Распутанная история


120 лет прошло со дня рождения Николая Николаевича Урванцева. Имя, знакомое каждому норильчанину, ныне звучит особенно часто. Горожане собирают деньги на памятник основателю города, горячо спорят, где должен стоять монумент и как он должен выглядеть. Личность Урванцева обрастает тайнами, вопросами и собственной мифологией.

Урванцев был действительно непростой личностью. Неутомимый, целеустремленный, фанатично преданный своему делу, вспыльчивый. Да и жить ему выпало в самую что ни на есть эпоху перемен. Оттого, наверное, сегодня снова всплывают «старые новости»: и о том, что изучать Таймыр его отправил Колчак, а не Ленин (именно за это Николай Николаевич в очередной раз попал в Норильск — уже заключенным), и о том, что первооткрывателем норильских богатств был Александр Сотников, а вовсе не Урванцев. Историки и краеведы выясняют и спорят: как правильно произносить фамилию — УрвАнцев или Урванцев. Оказывается, даже дата рождения знаменитого геолога — под вопросом. Этой теме на прошедшей Конференции исследователей территории — 2013 свой доклад посвятил Станислав СТРЮЧКОВ:

Станислав Стрючков – 17 января 1893 года в Лукоянове Нижегородской губернии родился мальчик Коля Урванцев. Отец его был средней руки купцом, (это, не самое благонадежное происхождение, впоследствии тоже сыграет свою роль в судьбе Урванцева). В 1918 году он окончил горное отделение Томского технологического института и начал работать в Сибгеолокоме... Все это время он праздновал свой день рождения так, как это было записано в его метрике, то есть 17 января.

Но в 1918 году Россия принимает григорианский календарь: 1 февраля становится 14–м. Григорианский календарь от юлианского отличается большей точностью, в юлианском из–за погрешности каждые 128 лет накапливаются лишние сутки. За то время, что Россия жила по григорианскому календарю, наша страна отстала от Европы на 13 суток. Поэтому по новому стилю все даты и праздники и сдвинулись вперед. В паспортах, которые в России ввели в 1932 году, всем россиянам записали новые даты рождения — на 13 дней позже. Николаю Урванцеву соответственно записали — 30 января. Именно эту дату — 30 (17) января 1893 года — он писал впоследствии во всех анкетах, автобиографиях и учетных листках и гостей на именины тоже приглашал 30 января.

Но вот Урванцев становится знаменитым ученым, геологом и первооткрывателем. И в конце 1960–х годов при формировании третьего издания Большой Советской Энциклопедии его имя попадает в 27–й том БСЭ. И в этом солидном издании значится совсем другая дата — 29 января. Почему? Энциклопедисты при составе БСЭ решили, что не будут прибавлять к старому стилю по тринадцать дней у всех, а вычислят дату рождения каждого по–своему, в зависимости от того, в каком веке человек родился, и на сколько к тому времени отстал от реальности григорианский календарь. Так как Урванцев родился в 19 веке, то ему прибавили 12 дней, тем, кто родился в веке 18-м, — 11 дней. В общем, всех по–разному сдвигали по календарю, отсюда и пошло расхождение на день.

Николай Урванцев в НорильскеНе знаю, читал ли Урванцев Большую Советскую Энциклопедию, но он подстраиваться под нее не стал и продолжал праздновать свой день рождения 30 января. И торжественное заседание в Географическом обществе в честь его 70–летия проходило 30–го, и 80–летие, и 90–летие тоже. Общественность, норильчане, Русское географическое общество, Институт геологии Арктики празднуют вместе с Урванцевым, и никто ему не указывает на то, что он делает это неправильно. Но в 1988 году, три года спустя после смерти Николая Николаевича, журналист Анатолий Львов пишет на заметку будущим биографам Урванцева: на самом деле справлять очередной юбилей надо 29 января. Спорить с этим было уже некому, и с тех пор укоренилась официальная версия — 29 января.

Казалось бы, не так важно: как произносить фамилию, когда праздновать день рождения. Если иметь в виду Урванцева как «икону» геологии — то, наверное, права Большая Советская Энциклопедия. А если помнить о человеке Урванцеве, то, наверное, нужно и день рождения отмечать вместе с ним, и ударение ставить, как он, и национальность определять, согласуясь с его мнением. Тут мы уже из научной области переходим в нравственную. И вообще, праздновать заранее — плохая примета.

***

Можно и нужно продолжать спорить, изучать, доказывать. Урванцев работал на Колчака? Да, действительно. Сидят геологи, мечтают об экспедициях, и вдруг в Сибири приходит к власти Колчак и дает деньги на Сибгеолком: в 1918 году снаряжается одновременно порядка 15 экспедиций. Просто красная власть не дала денег, а белая дала. За что потом и пострадали Урванцев, Котульский и многие другие геологи.

Первооткрывательство таймырских богатств – тоже вопрос неоднозначный. В геологии оно вообще не бывает единоличным: кто–то обозначил признаки месторождения, кто–то определил объемы, кто–то оконтурил. Поэтому у талнахского месторождения — 22 первооткрывателя, а у Норильска–1, даже на первый взгляд — четыре: купец–медеплавильщик Киприян Сотников, его внук Александр Сотников, геологи Урванцев и Воронцов. Если же искать самого первого, кто приложил руку к обнаружению богатств Таймыра, то первооткрывателями можно считать древних бронзолитейщиков, которые еще до нашей эры использовали норильскую медь.

Главный же вывод, который можно сделать из этих споров, — Норильску не хватает не только памятника Урванцеву – обязательно надо написать и биографию этого первооткрывателя, ответить на все вопросы. Как бы то ни было, Николай Николаевич — создатель города, первый и почетный житель Норильска, построивший первые здания. Как говорится — «наше все», и с этим не поспоришь.

Светлана ГУНИНА

Заполярная правда 01.02.2012


На главную страницу/Документы/Публикации/2010-е