Возвращение


В сельской библиотеке поселка Ангарский есть книга «Колокола памяти» – результат исследовательской проектной работы учеников Ангарской школы, участников волонтерского движения «Доброе сердце» и их руководителя – преподавателя математики Н.Д. Рожковой. В данную книгу занесены фамилии более ста человек (а о сорока из них – довольно подробные сведения), сосланных в разные годы на Ангару: тех, кто стоял у истоков возникновения поселка Ангарский, кто жил в нем и трудился, тех, кто оставил добрый след в памяти односельчан и потомков…

— До участия в проекте, посвященном жертвам политических репрессий, мы сильно не задумывались о том, что те отрывочные сведения, что есть у нас о наших предках, их жизни – это часть большой истории, – вспоминает Татьяна Фризен, выпускница школы 2008 года, активная участница «Доброго сердца». – А когда осознали масштабность, поняли, что в наших силах восполнить пробелы, недостающие сведения о тех, кто был сослан, кто жил и умер в нашем поселке. Мы начали собирать архивные свидетельства, фотографии и, конечно, записывать воспоминания родственников и односельчан. В итоге по результатам исследования мы с ребятами и Надеждой Даниловной написали книгу «Колокола памяти», которую передали в сельскую библиотеку.

Последний земной приют

Во время бесед школьников с ссыльными ангарцами часто всплывало имя Петра Вергуна. Кто-то называл его профессором, кто-то священником. Утверждали, что он похоронен на поселковом кладбище.

— Мы разыскали могилу П. Вергуна, – рассказывает Н.Д. Рожкова. – История жизни этого человека настолько заинтересовала меня и ребят, что мы продолжили сбор материала о нём. Кто он был на самом деле? Чем занимался? Почему сослали? Почему даже спустя многие годы после смерти его помнят и чтят? Мне кажется, благодаря воспоминаниям людей, сведениям, собранным по крупицам, мы смогли ответить на все свои вопросы.

7 февраля 2012 года исполнится 55 лет со дня смерти отца Петра Вергуна. Священник украинской греко-католической церкви, доктор философии, он всю жизнь посвятил Богу и людям. В 2001 году Папа Римский Иоанн Павел II, побывав в Украине, причислил отца П. Вергуна за его праведную и мученическую жизнь к лику блаженных.

Отец Петр Вергун до самой последней минуты жизни молился о том, чтобы умереть на родине, в Украине. Но сильно изношенный и подорванный за десять лет лагерных мучений и ссылки в Сибири организм не выдержал – ему было 66 лет, когда остановилось его сердце. До конца его нравственная сила оставалась непоколебимой, поражая окружающих.

— Несмотря на все недуги, невыносимое одиночество, он всегда был чрезвычайно приветлив и вежлив, на лице его никогда не было печали, он каждого приветствовал с улыбкой на лице, вдохновлял, помогал выживать, созидал Церковь в душах людей, – вспоминает один из ангарцев, бывший с о. Петром Вергуном до 1954 года.

И все же молитвы блаженного Священномученика были услышаны. Летом 2004 года его мощи были перевезены из Сибири, с кладбища поселка Ангарского, в Украину и торжественно помещены в Кафедральный храм Успения Пресвятой Богородицы г. Стрый. В августе часть мощей была перенесена в Городок, где родился блаженный, а в октябре – другая часть – в Германию, где иерей Петр в довоенные годы нес пастырское служение для украинцев-католиков, несмотря на нацистские гонения. Мощам приходят поклониться верующие. Святым местом остается и могила блаженного, за которой ухаживают ангарские волонтеры.

Священная миссия

Более двух лет готовилась специальная экспедиция для того, чтобы перевезти останки о.Петра Вергуна из Сибири на его родину. О том, как состоялась поездка, участники экспедиции рассказали украинским корреспондентам. Н.Д. Рожкова собрала все статьи, касающиеся этой поездки, некоторые перевела с украинского языка на русский. Мы думаем, что и нашим читателям будет интересно прочитать о том, как происходило это историческое событие, а также об отце Петре Вергуне в его годы жизни в Ангарском.

