Больше всего ссыльные боялись сибирских зим


Когда я приезжаю домой, обязательно читаю нашу районную газету «Сельская жизнь». В газете меня привлекают статьи, рассказывающие о людях трудовой славы. Считаю, что мой дедушка Анатолий Григорьевич Чубай заслужил, чтобы о его жизненном пути узнали жители нашего района.

Его родители жили на хуторе у села Хатынь Сосновского района Ровенской области. Держали хозяйство, растили хлеб. В семье подрастали дочери Галина и Вера. А в предвоенном 1940-м родились сыновья - близнецы Анатолий и Василий.

Села Западной Украины одними из первых оказались под фашистской оккупацией.

- Налетели самолеты, разбомбили деревни, пашни, - рассказывал дедушка. - Чудом уцелел хуторок, где жила наша семья. Но следом прошли войска. Пришлось хуторянам оставить хозяйство фашистам, уйти в лес. Около года скитались по лесам, но потом отец все же рискнул вернуться на хутор. Хозяйство, конечно, было разорено. Потихоньку, помаленьку стал восстанавливать. Да не успел толком ничего сделать - много ли за два года в войну отстроишь? В 1944-м через Хатынь прошли и отступающие фашистские и наступающие советские войска. Хутор снова оказался разоренным. Но его восстановление уже легло на плечи матери и сестер. Отца сразу призвали на фронт, где он вскоре и погиб.

Старшей Вере - 16, Галине- 12, а братьям по четыре года. Разруха, голод, нищета. Всю войну пуще глаза берегла семья лошаденку и корову-кормилицу. Они и помогли выжить в послевоенные годы. Ни за что не соглашалась Мария Васильевна отдавать их в колхоз.

В апреле 1950 года в дом пришли военные. Велели взять с собой самое необходимое и отконвоировали в областной центр, город Ровно. Здесь и узнала Мария Васильевна, что сама и дети ее являются преступниками, сочувствующими Украинской повстанческой армии и националистам, да еще и противниками советского коллективного хозяйства. А поэт¬му подлежат выселению в Красноярский край с конфискацией имущества.

Местом ссылки назначили леспромхоз в предгорье Саян, около поселка Майна. Места в наспех срубленных бараках всем не хватало, поэтому рыли землянки. Западные украинцы, привыкшие к благодатному климату, больше всего боялись сибирских зим. Мама и сёстры работали на лесозаготовках, близнецы учились в школе.

На уроки приходилось ходить пешком в Майну за четыре километра. Мой дедушка закончил семилетку и поступил в ремесленное училище №5 в Минусинске на курсы машинистов паровых установок. Потом работал в Подтесовской РЭБ флота машинистом на пароходе «Грузия». В 1960 году был откомандирован в Кононовскую РЭБ флота на должность второго помощника-механика на пароход «Кулибин». А через два года его призвали в армию. После службы вернулся в Кононово. Работал ка¬питаном-механиком до 2006 года, больше 40 лет. Дедушка имеет много наград за безупречную работу. В том числе - орден «Знак Почета».

Для него, как и для тысяч других людей, Сибирь стала родной. Сестры Анатолия Григорьевича тосковали по местам, где прошло детство. Когда получили право свободного перемещения по стране, ездили на Украину. А вот младшие Чубай привыкли к суровому Енисею. Нет места сердцу милее, чем берега могучей реки.

Алена ТРОФИМЧЕНКО, студентка Красноярского государственного педагогического университета

Сельская жизнь (Сухобузимское 23.10.2012


На главную страницу/Документы/Публикации/2010-е