Жизнь, посвященная народу


11 мая исполнился 121 год со дня рождения хакасского просветителя, общественного деятеля, первого дарителя Хакасского краеведческого музея Кирилла Тодышева.

Судьба Кирилла Семеновича Тодышева, думаю, многим покажется интересной. Он родной брат моей любимой бабушки Елены Семеновны. А всего в семье было шестеро братьев и две сестры. Родители воспитывали детей трудом. Мальчишки, например, умели косить и стоговать сено, запрягать коней, ухаживать за домашним скотом... Парни выросли самостоятельными, работящими, домовитыми, поэтому им и удалось создать свои крепкие хозяйства.

В конце 1920-х — начале 1930-х годов семья Тодышевых попала под репрессии. Всем досталось: кого-то отправили в Томскую область, кого-то из Аскизского района переселили в Ширинский... Кирилла выслали в Приангарье. Но это будет потом.

Тяга к знаниям

А пока шла обычная трудовая жизнь большой семьи. Родители, заметив тягу самого младшего сына к знаниям, отдали Кирилла в Аскизское двухклассное сельское училище. Вначале учеба 11-летнему мальчику давалась нелегко (русский-то язык все равно что иностранный), но Кирилл оказался упорным и настырным. Все пять лет учился с охотой, с удовольствием, с прилежанием. Вероятно, уже тогда он задумал стать педагогом. В 1908 году Кирилл поступил в Красноярскую учительскую семинарию. Студенты изучали русский язык, литературу, арифметику, геометрию, физику, естествознание, историю, географию. Кроме того их учили красиво писать, кратко и точно излагать свои мысли, рисовать, играть на скрипке, балалайке, гармошке... Тодышев, зная, что во многих хакасских деревнях нет ни школ, ни учителей, словно губка, вбирал в себя все, что давали преподаватели. Он и самостоятельно занимался, много читал, писал, приобретал литературу. Видя серьезное отношение хакасского юноши к учебе, преподаватели всячески ему помогали.

В характеристике Кирилла Тодышева, написанной за год до окончания семинарии, отмечено, что он имеет спокойный характер, умеет общаться с людьми, обладает чувством юмора, тактичен, дружелюбен, надежен.

Его ученики чувствовали себя артистами

В 1912 году выпускника учительской семинарии назначили руководителем школы в Усть-Чуле. Естественно, что ребятишки из аскизской глубинки ни слова не знали по-русски. Однако же за короткий срок освоили новый язык. А все потому, что на уроках Кирилла Семеновича они чувствовали себя не просто учениками, а артистами и переводчиками. Вместе с учителем ставили сценки, пели песни на двух языках, переводили поговорки, пословицы... Внутренняя интуиция, любовь к детям, знания, полученные в семинарии, подсказывали учителю, что и как делать, чтобы ученики с желанием шли в школу.

Он умел доставлять радость всем, кто был рядом. Представьте себе то время, когда в хакасских селениях не знали такого праздника, как Новый год. Усть-чульцам его открыл Тодышев. Вместе с учениками он наряжал елку, готовил костюмы зайчиков, снежинок, разучивал песенки, сценки, учил их танцевать. Родители, впервые присутствовавшие на елке, веселились и радовались не меньше детей и, конечно, гордились ими, настоящими артистами. Эхо замечательного праздника разошлось по многим аалам. Потом устьчульцы отпраздновали и Первомай.

Кирилл Семенович прививал своим ученикам любовь к труду, бережное отношение к окружающему миру, к людям, к народным традициям и обычаям. Для этого он привлек к кружковой работе чатханистов, певцов, сказителей. Дети учились играть на русских и хакасских музыкальных инструментах.

А сам, влюбленный в красивый и выразительный родной язык, продолжал сбор фольклора: записывал легенды, предания, сказания, пословицы и поговорки. Накопленный материал лег в основу представления “Хакасская свадьба”. Более 40 человек участвовали в постановке. Они пели тахпахи, танцевали, играли на чатхане, состязались в остроумии. Пословицы и поговорки не сходили с уст артистов...

