспитывать, не хотят они соблюдать эти заповеди.

В мои школьные годы — а учиться пришлось, к сожалению, всего четыре года — во время перемен мы вместе с учителями брались за руки и, двигаясь по кругу, пели патриотические песни. Некоторые слова из этих песен ещё держатся в памяти, одна из них: “Прокати нас, Петруша, на тракторе, до околицы нас прокати”. Другая песня тоже про тракториста: “Не водой холодной из колодца, а бензином друга напои”. Ещё была песня про Павлика Морозова, но слов не помню. У тракториста Петруши, как и у Павлика, судьба была трагическая. Его кулаки ночью облили керосином и сожгли.

А какая дисциплина была в школе! Учитель для нас был святым человеком. Не то, что сейчас: пожилую учительницу пинают, как футбольный мяч. Такое показывали по телевизору, и не раз.

Теперь хочу рассказать о человеке — служителе культа. Это было давно, в 1937-1938 годах. Мы жили в Новосёлове в землянке: пол был земляной, его мазали жидким коровьим помётом, когда он высыхал — блестел. Крышу изнутри подпирали несколько столбов. Семья была немаленькая, жили тесновато. Мы, пацаны, а нас было трое, спали на русской печке, а зимой и днём чаще всего сидели на печке.

Отец пустил квартиранта. Это был уже немолодой человек, седой — бородка клинышком. Он был мулла, высланный из Казани. Человек обаятельный, интеллигентный, очень образованный. Гардероб его почти весь был на нём, да ещё небольшой чемоданчик, кастрюля, чашка, ложка. Зато книг было много. Он их читал нараспев, для этого в тёплое время уходил подальше от людских глаз и ушей — в стайку.

Жил очень тихо, иногда работал на прессовке тряпок в тюки (тогда была организация “Утильсырьё”). Был человеком с чувством юмора, очень интересно рассказывал разные истории. Мы, ребятишки, любили слушать его многочисленные сказки. Учил он нас и по-своему писать. Напишет что-то, а мы должны были переписывать. У моей сестры получалось, она училась в школе. Письменность была очень трудной, по-арабски — какие-то закорючки, и справа налево надо писать.

Наш квартирант обычно никуда не ходил, разве что в магазин. Как теперь понимаю, был под надзором, но к нам сотрудники не приходили. Иногда с отцом они о чём-то подолгу беседовали. Дважды приезжала из Казани его жена, очень красивая моложавая женщина. Молился он, то есть, справлял свой намаз, ежедневно. Иногда начнёт читать сестрины книги или газету — и плюётся. Я думаю, ему не нравились места, где отвергалась религия.

Однажды в сентябре или в октябре (снега ещё не было) 1938 года, в 2 часа ночи пришли к нам три сотрудника НКВД. Произвели обыск, забрали книги и увели муллу. Мы, ребятишки, были напуганы и ошеломлены. Он попрощался с нами, и больше мы его не видели. Ходили слухи, что его расстреляли.

Не знаю, насколько опасен был тот мулла для государства, да и был ли, но его как человека до сих пор жаль, его лицо до сих пор помню.

Ещё хочу сказать про сестру, как она, по-теперешнему говоря, кроссворд решала. На корочках ученической тетради был рисунок Васнецова “Три богатыря”. Сестра сказала, что там есть какие-то буквы. Внимательно изучив рисунок, она выбрала все буквы в разных частях рисунка и сложила их по порядку. Получилось два слова: “Долой ВКПБ”. Так что были у советской власти и настоящие враги.

М. ФАТКУЛИН.

п. Новосёлово Красноярского края.

krasrab.net 24.01.2012


На главную страницу/Документы/Публикации/2010-е