Новости
О сайте
Часто задавамые вопросы
Мартиролог
Аресты, осуждения
Лагеря Красноярского края
Ссылка
Документы
Реабилитация
Наша работа
Поиск
English  Deutsch

Материалы (информация) произведены, распространены и (или) направлены учредителем, членом, участником, руководителем некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, или лицом, входящим в состав органа такой некоммерческой организации

Наша Анна


Не стало старейшей норильчанки Анны Васильевны БИГУС, узницы Норильлага, прожившей на Крайнем Севере более 60 лет, красавицы, певуньи, вышивальщицы, человека, чья главная правота — это доброта.

В Норильлаг двадцатилетнюю Анну Майданскую (это ее девичья фамилия. — Авт. ) привезли с Западной Украины 66 лет назад. С 1946 по 1955 год она, юная политзаключенная, жила в 6–м женском лаготделении. Норильск, несмотря на то, что бесценные годы жизни девушки были омрачены заключением, стал для нее второй родиной.

— То, что на дворе праздник, — рассказывала Анна в одном из интервью нашей газете, — узницы высчитывали по календарикам, которые им передавали с воли. Отмечали так: попили кипяточку, и — на нары.

В лагере Анна сначала получила направление на работу в швейную мастерскую. С организацией ГОРЛАГа в 1948–м узнала, что такое рытье котлованов на строительстве города, где ей предстояло жить. А в 1953–м заключенная Л–358 вместе с подругами пережила кровавую забастовку. Анну освободили в июле 1955–го, и она продолжила свою работу в качестве стрелочницы на железной дороге Медвежки.

Из воспоминаний Анны Бигус:

«Для меня сейчас одинаково дороги и улица, на которой я родилась, и Ленинский проспект, который я строила. Если я появляюсь в Алыкеле, мне кажется, что я уже на своей земле. Ведь здесь я прожила все сознательные годы... Все, что было до Норильска, как одно мгновение, тоже невеселое: то тюрьма, то гонения бессмысленные. Ну какой я политик? Я просто человек, родившийся на своей земле, которую я только и знала, и, естественно, любила. За это мне дали 10 лет лагеря и 5 поражений в правах».

***
«Хочу признаться, что в глубине души я даже рада, что сидела. В лагере я познакомилась с очень хорошими и талантливыми людьми. Когда наш этап встретился с украинским хором, мне показалось, что мои мама и отец воскресли. Особенно меня тронуло, что на одном из солистов была такая же, как у меня, гуцульская безрукавочка...».

***
В последние годы Анна Васильевна все реже появлялась на творческих вечерах, а ведь она всегда была на виду, активно участвуя в праздниках культурно– национальной организации «Украина» и других городских мероприятиях. В свои 86 Анна Васильевна практически не болела, вернее, не жаловалась на здоровье — вышивала очередной ковер с фольклорными орнаментами, собиралась продолжить занятия в любимом хоре.

В ее квартиру в Талнахе часто приходили школьники. Здесь для них развернута целая экспозиция из работ Анны Васильевны: рукоделием хозяйка занималась всю жизнь. Проводить эти встречи с душевными разговорами и обязательными чаепитиями и пирогами помогала Наталья Бигус, преподаватель Талнахской школы искусств, единственная дочь Анны Васильевны. Внуки — Василий и Анна — уже довольно известные музыканты, живут в Москве. Бабушка очень гордилась ими, ведь они воплотили в жизнь ее мечты. Музыка была спасением в лагерное десятилетие и счастьем в последующие годы.

«Очень хочу парчовое платье, — сказала она в одном из своих многочисленных интервью. — Когда я надеваю что–нибудь блестящее, я и сама начинаю блестеть...» А на вопрос, что можно попросить у волшебника, мудрая прекрасная Анна Васильевна ответила: «Не надо ничего просить. Ведь пока сам плечи не развернешь, дело не сделаешь, ничего и не получится».

Упокоится блестящий человек Анна Васильевна Бигус в Сыктывкаре.

Марина КАЛИНИНА

Заполярная правда. 26 октября 2012

Редакция благодарит сотрудников Музея истории освоения и развития НПР за помощь в подготовке материала


/Документы/Публикации/2010-е