Слух об игре, полной музыки, юмора, веселья, дошел до уездного центра. И летом 1915 года состоялась премьера на сцене Минусинского драматического театра! Публика, до отказа заполнившая зал, восторженно встретила постановку. Потом в газете “Минусинский листок” появилась статья о Кирилле Тодышеве и его спектакле “Хакасская свадьба”.

Надо ли говорить, что за годы жизни в Усть-Чуле Кирилл Семенович стал родным буквально для каждой семьи. Ведь он не просто знал их беды, но и помогал чем мог. И потому большим огорчением для местных жителей стала весть о том, что Тодышева переводят руководить школой в Райково. Его не хотели отпускать, но приказ есть приказ. Устьчульцы установили очередь, чтобы в знак уважения и благодарности пригласить учителя в свой дом. Провожали его всем селом до околицы и стояли там до тех пор, пока повозка учителя не скрылась из виду. В памяти сельчан он остался красивым человеком, с мягким, спокойным взглядом, с жизнерадостной улыбкой. Запомнился как незаурядная личность, как созидатель, мудрый и надежный друг, радетель за сельчан.

В Райкове Кирилл Семенович работал вдвоем с Клавдией Терентьевной Чудогашевой. Двери в школу не закрывались, после уроков начинали работать кружки. Молодежь под руководством учителя готовила художественные номера. Односельчане — и даже жители Минусинска и села Усть-Абаканское (ныне Абакан) — с удовольствием посещали концерты, искрившиеся народным юмором и весельем.

С любовью к родному языку

В 1924 году решением Хакасского уездного исполкома была образована комиссия из представителей национальной интеллигенции, свободно владевших диалектами родного языка, для создания хакасской письменности. В комиссию вошли учителя, знавшие диалекты, К.С. Тодышев, А.Т. Казанаков, К.К. Самрин, М.И. Райков, И.М. Киштеев и другие. А возглавил комиссию председатель Хакасского уездного исполкома, бывший учитель с высшим образованием Г.И. Итыгин.

Спустя несколько месяцев на 1-м уездном съезде Советов (он проходил с 7 по 12 ноября 1924 года) К.С. Тодышев представил хакасский алфавит. В том же году на научной конференции в Новосибирске он поднял больные вопросы: в хакасских школах не хватало учебников и письменных принадлежностей, а главное — не было национального букваря. Тодышеву и поручили его подготовить. Кирилл Семенович выполнил задание в самый короткий срок. Причем он не только составил тексты, но и сделал рисунки с надписями. Букварь издали тиражом 3000 экземпляров. Это было поистине уникальное событие: первоклассники впервые учились по настоящему учебнику, написанному на родном языке.

А ведь букварь мог и не увидеть свет, если бы не Георгий Итыгин. Об этом я узнала из архивного документа — письма Георгия Игнатьевича к уполномоченному ОГПУ: “Те недостатки, на которые указывали методисты, мы на них тоже указывали, но считали и считаем чепухой. Главное — идея и подбор материала. Мы давно предложили т. Тодышеву внести исправление, что им и сделано. Я, конечно, очень внимательно отношусь к учителям-хакасам, авторам учебников, так как это дело новое, опыта нет (...) Тодышев еще не сдал свой букварь, и если что он выкинет, то виновата будет шовинистическая пропаганда и хакасское малодушие. Однако думаю, что у нас будет не хуже, чем у наших русских товарищей”. И получилось. И очень даже неплохо.

Следом вышел еще один учебник Тодышева — для чтения (второй класс). Подготовить его было совсем не просто. Дело в том, что тогда еще не было хакасского литературного языка (употреблялись диалекты), не было и художественной литературы. Поэтому автору пришлось самому составлять тексты для чтения. Причем он максимально приблизил их к повседневной жизни: показал труд сельского труженика, познакомил с сельскохозяйственной техникой, рассказал об установлении советской власти, о революционной деятельности М.И. Калинина, В.И. Ленина.