В экспедиции, которая проходила на протяжении 14-26 июля 2004 года, приняли участие отец Тарас Пошивак – канцлер Стрыйской епархии; Наталия Немировская – крестница блаженного, уроженка Ангарского, дочь Ивана Хандона – близкого друга о. Петра Вергуна в ссылке, член общественного фонда возвращения украинцев на родину «Источник»; отец Петр Пириг, администратор парафий сел Голешив, Лапшин и Новошино Жидачевского деканата Стрыйской епархии.

— Моему отцу, Ивану Хандону, художнику, после десяти лет воркутинских лагерей назначено было доживать свой век в Ангарском, – вспоминает Наталия Хандон. – Отец рассказывал, как на Енисее их посадили на баржу и отправили до Стрелки, а затем по Ангаре до поселка. Жили сначала в землянках, работали на лесоповале. Среди ссыльных были украинцы, эстонцы, литовцы, латыши, немцы и даже китайцы. В 1952 году, вспоминал отец, в Ангарский попал и профессор, епископ-отец Петр Вергун. Жил он в их доме. В нем и прошли последние годы жизни о. Петра.

Среднего роста, с военной выправкой, с седой бородкой, священник сразу расположил к себе братьев по несчастью. Из-за толстых стекол очков смотрели на них добрые, проникновенные глаза. Тяжело больной (туберкулез, язва желудка), он каждого, кто к нему приходил, мог поддержать, найти такие слова, что помогут, дадут надежду.

С моим отцом о. Петр сразу сблизился. Земляки, они имели много общего. На одной фотографии, датированной 1953 годом, о. Петр написал: «Прекрасному и дорогому другу Ивану Хандону на вечную память о совместно прожитых, лучших минутах в годы сибирской ссылки».

О. Петр рассказывал отцу о своей родине, о жизни украинской диаспоры в Берлине.

О. Петр предчувствовал свою смерть. На одной из фотографий он написал: «Моим любимым соседям с просьбой когда-нибудь помянуть добрым, тихим словом…».

В письме родным он написал: «Все прошу Всевышнего – не дай, Господи, на чужбине умереть, только на родной земле. Пока человек живет, дышит, он надеется. И я имею надежду. А там – воля Божья…»

7 февраля 1957 года, после тяжелой болезни, о. Петра не стало. Отец с друзьями одели его в одежду священника. На могиле поставили сначала березовый крест, а потом памятник...

Просматриваю фотографии, которые, как дорогую реликвию, берег отец и передал мне со словами: «Помни про о. Петра! Береги эти фотографии, придет час, когда они потребуются…». И такой час пришел.

— О перенесении мощей блаженного о. Петра Вергуна неоднократно говорили, на это надеялись обитатели Городка, где он родился. Но длительное время за это никто не брался, все ограничивалось разговорами, – рассказывает о. Тарас Пошивак. – Прошло немало времени, прежде чем удалось все урегулировать, получить разрешение и благословение. Когда владыка Юлиан назначил меня ответственным за экспедицию, я установил связь с о. Антонием Бадурой, деканом Красноярского края, чтобы выяснить, сохранилась ли могила блаженного и в каком она состоянии. Когда уже были готовы все документы, мы столкнулись со следующей проблемой: я вообще не знал той местности, разве что имел административные данные, что это поселок Богучанского района Красноярского края. Мы не знали, где конкретно находится могила о. Петра, то есть нам недоставало живой информации. Тогда я попробовал отыскать тех людей, которые еще могли помнить о. Петра Вергуна. По совету о. Ореста Фредини, я обратился к госпоже Наталии Немировской, работнице Сихивской районной администрации города Львова, члена общественного фонда возвращения украинцев на Родину «Источник». Оказалось, что о. Петр жил в их доме, и ее отец за ним присматривал. Кроме этого, Иван Хандон сделал исторические фотографии на похоронах блаженного. Эта встреча была настоящим открытием, потому что дала нам ту информацию, которой так недоставало. Поэтому логично, что вместе с нами поехала и госпожа Наталия, которая родилась в Ангарском.


