А счастья ни одного дня не было


На страницах районной газеты мне хочется рассказать читателям о нашей юбилярше. 16 марта ей исполнилось 85 лет. Звать мою героиню Амалия Фридриховна Власюк.

Родилась она в селе Луговое Ровенского района Саратовской области на Волге. В семье росло трое детей: Мила, Амалия и брат Фёдор. Отца в 1937 году забрали без объяснений, больше он не вернулся. В 1941 году всех поразила страшная весть: в связи с развернувшимися военными действиями с Германией объявили о массовом срочном переселении немцев из Поволжья. На сборы было отведено 24 часа.

Из рассказа Амалии Фридриховны:

«Побросав всё нажитое, мы уезжали ни с чем. Можно было взять только узелки с тёплыми вещами. Всё бросили там. До Красноярска нас везли поездом в душных переполненных вагонах. С нами этапировали немецкие семьи из нашего же села: Цветих, Лейком, Дуквин, Кнауб. В Красноярске нас на речном вокзале погрузили на баржу и отправили В Юксеево. А из Юксеево обозом на лошадях увезли в Межово. Это была холодная осень 1941 года.

В один дом расселяли по три семьи – в доме пусто, нам досталась небольшая комната квадратов 12, спали все на голом полу. Тяжело было с едой. Кое-как перезимовали, пришла весна – мы стали ходить в лес за саранками, копали корни и ели. Ели лебеду, траву всякую, а когда взошла картошка, нижние листья обрывали, ошпаривали кипятком – это был обед. Вещи, которые нам разрешили захватить с собой, все променяли на еду. Когда есть было нечего – ходили, как говорят, «по миру» с протянутой рукой. Ходили по соседним деревням: в Лакино, Шестаково, Пермь. Всякое случалось: кто подавал, кто палками гнал, а самые «добрые» – собак натравливали.

Ах, как тяжело нам, немцам, было выживать на чужбине. Без горьких слёз не проходило и дня. Причин много: во-первых, нас дразнили «фашистами», во-вторых, мы не могли общаться – не знали русского языка. Да и одеться было не во что, в школу старались не ходить. Благо, что у себя на родине в Поволжье успела три класса окончить.

Чтоб как-то прокормиться и выжить, нанимались к соседям вскапывать огороды под картошку. У самих семян для посадки картофеля не было.

Помню, мама свою костяную перламутровую гребёнку променяла на очистки, чтобы посадить и вырастить картошку. С картошкой стало легче жить.

Всякими способами добывали еду, никакой работы не чурались. Ходили в лес веники вязать для овец. Однажды меня в 15 лет поставили на прицеп, а я не могу рычаг поднять – силы нет. Убрали и отправили на ферму воду греть. Дрова пилили вручную, грели воду, варили турнепс. Утром вставала в три часа и шла на работу. К приходу рабочих надо было всё успеть. Приходилось нести труды и заботы до изнеможения.

Работала на совхозной базе за Подъёмной речкой; ночевали там – домой не отпускали. Варила еду для рабочих. Рядом со мной трудились такие же подростки: Лыткина Лена, Кулешова Шура, Стаценко Шура, Сочкова Шура – на своих коровах боронили землю. Сеяли вручную. Осенью, когда поспеет зерно, взрослые женщины косили литовками с гребками, а мы – девчонки – вязали снопы и скирдовали в кучу. Через сутки эти снопы кидали на фуру (тележка) и отвозили на коне к сложке. Ребята, которые постарше, брали эти снопы и подавали в барабан. В барабане молотилось зерно. Потом это зерно увозили в Юксеево Егоров Лёня, Копов Федя и Манчев Вася. Вот так тяжко доставался хлеб ссыльным поселенцам.

С 1957 года поставили работать свинаркой. С 1969 по 1970 год работала няней в детском саду. Потом поваром в столовой много лет – в летний период. А зимой работала техничкой в конторе. В 1983 году ушла на пенсию.

Жизнь прожита честно, а счастья ни одного дня не было! Замужем счастья тоже не видала. Вышла замуж в 1948 году. Родила четверо детей. В 1962 году мужа в лесу придавило лесиной, перебило тазовую кость и позвоночник. После этой травмы он 17 лет пролежал в постели.
В 1962 году неожиданно загорелся дом, и в дыму задохнулись два сына. Я была на работе. Некому было оказать помощь детям, и они погибли. Коля, ему было 3 годика, и Серёжа, ему был 1 годик. Вечная им память».

Рассказ Амалии Фридриховны о нелёгкой жизни наводит грусть. В настоящее время она сильно болеет. Совет ветеранов навещает её. Соцработник помогает по хозяйству. Она очень благодарна своей падчерице Людмиле. Людмила живёт не очень близко, но ежедневно по 2-3 раза в день до и после работы навещает Амалию Фридриховну. Где надо поможет, а где добротой и лаской душу обогреет и сердце успокоит.

С 1983 года Амалия Фридриховна носит звание «Ветеран труда Красноярского края». С 2001 года – звание «Ветеран труда РФ». Труженица тыла. Имеет свидетельство «О реабилитации жертв политических репрессий», в 1977 году – звание «Ударник коммунистического труда». Вся её трудовая деятельность отмечена множеством почётных грамот и поощрений.

Дорогая Амалия Фридриховна! Жители нашего села и совет ветеранов поздравляют вас с юбилейной датой. Желаем крепкого здоровья и душевной теплоты! Пусть родные и близкие окружают вас заботой и вниманием. Будьте счастливы!

Надежда Ганина, село Межово.

НОВОЕ ВРЕМЯ, № 13, 30.03.2013.


На главную страницу/Документы/Публикации/2010-е

Красноярское общество «Мемориал» НЕ включено в реестр общественных организаций «иностранных агентов». Однако, поскольку наша организация входит в структуру Международного общества «Мемориал», которое включено в данный реестр, то мы в соответствии с новыми требованиями российского законодательства вынуждены маркировать нашу продукцию текстом следующего содержания:
«Материалы (информация) произведены, распространены и (или) направлены учредителем, членом, участником, руководителем некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, или лицом, входящим в состав органа такой некоммерческой организации».
Отметим также, что Международный Мемориал не согласен с этим решением Минюста РФ, и оспаривает его в суде.