Юрта в дар музею

В сентябре 1928 года Главнаука приняла постановление “Об оживлении музейной работы среди национальных меньшинств”. И уже 11 февраля

1929-го было решено создать на общественных началах краеведческий музей в Усть-Абаканском. В музей, который возглавил В.А. Рюмин, первыми в качестве экспонатов поступили палеонтологическая коллекция И.К. Баженова и юрта в полном убранстве К.С. Тодышева. Позднее известный этнограф К.М. Патачаков напишет, что 28 апреля 1929 года учитель на телегах несколько раз привозил в Абакан подаренное. Восьмистенную юрту с 236(!) предметами невозможно было привезти за один раз. На митинге, на который собрался народ, Тодышева благодарили за бесценный дар. Это был готовый дом со всеми принадлежностями — заходи и живи. Он стал основой этнографической коллекции, отражавшей традиции, быт, культуру хакасского народа. Юрта стояла там, где сейчас находится фонтан на Театральной площади Абакана. К великому сожалению, она утеряна в связи с многочисленными переездами, исчезли и предметы домашнего обихода, не сохранилась целиком и опись.

Обнаружена лишь последняя страница акта, где есть подпись и указано: “Сдал К.С. Тодышев. Принял: зав. музеем В. Рюмин. 3 мая 1929 г. Усть-Абаканск”.

Есть предположение, что часть коллекции все-таки находится в музее, только под другими инвентарными номерами.

Как бы то ни было, факт дарения есть, документально оформлен. Реконструированная юрта сейчас является центром этнографической экспозиции в краеведческом музее, неизменно привлекающим к себе внимание посетителей.

“Любим и уважаем всеми…”

В энциклопедии Республики Хакасия Тодышеву посвящено несколько строк: “…работал в школе а. Райков, школах г. Красноярска (1930 — 1940 гг.)…Занимался культурно-просветительской работой, принимал активное участие в открытии музея в г. Абакане (1931)”. В этих строчках есть неточности.

Мирьям Черткова, много лет преподававшая в Абаканском пединституте, а затем и в ХГУ, в своих воспоминаниях отмечает, что “трудился он не в Красноярске, а в начальной малокомплектной школе совхоза “Решающий” Удерейского района на Ангаре”. Да, именно туда был сослан репрессированный Кирилл Тодышев. “В этом суровом краю Восточной Сибири, среди разноязыких представителей переселенных народов К.С. Тодышев отличался внешне и внутренне, — вспоминает Мирьям Семеновна. — Был черноголов, всегда спокоен и подтянут, интеллигентен, любим и уважаем всеми: детворой, родителями, остальными жителями деревни… И Кирилла Семенович одинаково любил всех детей: русских, татар, чувашей, мордву, финнов. И не только любил — помогал им не забыть родной язык и культуру, не стесняться быть представителем “малых” народов в русскоязычной среде… Дети на школьных утренниках выступали с песнями, стихами на родном языке”.

В 1945-м учитель с семьей уехал в Красноярск, а спустя два года его не стало.

1892 — 1947 годы. Что стоит за этими двумя датами? Жизнь, посвященная народу. И я присоединяюсь к словам Мирьям Чертковой: “Имя Кириллы Семеновича Тодышева должно быть вписано золотыми буквами в историю хакасской культуры”.

Аграфена ЧЕПАШЕВА,
старший научный сотрудник Хакасского национального
краеведческого музея имени Л.Р. Кызласова

P.S. Достойным продолжателем рода, из которого вышел Кирилл Семенович, стал научный сотрудник Института ядерной физики СО РАН Корнелий Тодышев. Имя талантливого физика из Новосибирска, ставшего лауреатом премии президента России в области науки и инноваций для молодых ученых за 2012 год, недавно облетело всю страну. Так вот прадедушка Корнелия был родным братом героя нашей публикации.

Хакасия 15.05.2013


На главную страницу/Документы/Публикации/2010-е