Здание бывшей комендатуры где допрашивали Вергуна

— Поехав в Россию, мы знали, где и когда был похоронен о. Петр, мы имели фотографии похорон и могилы, которые сделал мой отец 50 лет тому назад, имели поручение семьи на право перевозки, но не знали, сохранилась ли могила и в каком она состоянии, – делится Наталия. – К тому же, огромную ответственность налагало на нас то, что мы должны были перевозить блаженного с соблюдением и государственного законодательства, и церковного. Мы не знали, удастся ли сразу найти могилу, но в случае успеха все нужные документы были подготовлены.

У каждого члена экспедиции были определенные обязанности: о. Тарас Пошивак должен был заботиться о том, чтоб все наши действия отвечали церковному законодательству, я – о соответствии государственному, о. Петр Пириг был оператором и отвечал за фото- и видеосъемки. Все члены экспедиции понимали, какая большая ответственность лежит на каждом из нас: сроки были минимальны, а выполнить мы должны были историческую миссию.

— Перед самой поездкой мы еще несколько раз встречались, обсуждали планы, решали, как именно нам добираться. Сначала мы хотели ехать автомобилем, но впоследствии увидели, что это нереально: такая поездка забрала бы у нас много сил и времени, потому, я считаю, хорошо, что мы от этого варианта отказались. Таким образом, 14 июля мы отправились в Киев, а оттуда – самолетом в Красноярск. Там нас встретил помощник о. Антония Бадуры, о. Евгений Спирка.

Уже на следующий день мы решили ехать в поселок Ангарский. Но нам сказали, что прямого соединения нет, а добираться следует поездом до ст. Карабула, а оттуда – автомобилем к самим Богучанам. Поездом мы ехали в течение полусуток, а в это время о. Евгений позвонил в Богучаны, и там нас встретила единственная в селе римо-католичка. Мы поселились в местной гостинице, поехали в Ангарский. До поселка из Богучан – 22 километра. Сначала нужно было доехать до реки Ангары, переправиться через нее, а затем еще 8 км ехать к Ангарскому. Уже когда мы были на берегу реки и ожидали паром, услышали неприятную новость, что старое кладбище уничтожено. Нас эта весть шокировала. Но впоследствии выяснилось, что о. Петра похоронили на новом кладбище, одним из первых, поэтому его могила сохранилась. Вскоре нашли ее по тем описаниям, фотографиям, которые оставил отец Наталии Немировской. Он был очень предусмотрителен, потому что обгородил могилу сплошным забором с вырезанными столбцами, по которым можно было узнать могилу блаженного. Конечно, она была в плохом состоянии, потому что за ней почти никто не присматривал. Когда-то кто-то посадил там цветы, но мы застали лишь куст шиповника. Он целиком разросся по могиле, и это, мне кажется, тоже помогло ее спасти. Кроме того, Иван Хандон сделал большую таблицу с надписью «Здесь отдыхает с. п. прелат др. отец Вергун Петр 1890-1957 год» (правда, от надписи мало что осталось).

– Это были достаточно тяжелые дни, – продолжает рассказывать отец Тарас Пошивак. – Во-первых, совсем другой часовой пояс, во-вторых, ощутимая разница в климате. Наше лето и лето в Красноярском крае – это две разных вещи. Температура воздуха постоянно переходила за 30 градусов выше нуля. К тому же очень много мошкары. От нее невозможно защититься, она лезет везде и кусает. Все средства от комаров, какие мы имели, спасали максимум на полчаса. Потому работать было трудно. К тому же в тот день погода была не слишком благоприятна, то солнце, то дождь, а мы должны были тщательным образом проверить вплоть до последней песчинки те останки, которые брали из земли. Мы трижды проверяли саму яму, ничего ли не осталось. Почва там песчаная, легко осыпается, потому мы должны были быть осторожными, чтоб песок опять не засыпал яму. После раскопок мы поставили памятник на место, ведь, невзирая на перенесение мощей, это место все равно остается памятным.

Когда мы уже сели на паром, возвращаясь в Богучаны, почувствовали значительное облегчение. Вспоминаю, мы плывем Ангарой, небо такое темное, медленно садится солнце, а мы переговариваемся между собой: «Все, наконец, о. Петр покидает место своей ссылки!»

По вере вашей воздастся

— Сам Господь и блаженный о. Петр заботились о нас, мы постоянно чувствовали эту поддержку, – уверена Наталия. – Большой помощью нам было и то, что в Богучанах и Ангарском до сих пор живет добрая память о моих родителях – Иване и Лесе Хандонах. Отцовы друзья – Мария Пивчук, ее сыновья Ярослав и Богдан, Виктория Буткус, Мария Лопадчак, ее сын Богдан – помогали нам, и эта помощь является бесценной.

Именно отец и его друзья – побратимы из Ангарского и Богучан (семьи Пивчуков, Буткусов, Лысюков, Дудичев, Бардюже, Лопадчака), которые при жизни блаженного с любовью относились к старому священнику, согревали его теплом своих сердец. Это они со всеми возможными почестями его похоронили, – тем самым уже тогда начав подготовку к поездке-возвращению, которая растянулась на 50 лет.

Очень нам помогли и римо-католики г. Красноярска – декан Красноярского края о. Бадура и о. Спирка.

Эта экспедиция завершила многолетний труд многих людей, которые с любовью к Богу, своей Церкви, с большим уважением к теперь блаженному о. Петру Вергуну приближали это время и которых, без сомнения, послал Господь выполнить последнюю волю блаженного и миссию возвращения на Украину наших духовных сокровищ.

Выражаю искреннюю благодарность владыке Юлиану Гбуру, семье отца Петра Вергуна и всем добрым людям, которых посылал нам Господь, за их помощь и поддержку, за понимание и доброту.

На основе видеоматериалов, что были сделаны в экспедиции, сняли документальный фильм о блаженном Петре Вергуне, автором сценария которого стал о. Тарас Пошивак. Премьера фильма состоялась в украинском г. Стрый.

— Было трудно поверить в то, что мощи блаженного священномученника Петра удастся перевезти в Украину, – отметил Владыка Юлиан. – Поэтому документальный фильм является не только отображением событий, произошедших в определенном времени и месте, но является доказательством Божьего благословения в процессе перенесения мощей и ответом на прижизненное желание о. Петра быть похороненным в Украине.

– В фильме мы пытались отобразить добродетели пастырского служения блаженного в условиях нацистской Германии и далекой Сибири, – рассказывает о. Тарас Пошивак – В обоих случаях это был героизм священномученника Петра и солидарность со всеми, кто его окружал, любовь, верность, первенство совести и прощения. Благодаря этому жизнь Блаженного не только наполнила содержанием красивые и истинные страницы истории Церкви, но и стала неотъемлемым сокровищем всего человечества. Начатый труд мы должны довести до конца, – убежден о. Тарас Пошивак. – Нужно собрать все материалы, что есть об отце Петре, и издать книгу, чтоб все, кто интересуется нашей историей, прочитав эту книгу, поняли, что о. Петр был не только мучеником за веру, а еще и чрезвычайно добрым и искренним человеком.

Можно сказать, что ангарские волонтеры со своим руководителем уже начали эту работу, внеся воспоминания односельчан об отце Петре Вергуне в книгу «Колокола памяти». Летом 2008 года они восстановили памятник на месте первого погребения блаженного и с тех пор поддерживают это поистине историческое место в порядке. Благодаря им ныне живущие потомки ссыльных знают о священномученнике, который в трудные времена ссылки поддерживал их родных, молился за них и верил, что однажды справедливость восторжествует и лишенные родины смогут обрести ее вновь. Как смог он сам. Хотя бы после смерти.

С. КУЧИНА.


Икона блаженного Петра (Вергуна)


Стрыйская епархия готовится к почтению блаженного священномученика Петра Вергуна


Отец Вергун с художником Иваном Хандоном


Памятник Отцу Петру после реставрации ( Лето 2008 года)


На главную страницу/Документы/Публикации/2010-е